Доступность ссылки

Из России: «Солидарность с афганскими женщинами»


Кабул, Афганистан, август 2021 года

Во многих странах мира прошли демонстрации в поддержку Афганистана и афганских женщин после того, как страна оказалась под властью движения "Талибан". В Москве, однако, пикеты солидарности с женщинами Афганистана закончились задержаниями и многотысячными штрафами.

23 августа возле посольства Афганистана в Москве состоялись одиночные пикеты в поддержку афганских женщин – полиция задержала шестерых человек. Двух из них, активисток левых движений "СоцФем Альтернатива" и "Социалистическая Альтернатива" Ксению Безденежных и Анну Павлову, оштрафовали на 200 тысяч рублей каждую – за повторное нарушение правил проведения публичных мероприятий. Не спас активисток и свойственный современным сторонникам левых взглядов антиамериканизм: по их мнению, на США лежит не меньшая, чем на талибах, вина за происходившее с афганскими женщинами все последние годы – хотя это утверждение и не подкрепляется достаточным количеством фактов.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

В прошлый период правления талибов в Афганистане, с 1996 по 2001 годы, женщины не имели права передвигаться по улицам без сопровождения близкого родственника мужского пола. Жесткие ограничения для женщин были также в сфере образования и при трудоустройстве. От них требовали носить бурку, полностью укрывающую тело. За нарушение женщину могли казнить. После прихода в страну войск международной коалиции ситуация начала меняться, хотя и крайне медленно.

В этот раз талибы обещают, что женщинам будет позволено учиться, работать, выходить из дома в том виде, в каком они сами сочтут нужным, и без сопровождения родственника-мужчины, которого в местной культуре называют махрамом. Требование об обязательном сопровождении женщины махрамом будет касаться лишь тех случаев, когда женщина отправляется в поездку на три дня или дольше, заявлял представитель талибов Забихулла Муджахид.

Уже 29 августа стало известно, что "Талибан" запретил департаменту культуры и информации провинции Кандагар в Афганистане допускать до эфира на радио и телевидении женщин-ведущих. Ранее талибы временно запретили женщинам выходить на улицу и на работу, пока "не наладится система обеспечения их безопасности".

Радио Свобода поговорило с участницей пикета в Москве Ксенией Безденежных о том, как прошла акция в поддержку афганских женщин в Москве и чего активисты требуют от российских властей.

– Почему вы решили принять участие в этой акции? За это вам грозило 30 суток в спецприемнике, так как у вас уже был один протокол за нарушение порядка проведения публичных мероприятий.

– Мы связались с женщинами, которые ведут борьбу сегодня в Афганистане. Мы видим, как протесты солидарности с афганскими женщинами проходят по всему миру. В России и Китае они полностью отсутствуют, хотя это, по сути, единственные страны, которые не вывезли своих послов и сейчас пытаются сотрудничать с талибами. Сотрудничать для увеличения собственного влияния в регионе и извлечения максимальных выгод, по сути, на крови, в том числе на крови афганских женщин и мирных жителей. Мы решили организовать пикет солидарности с афганскими женщинами, которые сегодня борются.

Женщины были первыми, кто вышел на протесты после взятия власти талибами. Несколько десятков женщин вышли с пикетами к президентскому дворцу. Они были окружены вооруженными террористами, но это их не остановило – они вышли протестовать и бороться за свои собственные права. Когда смотришь на борьбу афганских женщин и мужчин, которые сопротивляются, выходят на демонстрации в условиях тотальной бедности, страха, нищеты и беззакония, то в целом 30 суток ареста или многотысячный штраф не кажется чем-то слишком страшным.

– Что оставшиеся в Афганистане женщины, с которыми вы контактировали, рассказывают о своем положении сейчас? Каким они видят свое будущее?

– Это левые активистки из революционной ассоциации женщин Афганистана, она существует с 1977 года. Последние 20 лет они выступали против американского империализма, они заявляли, что уровень прав женщин увеличился незначительно. Те же самые лидеры Северного альянса, с которыми активно сотрудничали американцы и блок НАТО, точно так же насиловали и убивали женщин. Но женщины против этого боролись. Сегодня они борются непосредственно против фундаментализма и выступают за светское государство, демократические права и самоопределение нации без вмешательства иностранных войск.

– Но ведь, как только уменьшилось вмешательство иностранных войск, талибы туда и пришли.

– По сути, именно империалистическое вмешательство – сначала советская оккупация, потом американское вторжение под лозунгами борьбы с терроризмом и борьбы за права женщин – усилило влияние талибов. И они среди местных жителей воспринимались как меньшее из зол, неким освободительным движением, что таковым не является. Но именно империалистическое вмешательство усилило это движение, и об этом говорят сами афганцы.

– Был ли у вашей акции какой-то конкретный адресат?

– В первую очередь мы хотели выразить солидарность с женщинами. Понятно, что до очень малого количества людей в Афганистане дошла информация о наших пикетах, учитывая количество людей, которые пользуются интернетом на территории Афганистана – по-моему, это около 14% по всей стране. Также у нас были лозунги "Предоставить убежище для всех нуждающихся афганок и афганцев". Было уже несколько случаев депортации афганских беженцев из РФ. Также мы выступаем против сотрудничества властей с "Талибаном". Но, к сожалению, не все плакаты успели развернуть.

– Вас задержали достаточно быстро. Полиция была готова к тому, что вы туда придете?

– Там было усиление. В суд как раз были вызваны свидетели обвинения – сотрудники полиции, которые осуществляли задержание у посольства Афганистана. Они сказали, что к ним вышли послы, напуганные тем, что какие-то девочки стоят с плакатами, и это необходимо остановить. Учитывая, что мы видели там сотрудников Центра по противодействию экстремизму, один из которых потом присутствовал в отделе полиции и в суде, а также усиление патруля у посольства говорит о том, что нас там ждали.

– А кого-то из посольства вы видели?

– Меня задержали первой, так как я первой встала в пикет, я не знаю, что там происходило дальше. Очевидцы говорят, что сотрудники посольства выходили во время пикетов и не очень понимали, что происходит.

– Как с вами обращались полицейские? Они говорили что-то о теме вашей акции?

– Кстати, полиция вела себя вполне неплохо по сравнению с предыдущими задержаниями, с которыми я сталкивалась. По вопросам лозунгов с нами не общались. Очень много в соцсетях было непонимания со стороны совершенно разной аудитории, чем могут помочь пикеты афганским женщинам, зачем это нужно. Мы выступаем за интернациональную солидарность. И для нас было очень важно проявить эту солидарность против империализма, фундаментализма и капитализма.

– Как вы думаете, услышали ли российские власти ваш протест и ваши требования?

– Я думаю, что скорее нет. У России, судя по тому, что происходит сегодня, имеются большие планы на Афганистан, разработку афганских земель и добычу ресурсов. Боюсь, что российским властям, как американским и европейским, абсолютно плевать на мирных жителей Афганистана. Они преследуют исключительно свои собственные экономические интересы. Сомневаюсь, что эта акция способна противостоять каким-то образом империалистическим амбициям России. Так или иначе, это привлечение внимания к проблеме и попытка вовлечь в борьбу за права женщин максимальное количество людей.

– Если бы вдруг российские власти захотели что-то сделать, как-то помочь женщинам Афганистана, есть ли у них, на ваш взгляд, какие-то возможности и ресурсы для этого?

– Исключительно гуманитарная помощь, отсутствие каких-либо контактов, в том числе дипломатических, с "Талибаном", и предоставление убежища для всех желающих.

– Акции в поддержку Афганистана и афганских женщин прошли во многих странах Европы. И в СМИ не было сообщений о массовых задержаниях, арестах или штрафах. Как вы думаете, почему именно в Москве все произошло достаточно жестко? Все-таки 200 тысяч – это огромный штраф.

– Мы видим, как государство активно подавляет абсолютно любую, даже самую маленькую и безопасную протестную активность и выражение какого-то гражданского мнения, особенно если оно организованное, если люди солидаризируются. Видимо, власть испытывает очень большой страх перед людьми, которые стоят с плакатами. Мы видим это уже многие годы. Перед выборами мы видим усиление репрессий. Непонятно, что будет дальше, но так или иначе эти репрессии сегодня не останавливают нас в борьбе: мы готовы выходить дальше, пусть это будет угроза огромных штрафов, административных арестов или уголовных преследований, например, по "дадинской" статье.

– Если вы выйдете на акцию еще раз, то у вас уже будет набор к "дадинской" статье?

– Насколько я знаю, именно с четвертого задержания. 2 сентября у меня будет суд по 20.2. часть 2 КоАП – это организация публичного массового мероприятия без уведомления местных властей. Суд был перенесен уже в третий раз. И судья сказала, что если я не явлюсь самостоятельно, значит, меня туда доставят. Скорее всего, это означает, что все-таки в ближайшее время я уеду на 15 суток, несмотря на то что в этот раз мне не вменили 30 суток, а дали штраф, что является большой редкостью сегодня. Соответственно, уже следующее задержание – это риск применения "дадинской" статьи.

Ситуация абсурдная. За агитационный куб, который можно использовать, вменять арестную статью! (Ксению Безденежных задержали у агитационного куба, когда она собирала подписи для выдвижения на выборы в Госдуму. – Прим. РС).

Это показывает абсолютную несогласованность действий и трактовки законодательства сотрудниками полиции и избирательной комиссии. Член окружной избирательной комиссии предоставил мне справку о том, что агитационные материалы, их макеты, счета на оплату и так далее, полностью соответствуют избирательному законодательству. Это те агитационные материалы, которые я могу свободно использовать в рамках сбора подписей. Но сотрудников полиции это не убедило. Насколько мне известно, распоряжение все-таки составить протокол было дано префектурой округа.

– Что вы планируете делать дальше? Есть ли у вас возможность выплатить штраф в 200 тысяч?

– Естественно, у меня нет таких денег. Я не знаю людей, которые могли бы себе позволить выплатить штраф в несколько сотен тысяч за участие в мирном протесте, если не обращаться к сбору пожертвований. На текущий момент мы подаем апелляцию, дальше идем в ЕСПЧ. Если Мосгорсуд оставит решение в силе, то нужно будет применять решение: отказываться от оплаты штрафа и жить несколько лет с арестованными счетами и постоянным вниманием судебных приставов или пытаться собрать эти деньги, тем самым заявить о некой легитимности решения суда. Пока решение не принято.

Боец "Талибана" проходит мимо салона красоты с изображениями женщин, замазанных краской, 18 августа 2021
Боец "Талибана" проходит мимо салона красоты с изображениями женщин, замазанных краской, 18 августа 2021

– Есть ли у вас какие-то планы насчет поддержки женщин в Афганистане на ближайшее будущее?

– Мы сейчас стараемся связываться с женщинами Афганистана, которые ведут там борьбу. Интернациональная феминистская организация, с которой мы периодически общаемся, также провела пикеты солидарности с афганскими женщинами. Акции прошли в Ирландии, в Бельгии. Мы стараемся организованно по всему миру выходить к посольствам, заявлять о солидарности и требовать от властей по всему миру предоставлять убежище для беженцев. Каким образом действовать в России – пока не очень понятно. Уличная активность, к сожалению, не находит сейчас откликов, потому что многие люди после январских протестов не могут себе позволить быть арестованными – для многих это будет уже повторное нарушение правил проведения публичных мероприятий. Возможно, будем делать какую-то кампанию в интернете.

– Каково это, поднимать в России проблемы женщин? Опасно ли это?

– Последние пару лет – да, опасно. Если раньше женщин и вообще феминисток не воспринимали как какую-либо угрозу, после событий 27 июня прошлого года, когда по всей России прошли пикеты за Юлю Цветкову и прекращение ее уголовного дела, мы увидели, что женщин и феминистские акции также стали активно разгонять. За активистками, которые занимаются не только фемактивизмом, но и как бы политическим общегражданским активизмом, активно следят сотрудники Центра "Э".

Перед акцией 14 февраля в Москве и Санкт-Петербурге – цепи солидарности с женщинами-политзаключенными – в канале "Мужского государства" появились персональные данные многих активисток "Соцфем альтернативы", включая адреса проживания, ссылки на аккаунты в социальных сетях, номера телефонов ближайших родственников, места учебы. Позже мы увидели абсолютно такие же данные в рапорте Центра "Э" по результатам мониторинга наших соцсетей и проверки записей с камер видеонаблюдения на январских протестах.

Сегодня против феминистской борьбы выступает как само государство, так и правые группировки, и очень многие либеральные деятели оппозиции, но солидарность сильнее.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG