Доступность ссылки

Инкерман: претензии российской власти к винзаводу исчезли после его продажи


Специально для Крым.Реалии

Российские власти Севастополя передумали судиться с Инкерманским винзаводом – пошли на мировое соглашение. Произошло это после того, как предприятие приобрел не очень до этого известный крымский винодел Валерий Захарьин. Почему смягчились в своих претензиях чиновники и кто стоит за не очень богатым покупателем?

В четверг, 25 июля, российское правительство Севастополя утвердило решение о заключении мирового соглашения между городским департаментом по имущественным и земельным отношениям и «Инкерманским заводом марочных вин». Ранее земельный департамент подавал иск в суд на завод о расторжении договора целостного имущественного комплекса и возврате его городу.

«Исковые требования основываются на ухудшении (состояния) имущества, переданного в аренду, нахождении части имущества в нерабочем состоянии, – заявил директор департамента Рустэм Зайнуллин. – В соответствии с условиями, предложенными в мировом соглашении, ответчик берет на себя обязательства по вложению не менее 16 млн рублей в госимущество для проведения его в нормативное состояние».

Он добавил, что завод является крупным налогоплательщиком и работодателем региона, его деятельность «способствует улучшению социально-экономической обстановки».

С 1965 года инкерманские вина регулярно завоевывали медали на международных конкурсах, а сам завод стал одной из жемчужин крымского виноделия

Инкерманский винодельческий завод открыли в 1961 году в старых каменоломнях, в ранее добывали камень для строительства севастопольских зданий. Подземные помещения, расположенные на глубине от пяти до тридцати метров, с галереями и залами высотой до двенадцати метров, идеально подходили для производства и выдержки вина, первые бутылки которого были выпущены в 1963 году. С 1965 года инкерманские вина регулярно завоевывали медали на международных конкурсах, а сам завод стал одной из жемчужин крымского виноделия.

В независимой Украине, с 2009 года, винзаводы «Инкерман» и «Качинский+» у Фонда госимущества арендовала шведская компания «Инкерман интернешнл АБ». Она владеет 75% акций ООО «Качинский+». Дочерними предприятиями «Инкерман интернешнл АБ» также являются ООО «Инкерманский завод марочных вин», винный дом «Инкерман» и ряд других компаний.

В январе 2011 года инвестиционные фонды Horizon Capital (США) и Hartwall Capital (Финляндия) объявили о покупке контрольного пакета акций этой компании. По данным журнала Forbes, днепропетровский предприниматель, глава «Первого национального винодельческого холдинга» Валерий Шамотий продал двум этим фондам долю в 60%. Известно, что с 2016 года 20% доли в «Инкерман Интернешнл АБ» принадлежит китайскому частному инвестиционному фонду «Панг Чаг», однако долю в 40% шведской компании «Инкерман интернешнл АБ» по-прежнему контролирует все тот же Шамотий.

Прессинг

Согласно открытым данным, адрес шведской компании изменился 18 марта 2014 года – в день аннексии Крыма Россией. Одну из «дочек» концерна – ТОВ «Торговий Дiм «Iнкерман» – в конце 2016 года зарегистрировали в Киеве по адресу: ул. Мельникова, д. 12А, кв. 7.

«Инкерман» получил 9 исков от местного правительства с требованием расторгнуть договор аренды и имущественного комплекса завода и земельных участков «Качинского+»

Виноделы планировали выкупить предприятие у города и вместе с властями Севастополя даже составили дорожную карту. Однако, вместо согласия на выкуп производственного комплекса «Инкерман» получил 9 исков от местного правительства с требованием расторгнуть договор аренды и имущественного комплекса завода и земельных участков «Качинского+».

С первым российским губернатором города Сергеем Меняйло проблемы у руководства винзавода были. Попытка отобрать завод у собственников предпринималась правительством Меняйло в 2015 году – тогда «национализировать» его помешало Законодательное собрание города.

И с врио губернатора Дмитрием Овсянниковым тоже проблемы возникли, но не сразу. В сентябре 2016 года, через два месяца после того, как президент Владимир Путин назначил чиновника из минпромторга на эту должность, Овсянников впервые посетил Инкерманский винзавод.

«Это предприятие последние 2 года динамично наращивает объемы производства, – сообщил Дмитрий Овсянников. – Благая цель, которую ставит компания перед собой сегодня, – вернуться к пику, который был в 2012 году: речь идет о 32 млн бутылок. В прошлом году было произведено 15,7 млн бутылок, сегодня винзавод вышел на уровень в 22 млн бутылок. Для нас это существенные налоговые поступления – в этом году 620 млн рублей. Если мы достигнем показателя в 32 млн бутылок, то соответственно поступления в бюджет составят около 1 млрд рублей. А это, в свою очередь, означает социальное развитие города».

Также Овсянников отметил, что приоритетом правительства Севастополя является поддержка не только малых предприятий, но трех крупнейших производителей, в число которых входит и INKERMAN.

Вина Инкерманского завода в одном из крымских магазинов, июль 2019 года
Вина Инкерманского завода в одном из крымских магазинов, июль 2019 года

​Через год Овсянников на прямых выборах был избран губернатором Севастополя. При этом риторика в отношении «Инкермана» не изменилась – изменилась политика. 13 октября 2017 года губернатор Овсянников приезжал в совхоз «Качинский», чтобы принять участие в сборе урожая. «Безусловно, правительство города будет и дальше оказывать поддержку сельскохозяйственным фирмам для развития этой отрасли, которая в соответствии со Стратегией развития Севастополя является одной из приоритетных», – пообещал тогда он.

А через пару недель департамент земельных и имущественных отношений (ДИЗО) подал в подконтрольный Кремлю Арбитражный суд города Севастополя восемь исков о возврате городу всех земельных участков, которые арендует совхоз. Кроме того, ДИЗО направил иск в адрес ООО «Инкерманский завод марочных вин» с требованием признать недействительным договор аренды целостного имущественного комплекса (ЦИК) завода, включающего в себя оборудование и помещения цехов.

Кроме завода и совхоза, в состав холдинга входит еще агрофирма «Черноморец». Шведской компании принадлежит 96% ее акций, но это предприятие защищено от исков правительства Севастополя, так как находится на территории Крыма – в селе Угловое Бахчисарайского района.

В основе исков – претензии по неуплате арендной платы. По заверениям руководства завода, власти не спешили продлевать договор аренды, закончившийся в 2015 году. Среди претензий по имуществу – вышедшие из строя по старости лет цистерны, советский холодильник и т.п. Чиновники требовали предъявить числящееся имущество, а потом подали иски суд.

В севастопольских СМИ поползли слухи, что завод могут отобрать и продать нужным людям. Среди претендентов называли структуры российского банка ВТБ и приближенных к российскому президенту олигархов. Глава же Севастополя под новый, 2018 год, заявил: «Ни в плюс, ни в минус я не содействую, – заявил губернатор. – Зайнуллин сказал неверно, что у города какие-то планы по продаже завода. Город планирует навести порядок в земельно-имущественных отношениях, у города нет планов изъять завод себе и продать. Речь идет об «устаканивании» этих отношений в суде. В декабре 2015 года закончился договор аренды по земле. Пусть суд решает, продлять его или нет», – сказал Овсянников.

К нам хотят завести новых собственников методами, какие были в 90-е
Сергей Лебедев

Однако, прессинг завода не прекратился. На пресс-конференции, состоявшейся в Москве в мае 2018 года, гендиректор винодельческого холдинга «Инкерман» Сергей Лебедев заявил, что правительство Севастополя создало систему, которая целенаправленно работает против бизнеса. «Создают предприятиям проблемы, а потом – как решение этих проблем – предлагают поменять собственников. У меня сейчас в бочках находится 10 млн литров вина. Если виноделы останутся на улице, то это вино можно выливать. Если я один год пропущу, виноград может погибнуть. К нам хотят завести новых собственников методами, какие были в 90-е», – сообщил тогда Лебедев.

В августе 2018 года директор «Инкермана» отмечал: «Инкерман» сейчас фактически находится на грани закрытия».

Севастопольские журналисты снова спросили Овсянникова о судьбе «Инкермана» – в 2018 году предприятие впервые не высаживало новые виноградники. Губернатор в ответ заявил, что предприятие «может чем угодно прикрывать свою неэффективность».

Продажа

В октябре 2018 года местные СМИ со ссылкой на собственные источники, сообщили, что новый инвестор получит долю в Инкерманском заводе марочных вин в ноябре и, якобы, уже достигнуты договоренности с одной из фирм, связанной со структурой АО «АБ «Россия». Новым инвестором Инкерманского завода планирует стать компания «Южный проект» (Санкт-Петербург), которая ранее уже приобрела завод шампанских вин «Новый Свет».

Фирма «Южный проект» была создана в конце ноября 2017 года. На тот момент единственным собственником этой структуры был Банк «Россия», крупнейшими акционерами которого, по данным самого финучреждения, являются Юрий Ковальчук, Геннадий Тимченко, Сергей Ролдугин, Николай Шамалов, Михаил Шеломов, Татьяна Свитова. Ковальчука, Тимченко и других крупных бизнесменов Владимир Путин в апреле 2014 года назвал «хорошими знакомыми, друзьями», за которых ему не стыдно.

Через месяц власти Севастополя в суде первой инстанции добились решения о расторжении договора аренда имущественного комплекса «Инкерманского завода марочных вин». 29 ноября 2018 года Арбитражный суд Севастополя полностью удовлетворил требования департамента по имущественным и земельным отношениям Севастополя к ООО «Инкерманский завод марочных вин», который требовал расторгнуть договор аренды целостного имущественного комплекса государственного арендованного имущества № 175, заключенного городом с винзаводом еще 25 июня 2004 года.

На это гендиректор предприятия Сергей Лебедев сказал, что в борьбе за имущество завода он готов дойти до Верховного суда. «Во-первых, про само решение. Кроме как беспределом, я больше никак это назвать не могу. Во-вторых, суд запросил независимую экспертизу о том, как используется арендованное имущество и оборудование. Экспертиза полностью подтвердила нашу правоту, что мы эффективно используем оборудование и даже его улучшаем. Этой экспертизе уделили очень много внимания. Много времени она заняла. Но все равно решение было не в нашу пользу», – сказал Сергей Лебедев.

В конце января 2019 года с Инкерманского винзавода уволились все топ-менеджеры и главный винодел

О дальнейшем рассмотрении дела ничего не известно. В конце января 2019 года с Инкерманского винзавода уволились все топ-менеджеры и главный винодел. Генеральный директор «Инкермана» Сергей Лебедев возглавил винодельню Alma Valley, он будет занимать должность генерального директора. По словам Лебедева, вместе с ним из «Инкермана» в Alma Valley перешли главный винодел Георгий Чичинадзе и директор по производству Валентин Маликов. По словам источника РБК в винодельческой отрасли, команда из «Инкермана» приняла предложение в Alma Valley, в том числе устав «от затянувшихся переговоров о продаже крымского предприятия», которая должна была состояться еще в декабре.

Вина торговой марки «Хороший год» Валерия Захарьина в одном из крымских магазинов, июль 2019 года
Вина торговой марки «Хороший год» Валерия Захарьина в одном из крымских магазинов, июль 2019 года
Инкерманский винзавод был продан. Его владельцем стал крымский винодел Валерий Захарьин

​В апреле нынешнего года Инкерманский винзавод был продан. Его владельцем стал крымский винодел Валерий Захарьин.

«Валерий Захарьин – человек непростой и целеустремленный», – пишет винный эксперт Артур Саркисян в своем авторском гиде «Российские вина 2019» о новом владельце «Инкермана». Общая площадь виноградников «Дома Захарьиных» – 88 га. Большая часть – 55 га – была заложена в 2002 году в Степном Крыму, остальные 33 га – в 2008-м в Бахчисарайском районе Крыма. Винодельня выпускает вина под марками «Дом Захарьиных», «Баккал Су», «Хороший год».

Согласно гиду Саркисяна, объем выпуска «Дома Захарьиных» – 200 тыс. бутылок в год. Для сравнения, у приобретенного им «Инкермана» этот показатель – 11,5-12 млн бутылок. Собственной винодельни у Захарьина нет: переработка винограда, который «Дом Захарьиных» производит и частично закупает в нескольких крымских зонах, а также розлив вина происходят на партнерском заводе. Бочки с вином, в частности, хранятся в специальной выделенной штольне Инкерманского завода.

По данным СПАРК, Захарьину принадлежат более десяти компаний, занимающихся (указано как основной вид деятельности) выращиванием винограда или продажей напитков. Оборот самой крупной (исходя из представленных данных за 2017 год) – оптового ООО «Интерфин» – 334,167 млн руб. У ООО «Дом Захарьиных» – 13,51 млн руб. Выручка только Инкерманского завода в 2017-м – 1,81 млрд руб.

По оценке руководителя проекта WineRetail Александра Ставцева, производственные активы и бренд группы «Инкерман» (без учета стоимости земли) могут стоить около $100 млн.

Один из источников РБК, близкий к руководству Инкермана», объясняет продажу «Инкермана» именно Захарьину проблематичностью сделки между санкционным банком или его структур с иностранными инвесторами: сделка «Южного проекта» с «Инкерманом» могла вызвать вопросы из-за санкционных рисков.

Захарьин утверждает, что сделка совершена в его собственных интересах, он планирует развивать винодельческое хозяйство как на собственные, так и на заемные средства.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG