Доступность ссылки

Виноделы под давлением: почему власти Севастополя судятся с Инкерманским заводом


Власти Севастополя добились решения суда первой инстанции о расторжении договора аренды имущественного комплекса «Инкерманского завода марочных вин», а это грозит остановкой предприятия. В сентябре 2018 года генеральный директора холдинга «Инкерман интернешнл» Сергей Лебедев рассказал журналистам, что завод избежал «национализации» благодаря переговорам на российском федеральном уровне.

Позже российские власти Севастополя в ходе инвентаризации на ООО «Инкерманский завод марочных вин» выявили нарушения, связанные с перепрофилированием арендованного имущества и его утратой. Эти претензии и послужили поводом для исков в суд от лица департамента имущественных и земельных отношений правительства Севастополя. Сергей Лебедев назвал это «элементами давления на предприятие», чтобы у завода появился российский собственник.

Журналист из Севастополя Андрей Васильев напоминает, как винодельческое предприятие оказалось в частных руках.

– Некоторые предприятия в соответствии с украинским законодательством либо не могли быть приватизированы, либо просто на этом пути встречались трудности. Поэтому была разработана такая схема, когда в аренду сдавали целостные имущественные комплексы (ЦИК). То есть фактически новый частный собственник приходил на госпредприятие и брал его в долгосрочную аренду. Таких ЦИКов в Севастополе было четыре, два из них связаны с корпорацией «Логос», принадлежащей днепровскому олигарху Валерию Шамотию. Сейчас это имущество переоформлено на шведскую компанию «Инкерман интернешнл» – там совхозы «Качинский плюс» и «Золотая балка», «Инкерманский завод марочных вин», а также судоремонтный завод «Южный Севастополь». По трем из этих объектов между городскими властями и бизнесом возникли судебные тяжбы.

Андрей Васильев отмечает, что суды по «Южному Севастополю» и «Инкерманскому заводу марочных вин» уже завершились не в пользу бизнесменов.

Покупатель на активы винодельческого завода всегда найдутся. Единственный шанс отстоять их – найти «российскую крышу»
Андрей Васильев

– Процесс по землям «Качинского плюс» приостановлен в связи с экспертизой и возобновится 7 декабря. Нетрудно предугадать, какое решение будет принято. Не стоит искать конспирологические схемы – вряд ли правительство Севастополя имеет готовых покупателей. Мы видим историю с «Южным Севастополем», когда имущество, вокруг которого шла судебная тяжба, передали рыбинскому заводу «Вымпел» – и у меня складывается впечатление, что там не совсем знают, что делать с севастопольским имуществом. Мне кажется, правительство Севастополя хочет расширить программу приватизации на ближайшие годы. Прямо как при большевиках – экспроприируют экспроприаторов. Полагаю, что покупатель на активы винодельческого завода всегда найдутся. Единственный шанс отстоять их – найти «российскую крышу».

Президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович убежден, что российские власти Севастополя не планируют закрывать «Инкерманский завод марочных вин».

– Инкерманский завод – известный, он имеет свою долю на рынке вина. Насколько мне известно из кулуарных разговоров, уничтожать или ликвидировать это предприятие никто не планирует. Там есть вопрос, связанный с собственниками, но он нигде не высвечивается, – они хотят его продать. Может, происходящее связано именно с этим. Я не могу поставить под сомнение решение суда: если решил расторгнуть договор аренды, значит, у него было на то основание. Я только в одном уверен – что этот завод будет работать и производить прекрасный продукт. С 2014 года очень многие предприятия в Крыму реконструированы, на них поставлено серьезное оборудование. С моей точки зрения, сейчас крымские вина интереснее тех, что производили в 2013-м. Инкерманский завод сейчас продает где-то на 20% больше, чем тогда.

Генеральный директор ООО «Инкерман Украина» Анна Горкун объясняет, как это предприятие появилось вне Крыма.

Все, что производится в Крыму, изолировано продажами там же и в России, они никуда не экспортируют
Анна Горкун

– Аннексия Крыма – это сюрреализм в мире юриспруденции. Нам надо было искать какой-то вариант, как действовать, при том что доля рынка «Инкермана» в Украине была номер один, объемы производства были сумасшедшие, на предприятии в Крыму до сих пор работает порядка трех тысяч человек. Как только на полуострове начали происходить какие-то странные телодвижения, мы сразу создали юридическое лицо «Торговый дом «Инкерман», месяц назад мы стали «Инкерман Украина». Изначально считали, что это на всякий случай, но худшее случилось, и граница между Крымом и материковой частью страны закрылась. По требованиям украинского законодательства товарный и денежный оборот между компаниями на полуострове и на материке стал невозможен. Так в Украине стала работать отдельная юридическая единица. Мы занимаемся и производством, и сбытом готовой продукции.

Анна Горкун утверждает, что многие технологи и виноделы отказались работать в Крыму и стали частью коллектива на материке.

– Та единица, которая осталась в Крыму, осталась работать все под теми же акционерами. Естественно, никто не собирался бросать актив, в который вложены не только время, но и сумасшедшие деньги. Инвестиции до 2014 года исчисляются десятками миллионов евро. То, что происходит сейчас, мы можем видеть по публикациям в интернете, события развиваются печально. Сейчас на украинском рынке под маркой «Инкерман» продается все то, что производится в Новой Каховке и в Одессе. Все, что производится в Крыму, изолировано продажами там же и в России, они никуда не экспортируют.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG