Доступность ссылки

Памятник «белым» и «красным» в Севастополе: «Примирение спущено сверху»


Симферополь, архивное фото

Ровно 100 лет назад, в середине ноября 1920 года, завершилась эвакуация Белой армии из Крыма, которая ознаменовала начало красного террора на полуострове. К круглой дате Российское военно-историческое общество начало возводить в Севастополе памятник «Примирения», который призван символизировать взаимное прощение потомков «красных» и «белых».

Открыть монумент на берегу Карантинной бухты планировали 16 ноября, однако его строительство затянулось. Как ранее сообщили авторы, в скульптурную композицию включены белогвардеец и красноармеец, а между ними будет установлена колонна с золотой фигурой женщины в униформе санитарки. Между тем севастопольские общественники, симпатизирующие коммунистам, еще в августе направили в адрес российского руководства Севастополя письмо, где настаивают, что без широкого общественного обсуждения устанавливать такие памятники недопустимо. О том, что мешает примирению «белых» и «красных», шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Украинский историк Андрей Иванец рассказал Крым.Реалии, что предшествовало эвакуации Белой армии с полуострова.

– Деникинцы захватили Крым в 1919 году, и в итоге Крым остался единственным клочком земли в европейской части бывшей Российской империи, который контролировали небольшевистские силы. Весной 2020 года белое движение возглавил Петр Врангель, вдохнул в него новое дыхание в Крыму, и вел борьбу до осени. Силы Красной армии тогда были отвлечены на войну с Польшей и Украинской народной республикой. В октябре 2020 года с поляками заключили перемирие, и «красные» перебросили войска с западного направления на Крым. В результате прорыва 8 ноября начался захват полуострова, завершившийся к 17 ноября. Врангель еще 11 ноября отдал приказ об эвакуации, и из Крыма успели выйти на кораблях в Турцию более 146 тысяч человек. При этом на полуострове осталось до 50 тысяч «белых» военных, поскольку большевики обещали им амнистию.

Андрей Иванец
Андрей Иванец

Андрей Иванец отмечает, что эскадра Черноморского флота ушла в Тунис, где и прекратила свое существование в 1930-е годы.

Террор в Крыму был одним из самых массовых за всю Гражданскую войну: там было убито от 12 до 150 тысяч человек
Андрей Иванец

– Беженцы разъехались преимущественно по странам Европы, а часть разочаровавшихся «белых» вернулась уже в Советскую Россию. Однако особо трагически сложилась судьба тех, кто остался в Крыму: несмотря на все обещания, уже с конца ноября заработала машина красного террора под руководством революционера Белы Куна. Центральное руководство большевистской партии поставило задачу «ликвидировать буржуазию». Работали и особые отделы армий, и новосозданный Чрезвычайный комитет, и другие формирования, поэтому масштабы террора были очень значительными. По оценке французских авторов «Черной книги коммунизма», террор в Крыму был одним из самых массовых за всю Гражданскую войну: там было убито от 12 до 150 тысяч человек. Я думаю, что было расстреляно более 50 тысяч человек, причем убийства сопровождались издевательствами и пытками.

Глава партии «Коммунисты России» в аннексированном Крыму Леонид Грач убежден, что события столетней давности следует рассматривать в уже устоявшемся ключе и что памятник «Примирению» будет искажать историю.

– За Крым идет настоящая борьба, которая то разделяет, то объединяет. Сегодня опять пытаются переименовать улицы, отказаться от чего-то одного и увековечить что-то другое – все это неправильно. Должна быть какая-то историческая последовательность во взгляде на тот период: нельзя так делать с празднованием исхода врангелевцев из Крыма. На мой взгляд, аксеновцы придумали это, только чтобы лишний раз взбудоражить людей. На самом деле это стирание исторической памяти – в том числе о тех, кто участвовал в восстановлении на полуострове советской власти. Все любители попраздновать на крымской земле не понимают, что поднимают руку не только на свое настоящее, но и на свое будущее. В итоге в будущем никто не сможет понять, что же произошло на самом деле.

Леонид Грач
Леонид Грач

Журналисты Крым.Реалии также обратились за комментариями к крымским монархистам, однако ответа не получили. Андрей Иванец считает, что российские власти пытаются провести на полуострове примирение по принуждению.

Это спущено сверху, то есть идея родилась не среди крымчан, а в Кремле
Андрей Иванец

– Современные коммунисты, которые не раскаялись в тех преступлениях и пытаются себя оправдать, конечно, предстают не в лучшем свете. Примирение – нужный и важный процесс, но то, как это делается на оккупированном полуострове, на деле не приводит к примирению. Сначала памятник собирались ставить вообще вне Крыма, потом в Керчи, потом по указанию Путина его решили поставить в Севастополе. Проблема в том, что это спущено сверху, то есть идея родилась не среди крымчан, а в Кремле. Установка готовилась в российской оккупационной манере, без широкого обсуждения. Весной 2017 года объявили, что памятник появится уже к ноябрю, однако просоветская общественность города выступила против – проводили пикеты, собирали подписи и так далее. Только после протестов провели какую-то имитацию в виде круглого стола, куда, впрочем, не пригласили противников.

Севастополь, митинг против установки памятника примирению, 4 августа 2017 года
Севастополь, митинг против установки памятника примирению, 4 августа 2017 года

По мнению Андрея Иванца, установка памятника «Примирению», помимо повода для идеологических споров, несет в себе и ряд юридических проблем.

– Сама установка монумента оккупационной администрацией в Крыму незаконна. Были и аргументы насчет того, что памятник нарушает архитектурный образ Севастополя, к тому же по проекту он находится напротив Херсонеса, в охранной зоне, где нельзя вести подобные работы. К тому же еще в 2017 году был коррупционный скандал относительно того, что выделением и получением средств на установку занимались две фирмы двух братьев. Все это создало не лучший фон для проекта.

Между тем председатель комитета по культуре и вопросам охраны культурного наследия российского парламента Крыма Николай Волков в эфире «Радио Крым» заявил, что улица в Симферополе, названная в честь руководителя красного террора в Крыму Белы Куна, должна быть переименована. По словам Волкова, «если у нас улица названа человеком, который непосредственно уничтожал людей террором, то это неправильно». Однако Леонид Грач возражает, что у Белы Куна есть место в истории, которое нельзя оспаривать: «Тронешь его – можно дойти до Ленина».

Российский историк Николай Сванидзе указывает на то, что, если следовать логике Николая Волкова, переименования одной улицы явно недостаточно.

– Конечно же, Бела Кун – убийца, но ведь они выполняли приказы Владимира Ленина. Зачем тут кокетничать? Если нам не нравится Бела Кун, то и Ленин тоже не должен нравиться. Это все равно что наказывать палача за приказ вышестоящего начальника, которому мы ставим памятники. Когда сейчас говорят, что, мол, не надо трогать историю – это лукавство. «Красные» пришли и переименовали вообще все в свою честь, то есть сейчас это было бы не изменение истории, а ее возвращение. Что касается примирения, вся пропагандистская машина работала на стороне «красных», и «белые» воспринимались как враги, подобно немцам после Второй мировой войны. В принципе, политика примирения правильная, и сам по себе памятник такого рода мне нравится. Давно уже пора замириться потомкам «красных» и «белых», просто пока что это не получается по современным причинам.

Николай Сванидзе
Николай Сванидзе

Николай Сванидзе полагает, что одна из главных проблем на этом пути – равнодушие современников и общий низкий уровень знания истории.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG