Доступность ссылки

«Когда демона изгонят, Путин за голову схватится». Трудная дорога шамана в Бурятии


Александр Габышев

Гражданский активист из Бурятии, поэт и водитель такси Есугей Сындуев приютил у себя дома на несколько дней шамана Александра Габышева, который пешком идет из Якутии в Москву "изгонять Путина". Вскоре после этого у Сындуева начались неприятности: его избили, разгромили его ПАЗ, и теперь он может потерять работу.

Путешествие Александра Габышева, продолжающееся вот уже полгода, привлекает к себе много внимания, собирает массу комментариев и сопровождается всевозможными происшествиями. Когда он проходил через Читу, и его сторонники устроили там митинг, против акции выступила местная епархия, а на видеоблогера, которого власти сочли организатором митинга, составили административный протокол.

Когда Габышев пересек границу Забайкалья и Бурятии, его попытались остановить местные шаманы из религиозной организации "Тэнгэри". Один из них заявил Габышеву, что тот перестанет быть шаманом, если сделает еще шаг в сторону Москвы. Но Александр четко дал понять, что в любом случае продолжит свой путь. В Улан-Удэ в конце прошлой недели он остановился у местного жителя Есугея Сындуева. О том, что произошло потом, Есугей рассказал в интервью корреспонденту издания "Сибирь.Реалии".

Идущего в Москву якутского "шамана-оппозиционера" остановили бурятские "шаманы-патриоты"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:26 0:00


– Как вы узнали, что Александр идет в Москву и пройдет через Бурятию?

Господи, я же хороший был, мальчик Вова, что я наделал со страной? Дорогие россияне, простите меня!


– Я, конечно, не постоянно и активно, но слежу за новостями в интернете. Меня заинтересовало, что человек вышел из якутской тайги и катит тележку, идет в Москву изгонять демона из Путина. Вот великий русский язык – можно сказать "изгонять демона из Путина", а можно сказать "изгонять демона Путина". Это одна и та же вещь – изгонять демона, принадлежащего Путину. То есть игра слов. Это я потом уже сам домыслил. Может быть, ошибаюсь. И когда демона изгонят, Путин за голову схватится: "Господи, я же хороший был, мальчик Вова, что я наделал со страной? Дорогие россияне, простите меня! Я ухожу на покой, передаю власть достойному, честному, не повязанному олигархическими связями человеку". Вот я рассчитываю на это.

Вначале же Путин был другой, в него поверили все, в том числе и я. Я ехал в поезде, встречал новый 2000 год в поезде, по дороге в Москву, как раз на полпути от Улан-Удэ к Москве, примерно в районе Омска. И когда прозвучало по радио в поезде обращение Бориса Николаевича Ельцина "Я ухожу!" – это было потрясение, конечно. И такие надежды возлагались на Путина. Вначале он их оправдывал. Тут вспоминается китайская сказка, когда герой идет изгонять дракона, терроризирующего и угнетающего людей, бьется с ним, побеждает, видит груды золота, начинает грабить караваны, не замечая, что руки его превращаются в когти, и он сам становится драконом.

Я говорю про ФСБ, ФСО, полицию, они за ним наблюдают, и не просто наблюдают, а изыскивают какие-то моменты, возможности


И именно поэтому вы захотели встретиться с Александром…

– Конечно. В Ютубе есть много роликов с ним, и я постоянно нахожу в них отклик, отзвук наших чаяний, моих, моих друзей, нашего межрегионального общественного движения "Священный Байкал", участником которого я являюсь. Наши активисты поехали его встречать на границу Забайкальского края и Бурятии. И он с удовольствием принял предложение сопровождать и обеспечить всем необходимым на территории Бурятии и Иркутской области. И далее мы передадим его и его группу Красноярскому краю.

– О том, что вы его сопровождаете, информация быстро по Бурятии разошлась?

– Люди узнали моментально, сейчас век высоких технологий. Там, где он остановится, мы скрывали до последнего момента. Зная, что очень внимательно за его путем следят определенные структуры, - необходимые, конечно, но у нас они превратились уже не в то, чем они должны быть. Я говорю про ФСБ, ФСО, полицию, они за ним наблюдают, и не просто наблюдают... Вот сегодня Саша с группой расположились в двух километрах от Улан-Удэ на ночлеге, и говорят, что мимо мелькают туда-сюда одни и те же машины ГАИ, какие-то прочие машины с одними и теми же номерами ездят по трассе. Когда мы проезжали пост ДПС, наши машины обыскивали, спрашивали, где идет шаман. Им было неизвестно, где он едет, потому что полтора десятка машин выезжали с группой шамана, и в какой из них Александр, было неизвестно никому, даже самой группе. Некоторые машины задерживали на посту ДПС, даже под коврики заглядывали. Слава богу, ничего никому не подбросили, они на это мастера.

– А о том, где шаман остановится в Улан-Удэ, кому было известно?

– О том, что он остановится в моем доме, было известно буквально трем-четырем людям, то есть самому шаману, Ворону, самому приближенному его человеку, мне, естественно, и председателю межрегионального общественного движения "Священный Байкал" Владимиру Абагоеву. Люди засыпали нас вопросами, где можно с Сашей встретиться. Пусть нас простят, но мы запутывали следы. И когда уже его встретили здесь, недалеко от моего дома, на федеральной трассе, направились пешком сюда, и сказали большинству группы Саши-шамана, что именно это место выбрано для его пребывания.

Есугей и Александр
Есугей и Александр

– А он движется сейчас не один, с ним люди идут?

– Да. Он никого с собой не зовет, ни у кого ничего не просит. Он идет, катит свою тележку, на которой его палатка-чум со всеми разборными конструкциями, печка походная, немудрящая одеженочка, продуктов немного. Он идет, катит тележку, шагает по дороге и принципиально не садится в машину, не проезжает по этой дороге ни одного метра. Он сказал: "Я приду в Москву пешком". Ну, в пределах города, административной территории он может передвигаться на машине, а между городами, по России – пешком.

– Я так понимаю, что в результате ваших встреч с Александром вы себе заработали массу неприятностей.

– Я не могу доказательно заявлять, но считаю, что это может быть продолжением той ужасной, безобразной встречи Межрегионального общественного движения шаманов "Тэнгэри" и группы Саши-шамана на подходе к Улан-Удэ, с руганью, угрозами и так далее. Это были физически крепкие ребята, большие, со сломанными ушами, видно, что со спортивным прошлым. Саша к их мату и угрозам отнесся очень спокойно. Они требовали, чтобы он перестал называться шаманом. На что он ответил: вы меня можете считать кем угодно, но я шаман, я Саха-воин, я иду дальше, как бы мне ни закрывали дорогу. И пошел.

Сотни и сотни людей шли к шаману, узнав, где он остановился. Рядом с моим домом были толпы, никогда наша улица столько машин не видела


– То есть, столкновения удалось избежать…

С ним были члены нашего движения "Священный Байкал", члены "Боевого братства", ветераны боевых действий, они обеспечивали его безопасность. То есть, если бы была попытка какого-то физического или другого любого противоправного действия против шамана, эти ребята бы тут же вмешались. Они и здесь, во время пребывания его в моем доме, осуществляли контроль за безопасностью. Сотни и сотни людей шли к шаману, узнав, где он остановился. Рядом с моим домом были толпы, никогда наша улица столько машин не видела, проехать было невозможно.

– Как вы думаете, "Тэнгэри" по собственной инициативе его встретили?

Они могли выполнять заказ власти, так у нас люди говорят. Почему наши шаманы идут на поводу у власти? Потому что они зависятот власти финансово. Правительство республики на бюджетные деньги помогло построить огромный комплекс, шаманский центр "Тэнгэри", это практически государственная структура, хотя они называют себя независимыми (на странице "Тэнгэри" в "Вконтакте" указано, что храм построен "при помощи правительства и всего народа" – прим. С.Р.).

– Вы считаете, что нападение на вас – продолжение инцидента на границе?

Я не могу этого утверждать, могу только предполагать. Это случилось в субботу, поздно вечером. В тот день у нас закончился фестиваль поэзии и авторской песни "Горящая свеча", в защиту Байкала и за сохранение его уникальности, я его организатор и руководитель. Фестиваль уже третий год проходит на средства, зарабатываемые собственным трудом членами "Священного Байкала", в том числе моими руками, за баранкой моего "пазика". Закончился фестиваль, Владимир Абогоев пригласил нас к себе, он живет в пригороде Улан-Удэ, живописное место, в двухэтажном доме, своими руками построенном. Пригласил он меня и двоих бардов, они приехали из Селенгинска, это Артур Арекисян и Владимир Ананьев. Мы ужинали, он поднялся наверх, к семье, а в это время к нему в дом ворвался неподалеку живущий шаман, такой бугай здоровенный, мастер спорта по вольной борьбе. Вначале он прикопался к "Жигулям", на которых приехали эти два барда, хотя они никому не мешали, стояли возле ворот. Но Володя Ананьев вскочил и говорит: "Если мешают, я сейчас отгоню". Но он не успокоился на этом, давай орать: "Почему твой автобус оклеен агитками за кандидата в мэры Улан-Удэ?" У нас 8 сентября будут выборы мэра Улан-Удэ, и я за Александра Мархаева, это мой друг, сенатор, первый секретарь КПРФ.

– Шаман, который ворвался в дом, имеет отношение к "Тэнгэри"?

Спрашивали, готовим ли мы вооруженное восстание, призываем ли вооружаться и идти на Москву, чтобы устроить гражданскую войну. Я просто глаза выпучил, я же пацифист!


Сам он это отрицает, и, как я понял, в "Тэнгэри" тоже это не подтверждают. Но сегодня следователь, который меня допрашивал по этому делу, сказал, что он относится к этой организации. Я не удивился этому, хотя сам ничего утверждать не могу. Кстати, после того, как мы подали заявление на этого шамана, нас не выпускали, говорили: "Мы вас допросим, на вас поступило заявление, на вас и на Ворона". Спрашивали, готовим ли мы вооруженное восстание, призываем ли вооружаться и идти на Москву, чтобы устроить гражданскую войну. Я просто глаза выпучил, я же пацифист! А заявление подал как раз председатель "Тэнгэри"... Так вот, когда хозяин дома выгнал того человека, он стал ломиться в калитку, кричать, сыпать угрозами, звонить по телефону, вызывать кого-то своих. Потом начал громить мой автобус разбил мне стекла и поломал дворники. Я выскочил на улицу, он кинулся ко мне, но не удалось ему меня ударить ножом – он был слишком пьян, движения замедленные, я сумел как-то уклониться. Тогда он меня схватил за туловище, поднял и как бросит о землю, ну, и сверху начал меня молотить кулаками. Каким-то чудом я сумел вырваться, заскочил в калитку и захлопнул ее за собой. У меня из брови кровь хлестала, всю футболку залила, я стал во дворе умываться. И тут появились его друзья. Около десяти человек, таких же отмороженных, и они тоже стали ломиться и стучаться в дом.

– А в полицию вы позвонили?

В тот момент о полиции даже и речи не было. Чтобы туда дозвониться, надо полдня звонить. Утром мы уже их вызвали, приехали только после обеда.

– Вы побои зафиксировали в травмпункте?

Вчера ездил, был выходной в судмедэкспертизе, у меня направление есть. А сегодня День знаний, приехал – медсестры есть, а врача нет, а они без врача не могут давать заключение. Но еще время есть, я завтра сниму обязательно.

– Вы и работу потеряли вскоре после этого?

Буквально перед вашим звонком я вновь разговаривал со своим бригадиром, пытался как-то договориться. Для меня потерять работу – катастрофа. Я работаю в компании "Форвард Авто", которое осуществляет перевозки по нескольким пригородным маршрутам. Начальник бригады пригородных маршрутов давно уже требовал от меня, чтобы я снял из автобуса наклейки в поддержку Мархаева. Но я сказал: "Это мое конституционное право, я имею право наклеивать то, что хочу, на свой автобус, если это не противоречит законодательству". Начальник был немного недоволен, но не мог ничего со мной сделать. Но когда я принял шамана Саню, он позвонил и сказал: "Мое терпение лопнуло. Ты не только коммунистов и Мархаева поддерживаешь, ты еще и шамана принял, который идет против власти, против Путина. Или ты все снимай и изгоняй шамана из своего дома, или я тебя отчисляю из бригады". Я ему говорю: "Ну, что делать, отчислишь так отчислишь, но убеждений своих в угоду тебе я менять не буду". И вот, вчера я обнаружил, что меня в вайбере из группы нашей бригады исключили. Это признак увольнения. Сегодня я дозвонился до руководителя, он мне сказал, что я его подставляю, на него давят, и теперь мне дорога закрыта на любой маршрут. Мне, говорит, водители-поэты, писатели, болтуны не нужны.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG