Доступность ссылки

«С тобой хотели по-хорошему». Суд по делу Каракашева и беседа свидетеля с оперативником


Евгений Каракашев в суде в Ростове-на-Дону с адвокатом Алексеем Ладиным

В Северо-Кавказском окружном военном суде российского Ростова-на-Дону 2 апреля гособвинитель завершил представление доказательств по делу обвиняемого в призывах к терроризму левого активиста из Евпатории Евгения Каракашева. Судьи изучили видео с беседой главного свидетеля по этому делу Сергея Васильченко с российским оперативником. О том, как проходили предыдущие судебные заседания, читайте здесь, здесь и здесь.

Заседание суда началось с продолжения допроса Сергея Васильченко – главного свидетеля обвинения. Защитник Евгения Каракашева, адвокат международной правозащитной группы «Агора»​ Алексей Ладин попросил приобщить к делу распечатку с одного из крымских новостных сайтов, содержащую копию заявления Васильченко в российскую прокуратуру в 2016 году. На суде Васильченко подтвердил, что был автором этого заявления. Коллегия судей согласилась приобщить к делу документ.

Отвечая на вопросы адвоката, Васильченко заявил, что написал заявление в прокуратуру, поскольку был напуган. Вместе с этим, он заявил, что не выезжал после оказанного на него давления на территорию материковой части Украины: «Я находился в Крыму, уехал я потом, чтобы сменить обстановку и абстрагироваться от всего этого».

«Сказали, что ко мне претензий нет»

Сергей Васильченко подтвердил в суде, что написал явку с повинной по поводу публикации на своей странице в соцсети «ВКонтакте» видеозаписи «Без названия», размещение которой вменяется Каракашеву. При этом, дела в отношении Васильченко возбуждено не было.

«Сказали, что ко мне претензий нет: «Живи своей жизнью», – пояснил Васильченко. Он добавил, что в ноябре 2016 года «отсидел 10 суток за две песни».

Подсудимый Евгений Каракашев попросил огласить показания Сергея Васильченко на следствии, указав на противоречия в его показаниях, суд согласился с этой просьбой. В протоколах допроса от 1 марта, 2 июня и 19 сентября 2018 года, записанных следователем Алгизом Албушаевым, приводятся слова Сергея Васильченко о размещении в соцсети видеофайла «Без названия». В этих показаниях свидетель сначала заявляет, что сообщение с требованием разместить видео Каракашев якобы написал «ВКонтакте», затем – при личной встрече, затем – «по программе Riseup» (почтовый сервер – КР).

Каракашев стоял с плакатом «Верните Тундру в Крым!». Как я понял, Каракашев являлся знакомым Кольченко
Из протокола допроса

Из протоколов допроса также следует, что на изъятом у Васильченко компьютере были найдены различные файлы, в частности «Инструкция по изготовлению запала». В протоколе записано, что Васильченко «сохранял с апреля по сентябрь 2016 года файлы, присланные Каракашевым».

«В один из дней Каракашев сообщил мне, что он планирует пикетирование в поддержку Александра Кольченко, осужденного за совершение террористических действий. Я, Иван Марков и Алексей Шестакович встретились и провели пикет у здания управления ФСБ. Каракашев стоял с плакатом «Верните Тундру в Крым!». Как я понял, Каракашев являлся знакомым Кольченко», – говорится в протоколе.

В протоколе очной ставки, состоявшейся 1 марта 2018 года, Васильченко также сообщил, что Евгений Каракашев передал ему при встрече «книгу Ги Дебора (французский революционер леворадикального толка, философ, историк – КР), чтобы прочитал».

Адвокат Евгения Каракашева попросил исследовать имеющийся в деле диск с видеозаписью, оформленную силовиками как результат оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение». Суд согласился, и видео просмотрели в зале заседания.

Диалог Васильченко с оперативником

На экране появилось изображение кабинета, в котором на стуле сидел Сергей Васильченко. Съемка, возможно, велась скрытой камерой. С Васильченко беседовал оперативник российского МВД, его имя не называли на заседании.

– Когда в прошлый раз мы к тебе приезжали? Ты разместил видео у себя на странице, где человек в маске гранату делал из подручных средств. Помнишь?

– Так я свидетель или подозреваемый?

– Ты же понимаешь, что есть такой человек – Каракашев. Что, не помнишь?

– Что-то было там... А следователь где?

– Все еще будет решаться. Что, боишься, что тебя в СИЗО закроют? На, читай, – сказал полицейский, протягивая Васильченко некие бумаги.

С тобой хотели по-хорошему, а ты не захотел, убежал... Все зависит от того, что ты будешь говорить

– Ну что, припоминаешь? Ролик-то у тебя был? Ты его выложил сам, понимаешь или нет? Или Каракашев написал, правильно. Ты сейчас будешь допрошен в статусе свидетеля, тебя в суд пока еще никто не везет, с тобой разговаривают.

– Но меня же все равно в суд потащат, как подозреваемого.

– С тобой хотели по-хорошему, а ты не захотел, убежал... Все зависит от того, что ты будешь говорить. Несмотря на то, что ты убежал, вернулся, мы тебя заново нашли и доставили сюда. Вспоминай, как все было!

– Так а зачем, если я... Можно выйду, покурю?

– Сиди, вспоминай! В какой соцсети общались чаще всего? Тебя следователь сейчас будет спрашивать. От этого очень многое меняется. Если ты его сам выложил, это отдельный состав преступления, а так ты идешь как соучастник и все. Может нисколько не дадут. Скорее всего, штраф будет. Ты разместил, 50 человек увидело.

– Не 50, а 30, из них несколько человек точно ваши сотрудники.

Ты соглашаешься сотрудничать и просишь особый порядок, у тебя будет адвокат от государства, получишь условный срок, не будешь нигде сидеть

– Неважно, никто не будет разбираться, – перебивает оперативник и зачитывает статьи российского Уголовного кодекса, – Есть специалисты, которые все это делают. Если ты сознаешься... Знаешь, что такое досудебное соглашение? Идешь по особому порядку. Ты соглашаешься сотрудничать и просишь особый порядок, у тебя будет адвокат от государства, получишь условный срок, не будешь нигде сидеть. Если мы с тобой договоримся – подписка (о невыезде – КР) и все. Ты для себя реши. Все равно мы все давно задокументировали. Ты уехал, спрятался непонятно зачем. Есть шанс нормально выйти из ситуации.

– Если следователь придет, ты также ему расскажешь, да? – Васильченко кивнул головой. После этого он рассказал оперативнику о выезде на материковую часть Украины и плохих условиях в спецприемнике.

Отвечая на вопросы адвоката Алексея Ладина, Сергей Васильченко подтвердил, что разговаривал с сотрудником полиции и опасался заключения в СИЗО.

«Предложили посмотреть запрещенное экстремистское видео»

Во второй части заседания были допрошены понятые, присутствовавшие при осмотре следователя видеозаписи «Без названия» на странице «Евгений Кастенаки» в соцсети «ВКонтакте». По версии следствия, страница принадлежала Каракашеву.

Первым допросили жителя Севастополя Сергея Кабернюка, назвавшего местом работы воинскую часть №40136.

Подошел оперуполномоченный Копачев, предложил просмотреть запрещенное экстремистское видео
Сергей Кабернюк

«Я шел по улице Суворова, ко мне подошел оперуполномоченный Копачев, предложил просмотреть запрещенное экстремистское видео. Объяснили, что будем осматривать экстремистский видеоролик «ВКонтакте». Некто представился как Че Гевара, рассказал, как делать гранату. После было высказывание, что надо с режимом бороться, с властью», – рассказал Кабернюк.

Осматривался ли адрес страницы, каким образом на странице был найден видеоролик и сколько всего на странице было видеозаписей, свидетель не вспомнил. По просьбе адвоката Кабернюку дали скриншоты видеозаписи, на которой зафиксирован один просмотр видео. Был ли сделан скриншот до или после просмотра, свидетель не вспомнил.

Вторым дал показания Андрей Ляшик, начальник службы охраны государственной тайны в войсковой части №56529-7 в Севастополе.

«В ноябре 2016 года ко мне обратился капитан третьего ранга Копачев, он предложил пройти в кабинет. Объяснил, что мы просмотрим видеоролик, это был ресурс «ВКонтакте», там рассказывалось, как собрать малогабаритное взрывное устройство. Была такая фраза: псы режима и госслужащие», – сообщил суду Ляшик.

Он подтвердил, что скриншоты видео производились. При этом свидетель не вспомнил, до или после просмотра, как и количество просмотров, дату загрузки в соцсеть и наличие комментариев.

На вопрос адвоката, возможно ли, что единственный просмотр был сделан самим свидетелем, Ляшик ответил отрицательно: «Я считаю, что нет. Мы заходили с независимой страницы».

После этого гособвинитель Игорь Надолинский объявил об окончании представления доказательств обвинением.

Рассмотрение дела продолжится в 10.30 часов 9 апреля. Ожидается, что в этот день свои доказательства начнет представлять защита.

«Заказной характер дела»

Адвокат Евгения Каракашева Алексей Ладин сообщил корреспонденту Крым.Реалии, что считает важным исследование защитой в суде видеозаписи беседы свидетеля с оперативником.

Вместо плохого обвиняемого следствие предпочло иметь хорошего свидетеля обвинения
Алексей Ладин

«По моему мнению, вполне очевидно, что сотрудник полиции осуществил неприкрытое давление на Васильченко по поводу возможного привлечения его к уголовной ответственности и заключению в СИЗО. Альтернативой этому было обозначение, что именно Каракашев прислал ему ту видеозапись. Васильченко признал, что у него написана явка с повинной, однако никакого уголовного дела в настоящий момент против Васильченко нет, и это вполне логично: вместо плохого обвиняемого следствие предпочло иметь хорошего свидетеля обвинения, что сейчас и происходит», – отметил Ладин.

По его словам, защита также пыталась выяснить, был ли единственный промотр той криминальной, по мнению следствия, видеозаписи, сделан непосредственно при понятых, либо это раньше произвел оперуполномоченный.

«Понятые по этому поводу ничего сказать не смогли. Согласно презумпции невиновности, сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого, по крайней мере так записано в УК. Сам факт, что просмотр был всего лишь один, наводит на размышление, что это уголовное дело высосано из пальца, тем более, что на видео Васильченко подтвердил, что видеозапись на его странице содержала 30 просмотров. Это вызывает сомнение и удивление, почему на скамье подсудимых находится Каракашев, а не Васильченко. Тут мы снова возвращаемся к вопросу о заказном характере дела», – подчеркнул адвокат.

Справка: 1 февраля 2018 года сотрудники российского Следкома задержалиКаракашева в Евпатории по подозрению в экстремистских высказываниях в соцсетях. Позже суд арестовал его. Каракашев считает ложными и сфабрикованными обвинения, выдвинутые против него.

Позже в Севастополе по «делу Каракашева» прошли обыски в домах левых активистов Алексея Шестаковича, Алексея Присяжнюка, Игоря Панюты, Ивана Маркова и Артема Воробьева.

После аннексии в Крыму фактические российские власти практикуют массовые обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского Национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG