Доступность ссылки

«Россия играет себе во вред»: к чему приведет блокада Керченского пролива


Керченский мост

Европарламент призвал страны-члены Евросоюза закрыть доступ в порты для российских судов, приходящих из Азовского моря, пока Россия не разблокирует Керченский пролив. В резолюции от 12 декабря парламентарии осудили акт агрессии России против Украины, совершенный 25 ноября в Керченском проливе, а также призвали страны Евросоюза принять новые санкции в отношении России, если она не освободит захваченных украинских моряков.

10 декабря помощник председателя Государственной пограничной службы Украины Олег Слободян сообщил, что Россия продолжает блокировать проход более сотни судов в районе Керченского пролива. По его словам, Россия «пропускает суда, но все равно время задержки судов достаточно большое».

Первый заместитель руководителя департамента береговой охраны Пограничной службы ФСБ России Алексей Вольский заявил, что российские силовики якобы защищают Керченский мост от Украины:

«Не вызывает сомнений, что главными провокационными нападками подвергалось строительство и начало эксплуатации Крымского моста через Керченский пролив. Как вам известно, регулярно звучали заявления на различных уровнях, различных представителей Украины о необходимости уничтожить Крымский мост. Пограничная служба ФСБ России была вынуждена увеличить количество кораблей, катеров в районе Керчь-Еникальского канала, а также организовать более интенсивную проверку судов, следующих этим судоходным путем. С единственной целью – минимизировать угрозы в отношении строительства моста и этого судоходного канала».

Российский журналист в области морской тематики, главный редактор интернет-издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко не верит словам представителей ФСБ.

– Я расцениваю это как пропаганду: «Совинформбюро уполномочено сообщить». Эти проверки с российское стороны, естественно, незаконны. Всем все настолько понятно, что скучно даже разговаривать на эту тему. Россия нашла слабину и тычет в рану изо всех сил палкой. Единственное, что в состоянии образумить Россию, – противодействие, которое она бы почувствовала. Я против военных действий, но считаю, что если бы реально нашли пути, возможности предъявлять России иски за каждую неправомочную, необоснованную, неоправданную задержку, потом по этим искам можно что-то взыскивать. Второй вариант – отказ Украины от совместного с Россией использования Азовского моря, чтобы и оно, и Керченский пролив получили особый статус. Тогда корабли НАТО смогут войти туда без разрешения.

Михаил Войтенко подчеркивает, что возможность воплотить в жизнь последний вариант должна быть исследована юристами и дипломатами.

– Там все что угодно может повториться в негативном плане. Может, Россия все-таки одумается и решит не нагнетать, поймет уже, что себе во вред играет. Но я думаю, что, к сожалению, это будет повторяться – подобное тому, что случилось 25 ноября.

Глава Администрации морских портов Украины Райвис Вецкаганс рассказал телеканалу UATV, что из-за блокирования Керченского пролива судовладельцы несут убытки в 15 тысяч долларов за сутки простоя каждого корабля. Председатель президиума Коллегии юристов морского права в Украине Денис Кешкентий рассуждает, может ли Киев предъявить Москве счет.

– Международная конвенция по морскому праву предусматривает, что если государство-участник, контролирующее возможность свободного мирного прохода морскими путями, причинило другому государству или любому судовладельцу ущерб, то последний может обратиться в Международный трибунал ООН по морскому праву. Другого варианта нет. После решения в пользу Украины нужно будет искать способы заставить Россию реализовать это решение. Между странами действует договор о совместном использовании Азовского моря и Керченского пролива. Первое, что можно сделать, – это отказаться от договора, но тогда мы однозначно отказываемся от понятия, что Керченский пролив – украинские внутренние воды. А сейчас мы не то что не хотим – мы не можем изменить свои позиции на международной арене по своим границам, по территориальным водам. Это нереально и не нужно.

Денис Кешкентий убежден, что сейчас ни Украина, ни Россия не способны быстро и политически решить эту проблему.

Украинский экономист, директор Международного фонда Блейзера в Украине Олег Устенко ставит под сомнение заявленный украинскими властями объем ущерба от задержки судов.

Приостановка этих потоков больно бьет по украинской экономике, страна недополучает часть экспортной выручки
Олег Устенко

– Цифра в 15 тысяч долларов, о которой говорит Администрация морских портов в Украине, – это очень мало. Я думаю, что Украина теряет гораздо больше. Не стоит забывать, что это экспортно-ориентированная страна, и значительную часть экспорта составляют зерно и металлы, а поставки из восточных подконтрольных регионов идут через Азов – порты Бердянска и Мариуполя. Речь идет даже не о сотнях миллионов, а о миллиардах долларов. Приостановка этих потоков достаточно больно бьет по украинской экономике, страна недополучает часть экспортной выручки. Никто не будет брать на себя дополнительные риски и пускать сухогрузы через Керченский пролив после последнего кризиса, стоимость страховки от этого увеличится.

Олег Устенко отмечает, что «Укрзалізниця» может взять на себя часть дополнительной нагрузки, чтобы доставить экспортные товары в черноморские порты, но, по оценкам эксперта, у железной дороги не настолько большие возможности в этом плане, потому значительную часть продукции просто направляют на склады.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG