Доступность ссылки

Отголоски трагедии в Керчи. Про девочку Наташу, не вписавшуюся в парадный антураж


Керченский политехнический колледж в день годовщины трагедии, 17 октября 2019 года

О расстреле в керченском колледже 17 октября 2018 года власть и впечатлительная общественность вспоминают лишь при повторении подобного. Случившаяся в казанском лицее трагедия вновь заставила вернуться к сто раз обсуждавшимся на разных этажах власти темам. И все они, понятное дело, глобальные: касаются необходимости надежной охраны и профессиональной психологической службы в учебных заведениях.

Тут же, естественно, возникает резкая потребность в патриотическом воспитании, что в России приравнивается к готовностизащищать родину с оружием в руках, с которым, пусть и игрушечным, маршируют строем российские детсадовцы. А еще стоит заметить, что такие трагедии так ярко живописуются российскими СМИ, в первую очередь телевидением, что моментально в городах и весях России и Крыма начинается цепная реакция сообщений о минировании учебных заведений. А это как раз результат того, что в патриотическом воспитании есть только одна составляющая – «патриотизм», а само нравственное просвещение подростков и молодежи напрочь отсутствует.

О расстрельных трагедиях забывают быстрее, чем излечивается последний пострадавший в них. И жизнь Наташи Калиниченко подтверждает это

Но сейчас я не об этом. О расстрельных трагедиях забывают быстрее, чем излечивается последний пострадавший в них. И жизнь юной керчанки Наташи Калиниченко, у которой количество перенесенных операций больше, чем цифра прожитых ею лет, подтверждает это. Через два года после трагедии инвалидность и льготы сняли даже у тех, кто лечился в московских клиниках. А вот Наташа до сих пор скитается по больничным койкам, надеясь только на помощь и поддержку своего отца. Этой девочке не повезло в жизни с самого рождения: мать у нее – отец. После трагедии их с отцом жестоко, незаслуженно и безнравственно обидели чиновники Керчи, которые обвинили ее единственного родителя в пьянстве, назвали неполную семью Наташи «неблагополучной» и выделили причитающиеся ей как жертве трагедии деньги только под давлением рядовых керчан, возмутившихся наглостью и ложью местной власти.

Российские полицейские и машины «скорой помощи» возле здания городской больницы №1, куда госпитализировали пострадавших в результате стрельбы и взрыва в политехническом колледже, Керчь, 18 октября 2018 года
Российские полицейские и машины «скорой помощи» возле здания городской больницы №1, куда госпитализировали пострадавших в результате стрельбы и взрыва в политехническом колледже, Керчь, 18 октября 2018 года

Сразу после трагедии история Наташи не оставила равнодушными не только ее земляков, но и жителей Москвы, в клинике которой она лечилась. Конечно, в первую очередь керченских москвичей, собиравших деньги, приносивших девочке игрушки, радовавших ее новыми красивыми вещами, старавшихся всячески поддержать, помочь ей, вселить в нее веру и доказать, что она в этом мире не одна: кроме отца у нее есть готовые прийти на помощь люди.

Год Наташа лечилась исключительно заботами отца на свою 12-тысячную пенсию по инвалидности, которая уходила на мази и бинты

Московские власти тоже не остались в стороне: чтобы отец мог быть рядом с дочерью, ему выделили бесплатное социальное жилье. Но прошло время, затем навалилась пандемия, и лишившуюся стопы девочку с отцом отправили из московской клиники в Керчь. Год Наташа лечилась исключительно заботами отца на свою 12-тысячную пенсию по инвалидности, которая уходила на мази и бинты. Еле удалось добиться, чтобы московский институт Вишневского согласился принять на лечение Наташу – фактически без направления, так как в Керчи его девочке не дали.

Когда московские медики увидели ее рану, они схватились за голову: что называется, еще чуть-чуть, и Наташа могла бы лишиться ноги. Госпитализации в клинику Наташе пришлось ждать две недели, до выписки других пациентов. Из тех, кто был так щедр и внимателен к юной керчанке сразу после трагедии, почти никто не возобновил контакты с ее отцом, поэтому ему пришлось снимать жилье за свои деньги.

Но что там Москва, которая, как известно, слезам не верит! Наташа – коренная керчанка, о которой местная власть за год ее пребывания в городе даже не вспомнила. Прославленная «шубоносица», врач по профессии и медицинский руководитель по должности Мая Хужина, громче всех заверявшая общественность сразу после трагедии, что никто из пострадавших не будет забыт и оставлен без помощи, теперь заявляет, что коль отец Наташи не обращался за помощью, то значит, в ней и не нуждался. Якобы тем, кто просит, помощь оказывают. И приводит в пример себя, любимую, которая от своего имени обратилась в УЖКХ города, чтобы спилили нависавшую ветку над балконом квартиры, где живет мать убитого в колледже преподавателя.

Бывшая глава российского горсовета Керчи Мая Хужина
Бывшая глава российского горсовета Керчи Мая Хужина
Никакой поддержке девочке. И потому отец Наташи вынужден выкручиваться и экономить

То есть человек выполнил свой более чем рядовой депутатский долг, помог избирательнице, а подал это как знак заботы о пострадавших в колледже. Ни профессионального исполнения врачебного долга, ни простого человеческого и материнского сострадания, а тупая упертость и вера в то, что спиленная коммунальщиками ветка и есть та помощь и поддержка, которую она обещала именно как медик. И никакой реакции – ни со стороны местных чиновников, ни депутатов, многие из которых вполне, судя по поданным декларациям, могли или помочь материально, или оказать содействие в трудоустройстве отца девочки, пользуясь своими весомыми связями. Никакой поддержке девочке. И потому отец Наташи вынужден выкручиваться и экономить, ездить на работу в Питер и рваться на выходные к дочке в Москву.

Подобным образом повел себя и новый директор политехнического колледжа Денис Колесник, заверявший во вторую годовщину трагедии, что помощь отказывается всем детям. Зато с какой помпой местная власть и тот же директор колледжа отчитались о проведении на базе этого учебного заведения «международной научно-практической конференции по вопросам развития профтехобразования», что названа таким высоким слогом из-за участия в ней коллег из Чечни и – по видеосвязи – из Минска.

Керченский политехнический колледж после ремонта, август 2019 года
Керченский политехнический колледж после ремонта, август 2019 года

В этом году колледжу, а некогда обычному техникуму, кузнеце кадров металлургического комбината, стукнет девяносто. С подобающим случаю пафосом директор демонстрировал гостям происходящие в колледже перемены. Но ни он, ни глава муниципалитета Ольга Солодилова даже полусловом не обмолвились о том, чем вызваны эти «радующие глаз» изменения в оборудовании главного входа и оснащении учебных кабинетов и мастерских. А идут они активно потому, что после трагедии на колледж обратили внимание и власти, и спонсоры, как тот же судостроительный завод, вложившийся своими средствами в проведение ремонтных работ.

Грубо говоря, не было бы несчастья, трагедии, гибели детей и взрослых, колледж так и прозябал бы с прежним главным входом и классами со старым оборудованием, а возможно, и с бывшей директрисой. Но, проводя конференцию, не вспомнили не только об этом, но даже, похоже, не удосужились почтить память погибших и вспомнить выпускницу-краснодипломницу 2021 года Наташу Калиниченко, жизненная история которой не вписалась в красивую картинку преобразований.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG