Доступность ссылки

Сергей Жадан: Наша Независимость


Украинское пространство причудливо и иррационально. Пути к нему слишком спутаны и непротоптаны, чтобы выстраивать из них магистрали. Тем не менее, по ним ежедневно движутся неофиты, открывая для себя неожиданный и непредсказуемый «украинский мир», чтобы никогда уже его не покидать. Оно удивительно устроено, это пространство. Никто не знает, как оно работает. Поэтому никто не понимает, как с ним бороться.

В конце 80-х мы с друзьями становились взрослыми. Мир вокруг нас менялся. Мы были уверены, что в лучшую сторону. Так вышло, что идею независимости мы воспринимали как нечто совершенно естественное и безальтернативное. Почему так вышло? Сложно сказать. Родители наши в большинстве своем относились к «освободительной борьбе» скептически, со страхом или откровенным неприятием. Учителя нас пытались убедить, что система вечна. Получалось у них неубедительно. Хорошо помню, как учительница русской литературы читала нам вслух «Так гартувалась сталь», отрывок о петлюровском погроме. Делала красноречивые паузы, акцентировала, настаивала – вот, мол, вся ваша национальная идея. Погромы нам не нравились, но и акцентирование учительницы – тоже. В 15 лет для нас очевидной была прогнилость и лживость их системы, системы взрослых. И «руховский» самиздат вызвал куда больше доверия, пусть пока и не совсем осознанной.

Но с нами все понятно: 15 лет – идеальное время, чтобы ненавидеть мир взрослых конформистов и приспособленцев. Гораздо интереснее и важнее попытаться понять – откуда взялась эта «потребность Украины», восприятие ее, готовность ее отстаивать на территориях, традиционно не считавшихся «украинскими». Я хорошо помню, как часто и резко звучали тогда в пространстве эти голоса – голоса протеста, громко говоря. Голоса «за Украину». И принадлежали они не филологам в вышиванках, а, как правило, простым крестьянам или работягам, решительным и мятежным. Не скажу, что их было слишком много, но они были, они откуда-то проросли в затхлых совковых 80-х. Откуда они могли взяться на «неукраинском» Востоке? А вот откуда-то взялись. Значит, находили свои тропы, становились на них, двигались по ним.

Нам есть что терять. И есть что любить. Время работает на нас

Думаю, для многих просто срабатывала вот эта иррациональная и причудливая потребность своей независимости, своей Украины, для них поддерживать и отстаивать ее было естественно и единственно верно. Несмотря на устоявшиеся представления о «настроениях в регионе». Так же, как естественно было выходить на защиту этой независимости, своей Украины весной 14-го. Опять же – кто-то говорит о «настроениях Востока», а вот я лично вспоминаю десятки историй своих друзей и знакомых, которые тогда, в самый острый и опасный момент, защищали свое украинское пространство. Просто это было их пространство, и защищать его для них было привычно и необходимо. Это противоречило российской пропаганде. Это во многом противоречило и украинским стереотипам. Но это еще раз сработало. Дивны и неисповедимы украинские пути.

Потому что настроения настроениями, но когда речь заходит о важном и главном, срабатывает что-то за пределами стереотипов. Что связывает всех нас с нашими городами и селами, с нашей писаной-переписанной историей, с нашим ломаным языком, с нашими обычаями и правами. И вот когда бы, казалось, все это зачищается и исчезает с радаров, когда все, казалось бы, готово для сдачи и капитуляции, откуда-то, неизвестно откуда, снова появляется и история, и язык, и обычаи, и права. Права, пожалуй, в первую очередь. Осознание своих прав одной пропагандой не вымоешь, никаким телевидением.

Мне нравится наша независимость. Несмотря на все возможные упреки и претензии, несмотря на скепсис, без которого нас уже невозможно представить. Нравится ее врожденная и органическая способность к сопротивлению, к самосохранению, нравится ее естественность. И даже упомянутый выше скепсис не является таким несимпатичным. Ведь за нашим недоверием к государственным структурам (и государственным мужам) обычно скрывается потребность во что бы то ни было сохранить это свой пространство, эту свою независимость, никому не позволить ее уничтожить, потерять, продать. Скепсис не всегда конструктивен, но вполне понятен. Предполагаю, его будет меньше. Мы меняемся. У нас становится меньше недоверия друг к другу, меньше подозрения. Нам есть что терять. И есть что любить. Время продолжает работать на нас. Прекрасная возможность его за это поблагодарить.

Сергей Жадан, поэт, прозаик, переводчик, общественный активист

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG