Доступность ссылки

«Бойня в Казани» – эхо трагедии в Керчи?


Спецназ возле входа в гимназию, на которую напал стрелок. Казань, 11 мая 2021 года

Когда приоритетом многочисленных силовых структур страны являются политические репрессии и борьба с оппозицией, им не до обеспечения безопасности в школах, поэтому должных выводов из керченской трагедии 2018 года, похоже, так и не было сделано. К такому выводу склоняются опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты, обсуждавшие произошедшую во вторник трагедию в Казани.

По последним данным, число жертв трагедии в казанской гимназии №175 возросло до девяти, сообщают 11 мая СМИ со ссылкой на президента Татарстана Рустама Минниханова. Семеро погибших – ученики 8-го класса, четверо мальчиков и три девочки, а также учительница и сотрудница школы.

При этом более 20 человек, преимущественно школьники, по информации республиканского Минздрава, госпитализированы. Шестеро – в реанимации.

Задержан один человек. По предварительным данным, это 19-летний Ильназ Галявиев, ранее учившийся в этой школе, но затем поступивший в колледж. На него было легально зарегистрировано оружие. Он был вооружен гладкоствольным охотничьим ружьём Hatsan ESCORT.

В Татарстане 12 мая объявлено днём траура.

Аналогичная трагедия в 2018 году произошла на аннексированном полуострове Крым в городе Керчь. Тогда при нападении на колледж погибли свыше 20 человек. Преступление совершил 18-летний Владислав Росляков.

Алексей Рощин: «На политические преследования средства находятся, на охрану жизни детей – нет»

Социальный психолог Алексей Рощин в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» заметил, что нынешняя трагедия практически один в один, вплоть до деталей, повторяет керченскую историю. По его словам, и тут, и там, были использованы самодельные бомбы, отсутствовала должная охрана, а в роли вершителя чужих судеб выступил человек с явными психическими отклонениями.

Алексей Рощин
Алексей Рощин

«Я тщательно занимался делом керченского стрелка, – рассказывает он. – Помню, по горячим следам преступления возникла инициатива, исходившая от главы Совета Федерации Валентины Матвеенко. Суть ее предложения была в том, что, поскольку школы плохо защищены ЧОПами, надо передать функцию их охраны в руки Росгвардии. Об этом говорили все на волне обсуждения проблемы. И что мы видим в Казани – школу охранял вахтер. О росгвардейцах сейчас уже никто не вспоминает. Из школы в прошлом году ушел даже ЧОП, потому что ему, как выяснилось, не платили. У школы элементарно не было денег».

Из школы в прошлом году ушел даже ЧОП, потому что ему, как выяснилось, не платили. У школы элементарно не было денег

В итоге все декларации насчет того, что “надо лучше защищать наших детей”, которые возникли на фоне предыдущего жуткого происшествия, ушли в песок, констатировал Алексей Рощин.

«Через 2,5 года все повторяется практически точь-точь, и даже выясняется, что дела обстоят еще хуже. Инициатива Матвиенко не была поддержана, видимо, потому что в бюджете не нашлось денег на эти благие цели, и идея была похоронена. С другой стороны, на политические преследования оппозиции средства находятся. И похоже, что на охрану жизни детей денег нет именно потому, что львиная их доля уходит на политический сыск, репрессии, а заодно и разные внешнеполитические авантюры».

Государственные приоритеты расставлены более чем явно, и казанская бойня это только лишний раз подтвердила, резюмировал социальный психолог.

Керченский стрелок и трагедия в колледже. Как это было (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:42 0:00

Аббас Галямов: «Приоритетом российского государства является борьба с политическими оппонентами, оппозицией»

В свою очередь политолог Аббас Галямов согласен, что приоритетом российского государства является борьба с политическими оппонентами, оппозицией. На его взгляд, это происходит потому, что за неэффективность действий на этом направлении с силовиков «снимают стружку». «Понятно, что у них тоже выстроилась своя внутренняя иерархия, – добавил он. – В первую очередь они должны сосредоточить усилия на том, за что с них спрашивают. Порочный круг замкнулся».

Поэтому на борьбу с уголовной преступностью времени и сил силовые структуры уделяют гораздо меньше, утверждает политолог. Как ему представляется, в этом контексте логично предположить, что, когда они мониторят в соцсетях, то ищут прежде всего критиков Путина и «Единой России», «а не тех, кто декларирует некие криминальные намерения».

Как заявил по горячим следам преступления пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, Владимиру Путину доложили о случившемся, и он распорядился рассмотреть вопрос об ужесточении правил приобретения оружия.

Аббас Галямов затруднился сказать, насколько это может быть эффективным. Также он не стал проводить параллели с ситуацией в Соединенных Штатах.

«В США совершенно другие традиции и отношение к оружию. Там нет лежащего в основе современной российской государственности принципа монополии на насилие. У нас все выстроено именно на этой догме. Право на насилие есть только у государства. В Америке сама эта идея кажется абсурдной. Многие американцы считают право на владение оружием фундаментальным. Поэтому здесь сложно сравнивать», – заключил политолог.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG