Доступность ссылки

«Кому повезет – раним, кому нет – убьем»: о пытках в аннексированном Крыму


Иллюстрационное фото

26 июня в мире отмечают международный день ООН в поддержку жертв пыток. С 2014 года такими жертвами стали сотни граждан Украины в аннексированном Крыму. Крым.Реалии решили напомнить, как российские силовики совершают незаконные действия на полуострове.

Этот день возник в официальном календаре Организации объединенных наций в 1997 году по рекомендации экономического и социального совета Генеральной Ассамблеи ООН. Он учрежден для искоренения пыток и эффективного функционирования Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года (вступила в силу 26 июня 1987 года).

«Пытки являются преступлением в соответствии с принципами международного права. Во всех соответствующих документах пытки строго запрещаются и не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах. Этот запрет является одним из элементов обычного международного права и носит обязательный характер для всех членов международного сообщества, независимо от того, ратифицировало ли данное государство международные договоры, прямо запрещающие применение пыток», – разъясняют в ООН.

С 2014 года с пытками со стороны российских боевиков и спецслужб столкнулись многие граждане Украины в оккупированном Крыму. Силовики применяют жестокие методы к задержанным, игнорируя запреты международного законодательства, заявляют украинские граждане, которые попали в руки российского следствия после аннексии Крыма.

Судя по их показаниям, на полуострове имеются пыточные, через которые пришлось пройти многим, кого российские власти обвинили в каких-либо преступлениях или пытались склонить к сотрудничеству.

Пытки «крымской весны»

Незаконные силовые методы к людям в Крыму начали активно применять пророссийские боевики и представители «крымской самообороны» во время захвата полуострова российской армией.

Самый известный случай применения пыток связан с крымскотатарским активистом Решатом Аметовым. В марте 2014 года он вышел на площадь Ленина в Симферополе с протестом против захвата Крыма российской армией. Он молча стоял напротив вооруженных солдат российской армии. Вскоре к нему подошли несколько человек в камуфляже, затолкали в автомобиль и вывезли в неизвестном направлении. Спустя несколько дней его тело было найдено в Белогорском районе со следами жестоких пыток, в результате которых, как предполагается, его убили. У Решата Аметова остались жена и трое несовершеннолетних детей.

Те, кому удалось выжить в руках пророссийских боевиков, рассказывают подробности своего пребывания в застенках. Через пытки в марте 2014 года прошли координатор крымских акций Евромайдана Андрей Щекун и активист Анатолий Ковальский.

Они рассказали, что 11 дней провели со завязанными глазами и под постоянным давлением со стороны боевиков. Андрей Щекун говорит, что его пытали током и стреляли по ногам, требуя информацию и контакты «Правого сектора», к которому активист отношения не имеет.

Он сказал, что он наемник и был в Сомали, и ему все равно, кого резать. Говорил, что вырежет мне печень и сварит. Ножом по мне водили
Анжрей Щекун

«Раздели меня, привязали с кожаному стулу и пытали электротоком. Били по плечам чем-то горячим. Когда я падал со стула и терял сознание, они били меня в грудную клетку. Ощущал, что в комнате где-то четыре человека стояли. Возможно, они снимали это все. Занимался мной человек с акцентом. Мне показалось, что это чеченцы. Он сказал, что он наемник и был в Сомали, и ему все равно, кого резать. Говорил, что вырежет мне печень и сварит. Ножом по мне водили», – рассказывал он на больничной койке после освобождения из плена.

Били аккуратно, не хотели покалечить, чтобы не было визуального эффекта. Били по голове, замотав полотенцем глаза, легкой алюминиевой трубой по ребрам, почкам

​В руках пророссийских боевиков побывали операторы компании Babylon'13 Юрий Грузинов и Ярослав Пилунский. Они тоже утверждают, что прошли через пытки.

«Все выглядело, как в кино: продырявленный пулей матрац, на нем же брызги крови – такие, что видно, что били прямо на этом матраце. На сутки бросили нам этот матрац. Не кормили трое суток, в туалет не выпускали. За шесть дней один раз вышел. Били аккуратно, сразу было понятно, что они не хотели покалечить, чтобы не было визуального эффекта. Били по голове, замотав полотенцем глаза. Били легкой алюминиевой трубой по ребрам, почкам. Задавали неадекватные вопросы и тут же били. Каждый раз приходили новые люди со своими угрозами и вопросами», – рассказали они.

​В марте 2014 года из плена пророссийских боевиков удалось вырваться двум активисткам Автомайдана – Екатерине Бутко и жительнице Ялты Александре Рязанцевой. Их задержали, когда они на автомобиле пытались заехать в Крым в то время, когда он уже был захвачен российской армией. Боевики на блокпосту нашли у них в багажнике украинский флаг, а на руке у Александры Рязанцевой – татуировку, посвященную Небесной сотне Майдана. В связи с этим девушек задержали и некоторое время держали в застенках.

«Они мне хотели отрезать руку, они отрезали волосы мне. Женщин начали таскать за волосы, Катю Бутко били прикладом, нам говорили: «Бегите в поле, мы будем по вам стрелять, кому повезет – раним, кому нет – убьем», – рассказывала после освобождения из плена Александра Рязанцева на пресс-конференции в Киеве.

«Били током, угрожали изнасилованием»

После российской аннексии Крыма практику применения пыток к людям продолжили подконтрольные России сотрудники силовых органов. Судя по тому, что озвучивают в СМИ жертвы этих незаконных действий, пытки в Крыму имеют общую специфику. Жертвы рассказывают, что их перевозят в багажнике автомобиля с мешком на голове, избивают, пытают электротоком, оказывают моральное давление, угрожают изнасилованием, обещают расправиться с родными, если они не пойдут на сделку со следствием и не признают все, в чем их обвиняют.

Мне надели на голову противогаз, начали душить. А когда я задыхался, они впрыскивали мне туда какой-то газ, меня начинало рвать, и я захлебывался в своей рвоте
Геннадий Афанасьев

Одними из первых это ощутили на себе фигуранты «дела «крымских террористов» Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний . В мае 2014 года их всех задержали в Крыму представители крымского главка ФСБ России, обвинив в планировании терактов на полуострове. Перед СИЗО активисты провели несколько дней в застенках ФСБ, где их жестоко пытали, требуя признательных показаний. В итоге сломать удалось двоих из четверых – Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний дали нужные показания, на которых и было основано обвинение. Вскоре на одном из судебных заседаний Геннадий Афанасьев отказался от своих показаний, рассказав, что их с него выбили жестокими пытками.

«Мне надели на голову противогаз, начали душить. А когда я задыхался, они впрыскивали мне туда какой-то газ, меня начинало рвать, и я захлебывался в своей рвоте. Я не знаю, как это объяснить. Они говорили, что на этом все закончится. Но ничего на этом никогда у них не заканчивается. Ночью ко мне пришли в камеру временного содержания с новыми бумагами, где уже были Кольченко и Сенцов. И все. Начали бить током по половым органам. Угрожали изнасилованием, угрожали расправиться с моей мамой», – пересказывал он СМИ эти пытки.

В сентябре 2017 года жертвой пыток ФСБ стали программист, специалист IT-сферы, крымский татарин, мусульманин, отец четырех детей Ренат Параламов. В тот день сотрудники ФСБ провели обыск в его доме, после чего увезли крымчанина в неизвестном направлении.

Вскоре Ренат Параламов был найден активистами на автовокзале Симферополя со следами побоев и в крайне сложном психологическом состоянии. Некоторое время он не мог разговаривать и смог рассказать о том, что с ним произошло, только после оказания медицинской помощи. По словам Рената Параламова, сотрудники ФСБ избивали его, пытали током, угрожали изнасилованием и расправой над родными.

Таким образом его заставили подписать протоколы, в которых он оговорил себя и других людей, «признавшись» в хранении тротила и патронов, а также участии в мусульманской религиозной организации «Хизб ут-Тахрир», запрещенной в России.

В июле прошлого года через пытки сотрудников ФСБ прошел водитель семьи лидера крымских татар Мустафы Джемилева Ахтем Мустафаев. Он рассказывает, что его с мешком на голове отвезли в подвал, где избивали, туго обвязывали голову скотчем и заставляли стоять на коленях, пытаясь выбить показания по поводу поджога дома российского муфтия Крыма Эмирали Аблаева.

«Идут в ход пытки голодом, побои, антисанитарные камеры»

К пыткам также приравнивают ненадлежащие условия содержания людей в местах ограничения и лишения свободы. В Крыму таких фактов сотни, утверждают правозащитники.

Одними из первых о ненадлежащих условиях содержания в СИЗО начали заявлять депутат подконтрольного России Алуштинского горсовета Павел Степанченко и блогер, автор «Твоей газеты» Алексей Назимов. Они находятся в изоляторе с октября 2016 года по обвинению в вымогательстве 150 тысяч рублей от представителей «Единой России» за не публикацию компромата на членов партии.
Они жалуются на «пыточные условия» в камерах: применение силы, неоказание им медицинской помощи, невозможность помыться и вовремя поесть.

«Преследуется одна цель – совместными усилиями «уработать» не признающих свою вину журналиста и депутата, создав нам невыносимые условия существования. Для этого идут в ход пытки голодом, побои, помещение в антисанитарные камеры, многочасовые укатывания в «стаканах» душных автозаков, отказы в вызове врачей и так далее», – заявляют депутат и блогер через своего адвоката Алексея Ладина.

На пытки при задержании и ненадлежащие условия в СИЗО неоднократно заявлял фигурант «дела «украинских диверсантов», активист и участник АТО из Энергодара Евгений Панов. За три года пребывания в Симферопольском СИЗО, а затем в российских колониях он из-за сложных условий содержания изменился до неузнаваемости.

«Дед Панов. Так называют нашего 42-летнего Евгения Панова азиаты в колонии Омска. Похудевший Женя на свой возраст не выглядит. Нуждается во врачах. Нужен стоматолог – сгнил передний зуб. Нужен офтальмолог, окулист и невролог. Когда видит яркий свет, очень болит голова. И вообще очень упало зрение. Помощь не предоставляют. Прошу Людмилу Денисову (уполномоченной Верховной Рады Украины по правам человека – КР) дать запрос на уполномоченного по правам человека в Москве, требовать предоставления медицинской помощи», – написал в Facebook брат Евгения Панова Игорь Котелянец 25 июня.

​Критическая ситуация сложилась вокруг крымскотатарского активиста Эдема Бекирова, который находится в СИЗО Симферополя по обвинению в незаконном хранении боеприпасов и взрывчатки. У него много хронических заболеваний и инвалидность (недавно ему ампутировали ногу). В таких условиях он нуждается в постоянной медицинской помощи, которую ему в СИЗО не предоставляют.

«Состояние здоровья ухудшается. Появились приступы удушья. Сначала человек задыхается, ловит воздух ртом, дальше откашливается и этот кашель с кровяными выделениями. Когда это случилось в первый раз, он и его сокамерник долго стучали в дверь камеры. Хоть она и находится в медчасти СИЗО, никто из медработников долго не приходил. Появился тогда, когда приступ уже прошел», – рассказал адвокат Эдема Бекирова Ислям Велиляев.

11 июня Европейский суд по правам человека постановил срочно поместить Бекирова в больницу. Но подконтрольная России прокуратура Крыма и ФСБ отказались госпитализировать его, лишь, по словам адвоката, отправив его на 30-минутное обследование, которое провели «ненадлежащим образом».

«Такие преступления не имеют срока давности»

По данным КрымSOS, в течение пяти лет в Крыму были зафиксированы около 200 случаев пыток и негуманного обращения. По словам эксперта Крымской правозащитной группы Александра Седова, число тех, кто подвергается нечеловеческому обращению в контролируемых Россией местах лишения свободы, может исчисляться сотнями. И это только в рамках политически мотивированных дел.

Многие из тех, кто причастен к пыткам, опознаны жертвами, имеются доказательства их незаконных действий, но никто на сегодняшний день не наказан.

«Информация о пытках собирается, есть масса свидетельств, фамилии, имена людей, которые проводят пытки. Но пока они вне зоны досягаемости украинского следствия, им ничего не грозит. Украинские следственные органы собирают информацию, но главная проблема для них – в отсутствии доступа к аннексированной территории, а Россия по требованию Украины отказывается выдавать виновных в пытках. Остается ожидать начала рассмотрения этих дел в Международном уголовном суде. Решения могут быть нескоро, но важно, что такие преступления, как пытки, не имеют срока давности. В случае изменения политической ситуации в России, деоккупации Крыма люди, причастные к пыткам, могут быть выданы Международному уголовному суду», – заявил Александр Седов в комментарии Крым.Реалии.

Многие российские адвокаты жалуются, что российские власти полуострова нередко способствуют замалчиванию фактов пыток и это усложняет процесс привлечения виновных к ответственности. Не желают российские власти признавать такие факты и на международных площадках.

«В конце прошлого года во время универсального периодического обзора информации по правам человека в Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека представители международных организаций предъявили России информацию о применении пыток на ее территории. Но представители российской делегации все отрицали и говорили, что такого не происходит», – говорит Александр Седов.

В прокуратуре АРК сообщили Крым.Реалии, что на данный момент по фактам пыток в отношении граждан Украины в Крыму открыты 12 уголовных производств. Из них 6 переквалифицированы по статье 438 (нарушение законов и обычаев войны). Эти статьи предусматривают наказание от трех до десяти лет лишения свободы.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG