Доступность ссылки

Россия использует заложников для усиления своих позиций ‒ эксперты


Захваченные Россией украинские моряки в российском суде, 16 августа 2019 года

Стоит ли отдавать (выпускать на свободу) тех, кто совершил преступления на территории Украины, в обмен на освобождение украинских граждан, незаконно заключенных и удерживаемых в заложниках Россией? Является ли освобождение украинских моряков в рамках анонсированного обмена исполнением решения Международного трибунала по морскому праву по инциденту в районе Керченского пролива? Как Украине не попадать в ловушки, расставляемые Россией, чтобы не потерять поддержку Запада и не способствовать ослаблению антироссийских санкций?

Президент России Владимир Путин, от решения которого только и зависит, по мнению аналитиков, будут ли освобождены незаконно удерживаемые Россией украинские граждане, анонсировал «близкую финализацию» переговоров с Украиной об обмене удерживаемыми лицами.

Выступая 5 сентября 2019 года на Восточном экономическом форуме в российском Владивостоке, Путин сказал, что этот обмен «будет масштабным».

«Исходя из соображения гуманности, мы подходим к финализации переговоров, которые мы ведем в том числе и с официальными властями, так что я думаю, что в ближайшее время это станет известно», ‒ процитировало Путина российское государственное агентство новостей ТАСС.

Параллельно с тем, как прозвучало это заявление Путина, в Киеве произошло событие, вызвавшее большой резонанс и в Украине, и за ее пределами. Киевский апелляционный суд 5 сентября освободил из-под ареста гражданина Украины Владимира Цемаха, «командира ПВО» группировки «ДНР», который, как подозревают, является свидетелем или причастен к сбиванию малайзийского самолета рейса MH17 в июле 2014 года.

Как предполагают, Цемах находится среди лиц, которых Россия хочет видеть в списке для обмена удерживаемыми лицами с Украиной.

Ключевой свидетель: Цемаха освобождают из-под стражи (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:04 0:00

Поэтому суд выпустил Цемаха из-под стражи, несмотря на то, что нидерландские следователи просят Киев не выдавать его России, потому что хотят допросить в качестве свидетеля на слушаниях в Гааге по делу сбивания малайзийского «Боинга» рейса МH17 в небе над Донбассом летом 2014 года.

40 депутатов Европейского парламента обратились к президенту Украины Владимиру Зеленскому с призывом не обменивать гражданина Украины, бывшего боевика группировки «ДНР» Владимира Цемаха. Европейские парламентарии указывают, что Цемах может быть важным свидетелем в расследовании сбивания самолета рейса MH17. Об этом сообщила в твиттере евродепутат от Нидерландов Кати Пири.

Западные обозреватели считают, что решение украинского суда об освобождении из-под ареста Владимира Цемаха создает угрозу международному расследованию сбивания самолета рейса MH17 и судебным перспективам этого дела.

В его освобождении западные аналитики увидели попытки Владимира Зеленского продемонстрировать свое стремление выполнять обещанное и по-новому выстроить политику официального Киева с Кремлем.

Аналитики предостерегают, что Россия хочет использовать нового украинского президента для ослабления поддержки Украины Западом и отмены санкций, а также чтобы затруднить расследование сбивания малайзийского «Боинга».

А исследователь расследовательского сайта Bellingcat Христо Грозев считает, что таким образом Москва пытается делегитимизировать судебный процесс.

В украинском сегменте социальных сетей тоже отреагировали на освобождение Цемаха. Назвали это «предательством национальных интересов».

А на майдане Независимости в Киеве состоялась акция, на которой требовали вернуть Цемаха за решетку и призвали новые власти «не переходить за красную линию».

Накануне официальный Кремль заявил, что не будет анонсировать дату обмена из-за «чувствительности» темы.

Перед этим появлялось очень много сообщений об освобождении заложников Кремля, даже о том, что они вот-вот прилетят в Украину, которые оказались дезинформацией.

4 сентября российское агентство «Интерфакс» со ссылкой на два дипломатических источника сообщило, что процесс обмена, «возможно, будет запущен до конца этой недели», а вероятной датой его проведения назвали 7 сентября. При этом в сообщении говорилось, что это все ‒ предварительная информация, согласование продолжается.

Об освобождении моряков и выполнении решения Морского трибунала

4 сентября бывшая представительница Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Минского процесса, народный депутат от партии «Европейская солидарность» Ирина Геращенко сначала написала, что с 6 сентября 2019 года могут быть задействованы санкции против России за невыполнение решения Международного трибунала по морскому праву, но потом исправила свой пост, отметив: «Невыполнение РФ приказа трибунала может стать основанием для введения ограничений. Ограничения вводятся государствами-участниками конвенции по их усмотрению. И здесь очень интересно, решатся ли наши европейские партнеры вводить ограничения против РФ или и далее будут ограничиваться беспокойством...»

Радіо Свобода спросило юристов, а также бывшего замминистра иностранных дел Елену Зеркаль, готовившую материалы для международных судов и представлявшую там интересы Украины, о том, можно ли считать возвращение моряков путем обмена, анонсированного Владимиром Путиным, выполнением решения Международного трибунала по морскому праву по захвату Россией украинских кораблей вместе с экипажами в районе Керченского пролива.

Вот что сообщила Елена Зеркаль:

Елена Зеркаль
Елена Зеркаль

‒ Думаю, что они его все-таки выполнят в ближайшее время. И важен именно факт освобождения. Напомню, захваченные на голландском корабле Арктик Санрайз были освобождены путем амнистии (осенью 2013 года Россия задержала в Баренцевом море судно Arctic Sunrise, принадлежащее организации Greenpeace, за протест против добычи нефти в Арктике, экипаж удерживали несколько месяцев, судили, а затем отпустили по амнистии после приказа Международного трибунала по морскому праву ‒ ред.).

Но освобождение является фактом, а все остальное, включая то, как это подается, ‒ только интерпретации.

Конечно, в идеальном виде это должно быть просто освобождение, но мы же все понимаем, что в случае с Российской Федерацией это будет совершенно иным образом представлено в первую очередь для ее внутренней аудитории. Но, кроме моряков, для выполнения приказа трибунала должны быть возвращены и корабли. Ждем движений и в этом направлении.

Николай Голомша, восстановленный решением суда в должности заместителя генерального прокурора:

Николай Голомша
Николай Голомша

‒ Дело в том, что если бы Россия выполнила требования трибунала, то Кремль бы отпустил украинских моряков и вернул украинские корабли без каких-либо условий и без каких-либо обменов.

Кремль использует заложников, чтобы реализовать свои интересы и выдать обмен за исполнение решения трибунала

Обмен происходит по взаимной тайной двусторонней схеме, а в случае с моряками мы имеем дело с действием международного права. Россия не выполнила решение трибунала по морскому праву с точки зрения международного права.

Официальный Кремль использует заложников, чтобы реализовать свои интересы и выдать обмен за исполнение решения трибунала.

Россия хочет забрать людей, совершавших преступления на территории Украины и осужденных по украинскому законодательству, в обмен на освобождение людей, которых они сделали заложниками, незаконно задержали, удерживают и осудили по надуманным обвинениям.

Украина вынуждена отдать России преступников в обмен на то, чтобы освободить своих граждан, ведь Конституция Украины определяет, что человек является высшей ценностью. Так и в США, и в Израиле любым способом пытаются вытащить своих людей из неволи.

Украина вынуждена отдать России преступников в обмен на то, чтобы освободить своих граждан

Итак. Россия просто использует эту ситуацию, чтобы забрать своих преступников и избежать возможных санкций за невыполнение решения Международного трибунала по морскому праву, а возможно, и ослабить санкции Запада против нее.

Понятно, что Украина проигрывает в этой ситуации. Чтобы усилить свою позицию, Украина должна ежедневно информировать мир через компетентных экспертов о нарушениях международного права, к которым прибегала и прибегает Россия, отобрав у Украины Крым и проводя агрессию на Донбассе.

Я не понимаю и не принимаю ситуацию, когда государство Украина и ее чиновники боятся называть вещи своими именами, боятся должным образом квалифицировать ситуацию и действия России, согласно украинскому законодательству и международному праву.

Второе. Украина должна срочно ратифицировать Римский статут. Это нужно сделать немедленно и задавать вопросы в Гаагском трибунале о преступлениях против человечности и агрессии России против Украины, а вместе с этим выдвигать сопутствующие требования о привлечении к ответственности конкретных лиц и взыскании компенсаций за причиненный ущерб.

Помимо прочего, статья 4 закона Украины «Об обороне» говорит, что если чужеземная армия пересекла границу, то надо давать отпор еще до указа президента и должно существовать военное положение до полного освобождения территории.

У нас военное положение не было введено, и мир не понимает, что у нас происходит. Поэтому говорят и о «восстании сепаратистов», и о «гражданской войне».

На мой взгляд, прошлая власть неверно поняла закон «Об обороне». Там речь идет не об объявлении войны, а об объявлении военного положения в стране или на части территории страны.

А дальше были Минские договоренности, которые, подчеркиваю, не являются международным документом, а лишь договоренностями между определенными лицами.

Украине нужно было сразу после захвата моряков заявить, что она выходит из Минского процесса

Так вот, Украине нужно было сразу после захвата моряков заявить, что она выходит из Минского процесса из-за грубого невыполнения его условий Россией. А если тогда пропустили, то уже сейчас ‒ после гибели морпехов ‒ надо было выйти из Минских договоренностей. Но при этом надо говорить на всех возможных медийных площадках и всеми возможными способами информировать мир, почему мы это делаем, надо объяснять, что происходит и почему Украина прибегает к таким действиям.

А поскольку Украина этого не делает, то она проигрывает России, а Россия диктует свои условия и заводит Украину и мир в подготовленные ловушки.

Тимур Короткий, профессор кафедры международного и европейского права Национального университета «Одесская юридическая академия», координатор Южного регионального центра Украинской ассоциации международного права:

Тимур Короткий
Тимур Короткий

‒ Понимание ситуации с возможным возвращением Россией украинских моряков осложняется непониманием или незнанием норм международного права и тем, что очень часто путают минимум три международных судебных органа.

Решение (приказ) об освобождении украинских кораблей и военных моряков принял Международный трибунал по морскому праву в рамках своей компетенции принимать обеспечительные меры. Его юрисдикция не касалась нарушений Российской Федерацией Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, это юрисдикция арбитражного трибунала, который создается для рассмотрения конкретного дела, согласно Приложению VII указанной Конвенции. Это разные органы.

Мы в самом начале прогнозировали, что возможность невыполнения Россией приказа Морского трибунала очень высока.

Никакие санкции, как это часто понимают в широком смысле, непосредственно трибунал ввести не может

В-третьих, приказ трибунала об обеспечительных мерах является обязательным, согласно Уставу Международного трибунала по морскому праву и его Регламенту.

Обязанностью сторон дела является информирование трибунала о мерах по выполнению приказа, а трибунал может запрашивать у сторон дополнительные сведения по этому вопросу. И все.

Никакие санкции, как это часто понимают в широком смысле, непосредственно трибунал ввести не может. Он не имеет на это юрисдикции. К тому же Россия не признает юрисдикцию трибунала по этому делу.

Но вспомним дело «Арктик Санрайз», стороной которого была Российская Федерация. Тогда Россия не выполнила приказ трибунала, но влияние приказа трибунала на освобождение экипажа и судна по делу «Арктик Санрайз» было большим. В результате политико-дипломатического давления Россия применила амнистию к задержанным, а позже и отпустила судно.

И относительно «санкций» ‒ непосредственно трибунал их ввести не может. Но любое государство может ввести контрмеры (индивидуальные санкции) на основании серьезных нарушений Россией императивных норм международного права, в частности относительно Керченского инцидента, и невыполнения Российской Федерацией приказа трибунала (это невыполнение Россией обязательств по Конвенции по морскому праву 1982 года).

Это право, но не обязанность третьих государств.

Иными словами, санкции возможны, но в одностороннем порядке, в том числе по закрытию морских портов для захода российских военных кораблей или торговых судов под флагом России.

СПРАВКА: 25 мая 2019 года Международный трибунал по морскому праву (International Tribunal for the Law of the Sea, ITLOS) объявил о применении временных мер к России за нарушение ею иммунитетов трех украинских военных кораблей и 24 членов их экипажей. Решение суда поддержали 19 судей трибунала. Против проголосовал один. Трибунал приказал немедленно освободить и вернуть в Украину удерживаемые Россией экипажи украинских военных кораблей «Никополь», «Бердянск», «Яны Капу», а также сами корабли.

Россия отказалась от участия в слушаниях и заявила, что Международный трибунал по морскому праву не имеет юрисдикции для рассмотрения инцидента в Керченском проливе, и, соответственно, не признала принятого трибуналом решения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG