Доступность ссылки

Ксения Кириллова: Россия в кольце проблем


Соединенные Штаты выступили посредником в очередном, третьем по счету перемирии в Нагорном Карабахе. Предыдущие соглашения о прекращении огня неоднократно нарушались, а стороны неизменно обвиняли друг друга в неисполнении договоренностей. Точно так же нарушается и третье перемирие, боевые действия продолжаются. Тем временем некоторые российские обозреватели уже признали, что Вашингтон "выхватил у Москвы знамя карабахского миротворчества".

Справедливости ради стоит признать, что у России не оставалось хороших ходов в армяно-азербайджанском конфликте. Являясь формальным союзником Армении, Москва не могла решиться на прямую поддержку Еревана, опасаясь обострения и без того непростых отношений с Турцией. С другой стороны, отказ от такой поддержки ставит под сомнение целесообразность существования Организации Договора о коллективной безопасности, членом которого является Армения. Ереван, как мы знаем, обратился к Москве по поводу "консультаций о выполнении союзнического договора", однако нежелание или неспособность России решающим образом повлиять на ситуацию может в очередной раз поднять возникавшие у армянских экспертов и ранее вопросы об эффективности подобных отношений.

В своей внутренней информационной повестке Россия тем не менее поддерживает Армению как "жертву агрессии со стороны Турции, Азербайджана и сирийских боевиков". При этом пропаганда устами телеведущих кремлевских телеканалов не раз указывала на российские власти как на единственную силу, способную "защитить армянский народ от нападения иностранных террористов". По мнению многих экспертов, неспособность России сохранить Нагорный Карабах в составе Армении будет означать внутриполитическое поражение Владимира Путина.

Эта неспособность становится все очевиднее. Как считает московский военный эксперт Павел Фельгенгауэр, Армения в военном отношении проигрывает Азербайджану. Другие независимые российские аналитики также указывают, что на дипломатическом фронте у Армении не хватает союзников. Рычагов влияния на Турцию, являющуюся ключевым игроком в регионе, у России, похоже, тоже не нашлось. Все последние годы политика Анкары была направлена на формирование энергетической независимости от России. В результате Турция резко сократила закупки российской нефти, предпочитая топливо из Ирака и Норвегии, а еще раньше существенно увеличила поставки газа из Азербайджана, параллельно сократив его закупки из России.

Конечно, у Москвы и Анкары сохраняются области для сотрудничества. К примеру, президент Турции Реджеп Эрдоган в очередной раз заявил, что его страна не откажется от российских зенитных ракетных систем С-400, несмотря на позицию США, которые противятся заключению такой сделки. Однако это не мешает Турции проводить независимую политику в регионе, поддерживая Азербайджан в столкновении в Нагорном Карабахе и выстраивая оборонный альянс с Украиной. В середине октября Министерство обороны Украины и Государственное агентство по оборонной промышленности Турции заключили рамочное соглашение в области обороны, результатом которого должно стать усиление взаимодействия на уровне спецслужб, вооруженных сил и военно-промышленного комплекса в Черноморском бассейне.

Поддержка непопулярных политиков вроде Виктора Януковича или Лукашенко лишь приводит к росту антироссийских настроений в соседних государствах

Не лучше обстоят дела у Москвы и на белорусском направлении. В конце октября состоялся телефонный разговор государственного секретаря США Майкла Помпео и Александра Лукашенко. Формально эту беседу нельзя назвать "дипломатическим прорывом" официального Минска: согласно сообщению Госдепартамента, Помпео призвал к освобождению и разрешению выехать из Беларуси политтехнолога Виталия Шклярова и заявил о том, что Соединенные Штаты поддерживают стремление белорусского народа к демократии. Лукашенко же, если верить заверениям белорусских СМИ, назвал Россию в этом разговоре "главным союзником Беларуси". Однако, судя по реакции российских СМИ, сам факт разговора серьезно насторожил Москву.

Все происходящее можно назвать чередой новых геополитических неудач России на постсоветском пространстве, у которых имелись вполне понятные предпосылки. Примерно с 2013 года, когда многим стала очевидной несостоятельность проекта Евразийского экономического союза, Москва перешла к привычной чекистскому сознанию тактике спецопераций. Как отмечает в своем исследовании британский центр "Досье", эта тактика сводилась к поиску источников, сбору и анализу информации, негласным "активным мероприятиям", работе с агентами влияния и пропаганде.

Следует признать, что Москва научилась проявлять в своих оперативных играх некоторую гибкость. В Киргизии, к примеру, Кремль в 2010 году поддержал революцию, приведшую к власти Розу Отунбаеву. Во многих странах российские спецслужбы заигрывали с разными политическими силами и старались поддерживать контакты как с официальными властями, так и с оппозицией. Однако в Кремле так и не научились понимать истоки глобальных процессов и изменений в общественном сознании жителей постсоветских государств, которые находятся за пределами оперативных игр с конкретными политиками, но отражают гораздо более серьезные экономические и социальные изменения.

В результате, столкнувшись с последствиями таких изменений, Кремль начал реагировать на них рефлексивно и постфактум, стараясь навязать свою волю через подконтрольных Москве лидеров. Но такая подконтрольность возникает там, где лидер либо непопулярен в глазах собственного народа и "токсичен" в представлении западных стран, либо "загнан в угол" нестабильностью и военными конфликтами настолько, что не видит другого выхода, кроме обращения за помощью к Москве.

Впрочем, как показывает практика, и такой подход приносит Кремлю больше издержек, чем выгод. Во-первых, он не способен повлиять на общественные настроения. Более того, поддержка непопулярных политиков вроде Виктора Януковича или Лукашенко лишь приводит к росту антироссийских настроений в соседних государствах, проецируя негативное отношение к местным диктаторам на поддержавшую их Москву. К тому же попытки России воспользоваться слабостью постсоветских элит для шантажа и давления лишь подталкивают объекты этого давления решать свои проблемы самостоятельно или привлекать к их решению других акторов, лишая Кремль возможности злоупотреблять их уязвимостью. Именно эти процессы мы и наблюдаем сегодня на постсоветском пространстве.

Ксения Кириллова, политический аналитик, журналист, живет в США

Взгляды, высказанные в рубрике "Мнение", передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG