Доступность ссылки

Шьют форму боевикам и питаются хлебом: о женских колониях в ОРДЛО


В женских колониях ОРДЛО работают в принудительном порядке

Желто-голубые ворота, колючая проволока, воронки от снарядов и почти полностью разрушенные здания. Так в момент ожесточенных боев летом 2014 года выглядела Червонопартизанская женская исправительная колония (ИК) №68. Единственное из всех пенитенциарных учреждений Украины, которому удалось выехать из зоны боевых действий на подконтрольную часть. В июне 2014-го более 200 осужденных женщин вывезли, сначала в Луганск, а затем в Качановскую колонию в Харькове.

На сегодняшний день на неподконтрольных Украине территориях Донецкой и Луганской областей действуют две колонии для женщин. Снежнянская – в Донецкой области и Селезневская – в Луганской. Также их содержат в следственных изоляторах, например, в СИЗО №5 в Донецке, и в отдельных камерах на территории колоний для мужчин.

Как удалось выяснить Радио Донбасс.Реалии, осужденные женщины в принудительном порядке шьют военную форму для боевиков группировок «Л/ДНР» и не получают лечение – врачей в колониях попросту нет.

Принуждение к работе

Когда-то Селезневская ИК №143 была местом лишения свободы несовершеннолетних. Еще до начала конфликта на Донбассе учреждение расформировали, а подростков перевели. Поскольку теперь уже разрушенная Червонопартизанская колония находилась практически на границе с Россией, и туда было крайне неудобно перевозить осужденных, на базе «Селезневки» решили сделать женскую тюрьму. По словам Павла Лисянского, представителя украинского омбудсмена в Донецкой и Луганской областях, сейчас в Селезневской колонии содержат около 70 женщин. Все они в принудительном порядке работают на местном швейном предприятии.

В «Селезневке» женщины шьют военную форму, подушки и одеяла
В «Селезневке» женщины шьют военную форму, подушки и одеяла
На подконтрольной Украине территории заключенные сами решают, хотят они работать на предприятии при колонии или нет. А на оккупированной части страны весь труд в колониях принудительный
Павел Лисянский


«На подконтрольной Украине территории, – рассказывает Лисянский, – заключенные сами решают, хотят они работать на предприятии при колонии или нет. А на оккупированной части страны весь труд в колониях принудительный. Например, в «Селезневке» женщины шьют для боевиков военную форму, подушки, одеяла и рукавицы».

По данным Восточной правозащитной группы, заключенных женщин кормят в основном хлебом и макаронами, а также тем, что передают их родственники. Однако самая большая проблема заключается не в питании, а в отсутствии медицинского обеспечения.

«В женских колониях «Л/ДНР», – в один голос говорят правозащитники, –врачей попросту нет. Максимум, на что могут рассчитывать осужденные, – это помощь медсестры. А от всех болезней им предлагают анальгин».

«Сделать заключенным больнее»

В Снежняской ИК №147 также нет врача, но есть швейное предприятие, где женщины работают в обязательном порядке. Примечательно, что, по данными источника Радио Донбасс.Реалии в украинских правоохранительных органах, большая часть администрации колонии осталась на неподконтрольной украинской власти территории. Обязанности начальника, как и до начала боевых действий, здесь исполняет местная жительница Алла Краевская. По состоянию на 2016 год, по ее словам, в колонии содержали 111 женщин. Со временем, но уже по данным так называемого офиса «уполномоченной по правам человека» в «ДНР», цифра заключенных выросла. В марте 2019-го в Снежнянской колонии содержали 153 женщин, а уже в августе нынешнего года – 163.

Условия в женских колониях лучше, чем в СИЗО. Как минимум, есть возможность свободно передвигаться по территории
Условия в женских колониях лучше, чем в СИЗО. Как минимум, есть возможность свободно передвигаться по территории
Многих обвиняемых годами удерживают в СИЗО, хотя уже могли бы вынести приговоры по так называемым законам «Л/ДНР». Так поступают, чтобы сделать заключенным больнее


Кроме медобеспечения и питания, есть в женских колониях ОРДЛО и существенная проблема со связью с внешним миром. Раньше в местах лишения свободы разрешали пользоваться смартфонами. После того, как сами заключенные стали фиксировать нарушения своих прав, все изменилось. Теперь мужчинам разрешены только кнопочные телефоны без камер, а у женщин нет и этого. С родными осужденные в Селезневской и Снежнянской ИК общаются по 15 минут раз в неделю. Звонки совершают обязательно в присутствии кого-то из администрации, по очереди и только по громкой связи.

Несмотря на то, что обе женские колонии на территории ОРДЛО рассчитаны на тех, кто впервые совершает преступления, по факту, там содержат всех подряд – от тех, кто отбывает наказание за кражу, до тех, кто совершил умышленное убийство. Кроме этого, боевики группировок «ДНР» и «ЛНР» специально оставляют обвиняемых в СИЗО и не передают их дела в так называемые суды.

«Подконтрольные России боевики, – отмечает источник Донбасс.Реалии в правоохранительных органах, – делают все, чтобы унизить заключенных. Многих обвиняемых, независимо от пола, годами удерживают в СИЗО, хотя им уже давно могли бы вынести приговоры по так называемым законам «Л/ДНР». Так поступают, чтобы сделать заключенным больнее. Ведь в колониях осужденные могут передвигаться свободно, а в СИЗО их, максимум, выводят на прогулку во двор. Да и сами условия содержания совсем разные».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG