Доступность ссылки

Украина vs Россия: санкции зеркальные, условия разные


©Shutterstock

Российская сторона отказалась проводить трехсторонние переговоры по транзиту газа через территорию Украины. Это произошло уже в мае, после избрания нового президента, а также не согласовала и переговоры на июнь. Как прокомментировал исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко, Россия сознательно затягивает процесс. Это ‒ лишь последний из примеров взаимных санкций, которые накладывают друг на друга враждующие страны. Больше о санкциях и о том, как торговая война между Россией и Украиной может повлиять на Беларусь, узнавала корреспондент Белорусской службы Радио Свобода Алена Литвинова.

После аннексии Россией Крыма и начала боевых действий на Донбассе в 2014 году страны Европы и США ввели экономические санкции против российских компаний и физических лиц, причастных к агрессивным действиям против Украины. Киев присоединился к «санкционной войне» в конце 2015 года.

С тех пор украинское правительство постепенно расширяло перечень торговых ограничений, в том числе и через антидемпинговые расследования. В этом году, в мае, запрещены поставки российского цемента и деревянных изделий, а с 1 августа вводится специальная пошлина на все виды продукции российского происхождения. Исключение сделано лишь для угля, кокса, бензина, сжиженного газа и фармацевтической продукции.

Критическую для Украины продукцию, со своей стороны, ограничивает Россия ‒ с 1 июня прекращаются поставки сырой нефти и меняется система экспорта нефтепродуктов на украинский рынок. Чтобы поставлять дизельное топливо и бензин, нужно будет получить специальное разрешение Министерства экономического развития России.

Торговля за два года до войны

Торговые отношения Украины и России достигли рекорда в 2011 году ‒ тогда взаимный обмен товарами и услугами измерялся десятками миллиардов долларов. Поставки из России оценивались в 30 миллиардов долларов, а из Украины ‒ в 25 миллиардов. Первое падение объемов торговли произошло в 2012-м, в 2014-м торговля сократилась в два раза, а в прошлом году ‒ в 10 раз, по сравнению с уровнем 2011 года.

Директор украинского Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский отметил, что устойчивое сокращение объема торговли между Россией и Украиной в 2012-2013 годах стало результатом не политических проблем, а изменений в странах, в их национальных экономиках и во взаимной востребованности продукции. Санкции лишь завершили эту тенденцию.

Есть спровоцированная Россией война на востоке Украины, и поэтому в данном случае наше сотрудничество с Россией определяется именно этим конкретным фактом
Игорь Бураковский

«Санкции не являются автономным инструментом экономической политики. Они вводятся в ответ на какие-то события. Если бы не было российской агрессии и аннексии Крыма, разумеется, никто бы их не вводил, и их оценка не имела бы никакого политического содержания. Сейчас мы исходим из того, что есть аннексия Крыма, есть спровоцированная Россией война на востоке Украины, и поэтому в данном случае наше сотрудничество с Россией определяется именно этим конкретным фактом», ‒ сказал Радио Свобода Игорь Бураковский.

Игорь Бураковский
Игорь Бураковский

Чем торговали и что потеряли

Как и в случае с Беларусью, основную часть (около 70%) украинского импорта из России составляли нефть и нефтепродукты, уголь, минеральные удобрения и ядерное топливо. Так, кстати, остается и по сей день.

На мировом рынке можно приобрести любой товар. Но нужны соответствующие расходы на адаптацию к новым поставщикам
Игорь Бураковский

«Все это можно заменить другими поставщиками, хотя понятно, что замещение поставщика из России на поставщика из ЕС означает потерю времени, с одной стороны, а с другой ‒ не всегда дешевле. Однако это можно сделать, и тут как раз вопрос не столько к государству, сколько к бизнесу. На мировом рынке можно приобрести любой товар. Но нужны соответствующие расходы на адаптацию к новым поставщикам. И еще раз хочу подчеркнуть: нельзя оценивать вне политического контекста санкции, которые взаимно вводят Украина и Россия», ‒ добавил экономист.

Министерство экономического развития и торговли Украины оценивает влияние российских санкций только по дизельному топливу и углю более чем на 4 миллиарда долларов в год. Россия ежегодно теряет в торговле с Украиной 193,3 миллиона долларов после запрета поставок украинских труб, бумажной продукции, чулочно-носочных изделий, масла и других продуктов высокотемпературной перегонки каменноугольной смолы.

В денежном выражении с момента введения взаимных санкций страны потеряли в торговле примерно одинаково: Украина ‒ 4,3 миллиарда долларов, а Россия ‒ 4,1 миллиарда. Если сравнивать нынешнюю торговую статистику с данными 2011 года, то Украина недополучила в торговле с Россией более 20 миллиардов долларов, а Россия ‒ 26 миллиардов. Вообще же, говорит Игорь Бураковский, точно определить эффект от санкций достаточно сложно, потому что эта цифра зависит от многих факторов.

«Понятно, что любая переналадка отношений с одной схемы на другую требует дополнительных затрат. Когда-то у нас был многолетний поставщик, а теперь надо быстро заменить эту продукцию, то очевидно, что от нового поставщика мы не получим таких кредитных условий. Хотя, конечно, все индивидуально и зависит от того, какие были каналы закупок ‒ непосредственно у производителя или у торговых организаций. Те же удобрения мы могли покупать через какие-то европейские структуры на торговые дома или компании, которые, в свою очередь, получали эту продукцию в России и поставляли ее по всему миру», ‒ пояснил Игорь Бураковский.

Еще один фактор обусловлен необходимостью развивать собственную промышленность, чтобы получить свою продукцию вместо запрещенной.

«Но здесь надо смотреть на соответствующие украинские мощности, как они работают, кому поставляют, готовы ли закрыть каналы из России собственной продукцией. Также много вопросов, так как, например, химическая промышленность у нас очень сильно монополизирована, работает несколько компаний, а часть из них принадлежит олигарху Фирташу. Это также добавляет определенного привкуса этой ситуации. Также вопрос, насколько наши потребители российской продукции ориентируются в том, что происходит на мировом рынке», ‒ добавил экономист.

Санкции зеркальные, а условия разные

В условиях взаимных санкций Россия и Украина имеют разные внешние факторы. Для Украины после Революции Достоинства открылся доступ к кредитам международных финансовых организаций ‒ Международного валютного фонда и Европейского союза, а товары и услуги шире двинулись на европейский рынок после подписания соглашения о свободной торговле.

По данным Государственной службы статистики Украины, в течение первых четырех месяцев этого года экспорт в страны Евросоюза уже достиг 42,7% в общем объеме украинской внешней торговли. Наибольшим спросом в Европе пользуется продукция украинского сельского хозяйства и металлургии, запрещенная в России. В сегменте услуг, и прежде всего транспортных, телекоммуникационных и деловых, европейский рынок в статистике Украины также занимает первое место с долей 33,6%.

Россия от всех этих ресурсов и возможностей фактически изолирована международными санкциями, введенными Евросоюзом и США после аннексии Крыма и агрессии на Донбассе.

Весь мировой пакет санкций ‒ Евросоюз, США, Украина ‒ это очень болезненный пакет, и уже сама Москва признает, что имеет многочисленные экономические проблемы
Игорь Бураковский

«Я не берусь оценивать влияние украинских санкций на Россию. Но в целом можно утверждать, что весь мировой пакет санкций ‒ Евросоюз, США, Украина ‒ это очень болезненный пакет, и уже сама Москва признает, что имеет многочисленные экономические проблемы и низкие темпы экономического роста ‒ меньше 1%. Это фактически результат экономических санкций», ‒ считает Игорь Бураковский.

В то же время в Украине, согласно официальной статистике, реальный валовой продукт увеличился на 2,2%. Хотя некоторые аналитики утверждают, что о серьезном экономическом росте пока говорить рано ‒ цифры могут свидетельствовать лишь о том, что удалось остановить падение экономики, вызванное аннексией Крыма и оккупацией части Донбасса.

Обратная сторона запретов ‒ «серые схемы»

Эксперты не исключают, что, несмотря на существование торговых запретов, еще некоторое время украинская продукция будет представлена на российском рынке, а российская ‒ на украинском, хотя и в значительно меньшем объеме. Ведь бизнесменам проще найти обходной путь, чем искать новые рынки. Один из таких путей ‒ «очищать» происхождение своей продукции на территории Беларуси, ставшей фактически буферной зоной между Россией, Украиной и Европой.

Мы прекрасно понимаем, что уголь, который поставляется в Украину из России, ‒ это уголь украинский, вывозимый через Ростовскую область
Игорь Бураковский

«Если не принимать во внимание моральные вопросы и говорить о бизнес-стратегиях, то они разные. Мы прекрасно понимаем, что уголь, который поставляется в Украину из России, ‒ это уголь украинский, вывозимый через Ростовскую область. То же касается и Беларуси, которая активно занимается реэкспортом. Беларусь ‒ ворота западного мира для западных товаров, которые попадут через белорусскую территорию под белорусской маркой в Россию. Любые ограничения имеют свою экономическую цену, и часть бизнеса будет искать различные схемы, чтобы снять украинскую или российскую марку с товаров, поставляемых в том или ином направлении. И то, что существует определенная сфера для злоупотреблений, ‒ очевидно», ‒ отмечает Игорь Бураковский.

По словам эксперта, отследить реальное происхождение товаров довольно сложно.

Это вопрос не только экономический, но и вопрос таможенных органов, которые должны отслеживать товарные потоки
Игорь Бураковский

«Когда мы говорим о таких схемах, это вопрос не только экономический, но и вопрос таможенных органов, которые должны отслеживать товарные потоки. Поэтому надо интенсифицировать сотрудничество и на политическом уровне, прежде всего для того, чтобы государство, предприниматели которого используют соответствующие возможности, также контролировало соответствующие потоки. Это тема отдельного и очень непростого профессионального, экономического и юридического разговора», ‒ отмечает Бураковский.

Директор Института экономических исследований и политических консультаций убежден, что проблему «серых схем» возможно решить только при более объемных санкциях, аналогичных тем, что вводились против Ирака и Ирана.

«Если все международное сообщество ограничивает торговлю, то понятно, что никакие третьи схемы не работают. На сегодняшний день таких санкций нет, поэтому наличие этих схем ‒ часть нашего гибридного сотрудничества с Россией», ‒ подытожил он.

Все будет под контролем

Белорусские предприятия очень быстро реагируют на все изменения взаимной российско-украинской экономической политики. Логично прогнозировать, что они первыми попробуют заменить критическую для Украины российскую продукцию своей. И прежде всего речь о нефтепродуктах, цементе, битуме, деревянной продукции и минеральных удобрениях. Вместе с тем они должны быть готовы, что украинская таможня будет присматриваться к их поставкам, тем более, что уже есть конкретные случаи.

В прошлом году в декабре Государственная фискальная служба Украины задержала в Ровенской и Житомирской областях 80 вагонов с белорусскими удобрениями. Подозревали, что под сертификатами Беларуси завозится российская продукция, на которую в 2018 году в Украине ввели антидемпинговые пошлины. Через три недели расследования подтвердилось белорусское происхождение удобрений, но сроки поставок были сорваны, «Гродно Азот» и Гомельский химический завод вынужденно останавливали отгрузку в Украину.

«Таможенники не мешают, они пытаются раскрыть те схемы, где используются третьи стороны. Это практика любого расследования, когда мы доказываем, что продукция не является российской, со всеми последствиями. Поэтому здесь таможня работала в рамках своих полномочий, поскольку схема может быть достаточно запутанная. Это вопрос трансграничной перевозки товаров, проблема транзита, если товары из одной страны попадают через территорию другой в третью, чтобы изменить юридические признаки», ‒ сказал Игорь Бураковский.

Сейчас в Украине под особым контролем поставки битума с белорусского предприятия «Нафтан». Уже несколько месяцев продолжаются судебные процессы по искам Государственной фискальной службы о несоответствии продукции заявленным показателям. Правда, главная претензия таможенников ‒ не в происхождении битума, а в том, что он ввозился под видом битумной смеси, пошлина на которую существенно ниже.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG