Доступность ссылки

«Водили ершиком с фекалиями»: как издеваются над заключенными в России


Управление Следственного комитета России по Кировской области возбудило уголовное дело по факту превышения должностных полномочий группой неустановленных сотрудников ИК-17 Омутнинского района Кировской области, которые подвергли пыткам и угрожали изнасиловать заключенного Виталия Шумкова, требуя от него дать показания против капитана УФСБ Алексея Казакова. Осужденные кировских колоний регулярно жалуются на бесчеловечное обращение, пытки паяльником, изнасилования шваброй, умывание в унитазе и другие издевательства, но никого из сотрудников ФСИН, измывавшихся над заключенными, не привлекли к уголовной ответственности, зато регулярно прибавляют срок тем, кто посмел пожаловаться на тюремщиков.

– Когда Виталий меня увидел, у него на глазах были слезы, – рассказывает адвокат Шумкова Елена Фарафонова, – а ведь это мужчина, служил в пограничных войсках. Я раньше сама не верила, что такое может происходить в местах лишения свободы.

20 марта 2019 года 39-летний житель Кирова Виталий Шумков был осужден на пять лет лишения свободы по обвинению в присвоении имущества "Кондитерской фабрики" в районном центре Советске, а также покушении на мошенничество. По данным следствия, в 2015 году Шумков, будучи исполнительным директором "Кондитерской фабрики", похитил холодильный шкаф, нержавеющую емкость для воды, сварочный аппарат, пять тканевых стульев, две офисных тумбочки, тележки гидравлические и другое фабричное оборудование на общую сумму около полутора миллионов рублей. А в 2017 году, по версии следствия, Шумков пытался шантажировать группу граждан, занимавшихся незаконной банковской деятельностью, требуя у них 250 тысяч рублей. Во время передачи денег Шумков был задержан сотрудниками кировского УФСБ. Выступая в суде Октябрьского района Кирова, Шумков отказался признать свою вину в этих преступлениях. После вступления приговора суда в законную силу его этапировали в ИК-17 Омутнинского района Кировской области.

Омутнинская колония среди исправительных заведений Вятского края считается пыточной. Осужденные рассказывают об избиениях, издевательствах, помещении в ШИЗО за малейшую провинность и полном бесправии заключенных перед сотрудниками. В 2010 году в ИК-17 отбывал наказание политзаключенный, нацбол Михаил Пулин, оставивший об этом периоде своей жизни весьма красноречивые воспоминания. Особенно Пулина поразили военные парады зэков с деревянными автоматами наперевес и пением советских песен, проводимые 9 мая для патриотического воспитания "контингента". Но, похоже, чаще, чем парады, в омутнинской колонии пытают осужденных.

9 июня 2019 года в ИК-17 во время "приемки" этапа заключенного Виталия Шумкова отделили от других осужденных и завели в лагерную столовую, где его ждали четверо сотрудников.

Избивали резиновыми дубинками, а потом водили по телу ершиком с фекалиями

– Его попросили раздеться догола – избивали резиновыми дубинками по всем частям тела, а потом водили по телу ершиком с фекалиями. Таким туалеты чистят. И требовали дать показания против сотрудника УФСБ Алексея Казакова, иначе угрожали, что изнасилуют. Вызвали какого-то осужденного, уложили Виталика на лавку и сказали: "Давай раздвигай булки!" – рассказывает адвокат Фарафонова.

Виталий Шумков
Виталий Шумков

– Он согласился дать показания?

– Согласился, потому что понял, что его сейчас реально изнасилуют. Его еще в туалет водили и заставляли в унитазе водить рукой, чтобы таким образом "опустить". И тогда он сказал, что подпишет все, что нужно. Потом тюремщики долго репетировали с ним его показания, чтобы Шумков произнес их перед видеокамерой. Но, когда его перевезли в Киров, он отказался от них и заявил о пытках. Шумков готов участвовать в следственных действиях, рассказать всю правду в суде.

Сейчас Виталий Шумков находится в СИЗО-2 Кирова. По факту превышения полномочий и применения насилия неустановленными сотрудниками ФСИН возбуждено уголовное дело.

Если этих сотрудников задержат, они молчать не станут

– В системе ФСИН тоже есть честные люди, которые хотят служить по закону, а не по беспределу, – говорит адвокат Илья Добрынкин. – Один из сотрудников сообщил мне, что случилось с заключенным Шумковым. Я написал заявление в Следственный комитет и потребовал провести проверку. Я уверен, что если этих сотрудников, которые избивали Шумкова, задержат, они молчать не станут и расскажут, кто им приказал его избить, кто заказчик этого преступления.

11 июля 2019 года Следственный комитет России по Кировской области возбудил уголовное дело по факту превышения должностных полномочий и применения насилия группой неустановленных сотрудников в отношении заключенного Шумкова. Дело находится в производстве у старшего следователя третьего отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета, майора юстиции Владимира Неустроева.

– Установить этих сотрудников проще простого – надо лишь провести следственный эксперимент, Шумков всех опознает. Он их очень хорошо запомнил. Помнит, кто бил, как бил и чем угрожал. Он даже сумел вывезти из ИК-17 свое постельное белье со следами крови, – говорит адвокат Фарафонова. – При медицинском освидетельствовании в СИЗО Кирова на его теле обнаружены следы побоев. Кроме того, он рассказал мне, что видел, как с этого же этапа привели заключенного, осужденного по 318-й статье УК (применение насилия в отношении сотрудника полиции), завели его в соседнее помещение и тоже начали бить, он слышал звуки ударов и крики.

Данные видеокамер и видеорегистраторов, с которыми обязаны ходить сотрудники, хранятся только 10 дней

Достаточно взять штатное расписание и проверить, кто дежурил в ту смену и все можно установить: имена, фамилии, должности, но ведь следователи ничего не делают! А ведь с каждым днем утрачиваются доказательства! Например, данные видеокамер и видеорегистраторов, с которыми обязаны ходить сотрудники, хранятся только десять дней. Мы написали всем, даже Путину, чтобы президент знал, какие преступления творятся в Кировской области, но ничего не меняется. Видимо, в деле Шумкова замешаны такие чины, такие верха, которые готовы на все. Причем посадить пытаются бывшего коллегу – оперуполномоченного ФСБ, капитана Алексея Казакова. Но Шумков сказал, что не хочет в этом участвовать и оговаривать его не будет. И теперь мы все опасаемся за его жизнь – Виталик даже ночью не спит, боится, вдруг задушат подушкой? Больше всего опасаюсь, что они это дело замылят, а Шумкова вернут досиживать срок в ИК-17, на сотрудников которой он жаловался. Вы представляете, что они с ним сделают?

Кировские адвокаты Елена Фарафонова и Илья Добрынкин
Кировские адвокаты Елена Фарафонова и Илья Добрынкин

– Убить человека за решеткой легко, – соглашается адвокат Добрынкин. – Я сам работал следователем и знаю, что говорю. Человек может пить чай и вдруг подавиться чайным пакетиком или хлебной крошкой. Смерть от несчастного случая – и никто ничего не докажет!

Тайный агент и крысы в унитазе

Экс-оперуполномоченный ФСБ, капитан Алексей Казаков, против которого выбивали показания у Виталия Шумкова, сидит уже год, недавно его этапировали в СИЗО Кирова из ИК-13 Нижнего Тагила. Шумков был тайным агентом ФСБ, работал с Казаковым.

– В этой удивительной истории есть все: незаконные банковские операции, шантаж, тайный агент ФСБ, спецоперации, любовь и пытки за колючей проволокой. Выйду на пенсию, напишу роман с таким сюжетом, будет бестселлер. Лишь бы мой подзащитный дожил до этого дня, – говорит адвокат Казакова Светлана Попова.

Согласно материалам уголовного дела, в 2016 году Казаков участвовал в задержании группы так называемых "обнальщиков", то есть людей, занимающихся незаконным обналичиванием денежных средств. В числе этой группы был Али Абдулхамидов, позже осужденный за сбыт наркотиков.

– Хотя допрос Абдулхамидова проводил другой сотрудник, спустя два года Абдулхамидов вдруг вспомнил, что капитан Казаков избил его в здании ФСБ – нанес удар открытой ладонью и топтался по икрам. Он якобы заставил его встать на колени, а потом ходил по его икрам, "причиняя физическую боль и нравственные страдания". Абдулхамидов не обращался за медицинской помощью и никуда не жаловался, и почему-то лишь два года спустя вспомнил об этом печальном инциденте. А двое бывших сослуживцев Казакова поспешили подтвердить, что он действительно "топтался по икрам". Они якобы это лично видели, – рассказывает Попова.

Пока шло следствие, Казаков сидел в одиночной камере кировского СИЗО, а потом был этапирован в ИК-5 в Кирово-Чепецке и там содержался в "безопасном помещении", проще говоря, в ШИЗО. По словам адвоката Поповой, "его поместили в камеру, где была полная антисанитария, там крысы выпрыгивали из унитаза".

Блондинка против ФСБ

Светлане Суляевой 32 года, она модельер по образованию и мать двоих детей. Глядя на нее, трудно поверить, что она "искусная мошенница" и "коварная шантажистка". Однако именно это следует из материалов уголовного дела.

Светлана Суляева
Светлана Суляева

"Из оглашенных в ходе судебного заседания показаний Суляевой С. В. данных в ходе предварительного следствия, усматривается, что 01.06.2016 она познакомилась с сотрудником УФСБ по Кировской области Казаковым А. В., после чего у них сложились романтические отношения. В июне 2016 года она сообщила Казакову А.В., что у нее долгов на сумму 300 тысяч рублей, и он предложил ей встретиться со Снигиревым А. Ю., который занимался противоправным обналичиванием денежных средств. Казаков предложил ей в ходе встречи довести до Снигирева и его подельника Абдулхамидова информацию по требованию денег в виде регулярных "откатов" в размере миллиона рублей единоразово и последующих ежемесячных платежей в обмен за непривлечение к уголовной ответственности".

– Вы требовали миллион?

Мой муж был в компании этих "обнальщиков", и я все знала про их делишки

– Был такой разговор, но я больше хотела напугать, – признается Светлана Суляева. – Мой бывший муж Артем после развода оставил меня с большими долгами за квартиру. Я сказала Абдулхамидову, что если он не будет сотрудничать со мной, то его посадят за наркоту. И вскоре его посадили. И вся их компания испугалась, понимаете, они подумали, что это я способствовала его аресту! А я тут была ни при чем! Просто так совпало! Кроме того, мой муж был в компании этих "обнальщиков", и я все знала про их делишки. А как не знать, если мы жили вместе? К "обнальщикам" обращались разные организации, известные люди из разных городов России. У них была специальная программа на ноутбуке, с помощью которой они работали. Деньги переводились на счета маленьких фирм, созданных по паспортам бомжей, алкашей, деревенских жителей, а потом все эти деньги снимались. И они до сих так работают, никто не арестован, все об этом знают.

– А при чем тут капитан Казаков?

– Когда я всю эту историю выдумала и общалась с Абдулхамидовым, требуя денег, они сочли, что это Казаков меня направлял. Но мы с ним никогда его работу не обсуждали. У нас были легкие отношения, мы хохотали, отдыхали друг с другом. Но потом я поняла, какая у него неприятная работа, когда меня повезли на допрос.

– Вам угрожали?

Я боялась, что умру тут во время допроса, а у меня двое маленьких детей

– Ну конечно, и угрожали, и матерились, и обзывали, и запугивали, и что только не делали! Десять мужчин в погонах допрашивали меня, мать-одиночку, десять часов... А я с утра ничего не ела и под конец чуть ли не в обмороке уже была, не понимала, что делаю. Я боялась, что умру тут во время допроса, а у меня двое маленьких детей. Они мне говорили: ты очень красивая, тебя в тюрьме изнасилуют! Подпиши, иначе тебе конец, детей не увидишь, их отдадут в детдом. И я подписывала все, что они мне подсовывали, я даже не читала, что подписываю. Мне было все равно, лишь бы отпустили домой, к детям.

– Но потом вы на суде отказались от своих показаний?

– Да, отказалась. И они принялись за меня с новой силой. Вы не представляете, у меня бабушка совсем старенькая. Так к ней пришел какой-то человек и протянул газету, где про меня написаны всякие гадости. Прочитай, дескать, твоя внучка – мошенница. У бабушки стало плохо с сердцем. Меня и моего отца выгнали с работы, им приказали так сделать. Моей маме угрожали, вызывали ее на "беседу", требовали повлиять на меня. Мне прокалывали шины, писали сообщения с грязными оскорблениями, с матом. Моего мужа подучили подать в суд, чтобы у меня отобрали детей! Что я пережила за это время, это не передать словами! За мной до сих пор следят, мой телефон прослушивают. Меня трясет все время, колет в области сердца... Раньше я смотрела кино и думала: что там придумали такое, что за страсти, такого в жизни не бывает! А теперь сама живу как в кино и не знаю, когда этот фильм ужасов закончится. Об одном мечтаю: чтобы отстали от меня!

– Я очень рада, что Светлане хотя бы тюрьмы удалось избежать, – говорит адвокат Суляевой Илона Карелина. – Ей дали условный срок – два с половиной года за покушение на мошенничество. А мне тоже предлагали "премию от ФСБ", если я уговорю ее изменить показания, говорили, что я буду жить "в шоколаде", ездить на дорогих иномарках. И тогда, и сейчас давление было со стороны ГСБ УФСБ (группа собственной безопасности УФСБ) по Кировской области. В этом деле очень много странного. Группа "обнальщиков" до сих пор на свободе, зато сидит капитан ФСБ Казаков и его тайный агент Шумков, причем посадили их собственные коллеги, а Шумкова еще и пытали в колонии.

Пытки есть – посадок нет

– Я не знаю ни одного случая, чтобы в Кировской области кого-либо из сотрудников УФСИН привлекли к уголовной ответственности за пытки, истязание, превышение должностных полномочий, – говорит правозащитник, член ОНК по Кировской области Артур Абашев. –

Большинство осужденных боится жаловаться: доказать в колонии факты пыток очень сложно, а срок могут добавить

При этом было несколько случаев, когда осужденных, сообщивших о том, что над ними издевались, избивали, потом самих привлекали к уголовной ответственности, якобы за дачу ложных показаний. Кировское управление ФСИН активно распространяет эту информацию, чтобы запугать осужденных. Надо признать, что у них это получается. В каждом отряде всех кировских колоний висят публикации о том, что осужденные, которые написали заявления в Следственный комитет и не смогли доказать избиения, получили прибавку к сроку. Большинство осужденных теперь боится жаловаться, так как доказать в колонии факты пыток очень сложно, а срок могут добавить.

Член ОНК Артур Абашев ведет прием заключенных в ИК-6
Член ОНК Артур Абашев ведет прием заключенных в ИК-6

Так, например, случилось с заключенным Алексеем Галкиным. В 2016 году он написал жалобу председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину, требуя привлечь к ответственности за применение насилия сотрудника ИК-29 Станислава Коврова. Однако вместо сотрудника Коврова "к ответственности" привлекли самого Галкина. Он был осужден на два года лишения свободы за "ложный донос".

– Были случаи избиений именно в ИК-17 Омутнинского района?

– Да, такой случай был года примерно полтора назад. Нам в ОНК позвонила мама одного из вновь прибывших в ИК-17 осужденных, сообщила, что ее сына там избивают, даже описала, где остались синяки. С моим коллегой правозащитником Дмитрием Смагиным мы приехали в колонию, нашли этого осужденного, попросили приподнять низ штанов и своими глазами увидели свежие синяки в районе лодыжек, но осужденный отказался писать заявление…

В пресс-службе УФСИНа по Кировской области России Радио Свобода сообщили, что по заявлению защиты Виталия Шумкова проведена служебная проверка, материалы которой переданы в Следственный комитет. Адвокаты Шумкова опасаются за его жизнь и здоровье, поскольку после того, как Виталий заявил о пытках, их не пускают к нему в СИЗО.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG