Доступность ссылки

От НЭПа 20-х к репрессиям 30-х: для чего Сталин устроил Голодомор?


Рубрика «Мнение»

Мировое господство стало целью российских большевиков с самого начала обретения ими власти. Они этого никогда не скрывали, прямо об этом говоря и в документах созданного ими Коминтерна, и в декларации об образовании СССР. Не скрывали они и того, какие методы будут применять: массовый террор (как «средство воспитания нового человека» из недобросовестных трудящихся), агрессивные действия Красной армии («сначала – в просторах Старого Света») и тотальное уничтожение «классовых врагов». Взамен же тем, кто поверил в новое «царство обетованная», предлагались бесчисленные блага; правда, не сейчас, а позже, после полной победы над врагами.

Впрочем, такая неистовая программа вряд ли могла бы найти силы не только на массовую поддержку, но и на нейтральное отношение со стороны населения контролируемых большевиками территорий и со стороны части пролетариев и интеллигенции Запада, если бы не провозглашенные в начале 1920-х некоторые послабления: НЭП (т.е. смесь рынка и госрегулирования экономики), «коренизация» (на территории УССР в виде «украинизации») культурной политики, стимулирование развития науки и техники (которые должны были стать «самыми передовыми в мире») и др. Мол, пока поживем так, а генеральный штурм капитализма наступит позже.

Но быстро выяснилось, что такие послабления подрывают большевистскую власть и угрожают идеям «мировой революции». Крестьяне после периода безвременья начали обогащаться и сетовать на неуклюжую власть, интеллигенция выдвинула «неправильные» идеи о «кооперативном социализме», а рабочий класс не рвался в ряды партии. И одним из «самых слабых звеньев» (Сталин) в подготовке мировой революции оказалась советская Украина, где стремительно двигались – пусть и в деформированной большевиками форме – процессы создания нации.

Украинцы составляли удельное меньшинство в партии и в органах управления, зато заняли серьезное место в науке, образовании, искусстве, в нижнем и среднем звене военных

Впервые после казацких времен происходило структурирование «национальной культуры как целостности» (И. Дзюба); украинцы составляли удельное меньшинство в партии и в органах управления, зато заняли серьезное место в науке, образовании, искусстве, в нижнем и среднем звене военных (была тогда в Харькове «Школа красных старшин»). Возродилась вынужденно разрешенная властями мощная украинская кооперация с миллионами включенных в нее крестьянских хозяйств (эта кооперация имела свои финансовые учреждения и издательства).

Вокруг украинского этнического ядра начали объединяться определенные части этнических меньшинств – немцев Причерноморья, евреев (в документах ОГПУ появился даже термин «еврейская петлюровщина»), азовских греков, поляков – собственно, как и должно быть в модернистской нации. Прозвучал лозунг «Прочь от Москвы!», появились научные исследования о колониальном статусе УССР в СССР. Поэтому ситуация в советской Украине начала выходить из-под контроля Кремля.

Кремль: курс на новую мировую войну

Сейчас историки спорят: начался ли мировой экономический кризис в 1928 году спонтанно или был подстегнут финансовой агентурой Кремля. Так или иначе, этот кризис позволил Сталину, который перед этим получил всю полноту власти в Кремле, сориентировать партию большевиков и Коминтерн на инициацию новой (после 1917-23 годов) волны «мировой революции». При этом, поскольку надежд на восстание западного пролетариата было мало, основной силой этой революции сделали Красную армию. Поэтому ее надо было срочно усилить, насытить новой техникой, создать мощный ВПК и стратегические запасы всего «необходимого для жизни и боя» и, главное, обезопасить от восстаний в тылу, совершенных «ненадежными элементами». Поэтому с конца 1920-х программа развертывания «мировой революции» с помощью новой мировой войны начинает воплощаться в невиданных в истории масштабах и с неслыханной жестокостью.

Первый удар был нанесен по интеллигенции – «шахтинское дело» против «инженеров-вредителей» и «дело СВУ» против украинской гуманитарной элиты. Каждое из этих дел было эхом и имело разветвления, так что репрессированными в итоге оказались тысячи и тысячи человек.

Сталин был среди большевиков одним из лучших знатоков национального вопроса

Далее «почистили» командный состав Красной армии («дело «Весна») и ликвидировали УАПЦ. Параллельно с тем развернулось массовое «раскулачивание» и «коллективизация» крестьянства, то есть уничтожение лучших хозяев и преобразования других из самостоятельных и ответственных хозяев в крепостных колхозной системы. Началась и «индустриализация», то есть построение предприятий ВПК без предварительной подготовки кадров и структур, которые бы обеспечили эффективное функционирование промышленности. Успех этих действий был очень и очень условным, и в 1932 году Сталину и его окружению стало ясно, что все планы срываются, а «самым слабым звеном наших планов» является Украина, будущий главный театр похода на Запад.

И тогда геноцид украинцев, уже начатый с конца 1920-х репрессиями против всех слоев национальной элиты, приобретает наивысшую точку.

Уничтожить крестьян, создать советских колхозников

Не забывайте: Сталин был среди большевиков одним из лучших знатоков национального вопроса. Когда в 1941 году «припекло», то он публично признал, скажем, национализм прогрессивным явлением, а украинцев – европейским народом... Так что «кремлевский горец» знал, на какие болевые точки следует надавить, чтобы затормозить нацию, а то и повернуть ее обратно. И не случайно он начал с уничтожения и запугивания украинской элиты, чтобы потом перейти к массовому уничтожению, пусть и «обезглавленного», но каким-то чудом способного к сопротивлению крестьянства (Сталин не учел кооперативного фактора, которого не было в России, но исправился и в конце 1932 года дал приказ «почистить» кооперации, «засоренные петлюровскими кадрами»).

Вместе с тем началось сворачивание украинизации – с персональным уничтожением ее носителей, до низовой номенклатуры, которая начала выходить из-под контроля «верхов» – не случайно за зиму и весну 1932-33 годов, по данным ОГПУ, были устранены 80% партийных кадров «на низах». Кроме того, Сталин всегда интересовался манипулятивной психологией – на рабочем столе его (как и у Ленина) лежала книга Гюстава Ле Бона «Психология масс»...

Голодомор стал одним из важных факторов, который сделал Вторую мировую войну неизбежной

Поэтому высшая фаза Голодомора была обоснована с точки зрения большевистской «науки» – сначала силой сломать украинское крестьянство, которое уже перестало быть традиционно патриархальным, а стремительно модернизировалось, становясь носителем не этнических, а сознательно-национальных ценностей, – а потом уцелевшим дать шанс на жизнь и «уху» в обмен на полную лояльность, на превращение из крестьян на колхозников, которых «партия ведет». А вместе с тем вытолкнуть из села немалые человеческие ресурсы для нужд ВПК и за счет русификации готовить бойцов к предстоящим походам (чтобы хорошо понимали команды на русском языке...)

Голодомор стал одним из важных факторов, который сделал Вторую мировую войну неизбежной. Сталин убедился в своем кажущемся всесилии (потом он увидел, что так и не сумел доломать украинцев, но это другие сюжеты). А приход Гитлера к власти не в последнюю очередь стал следствием умелого использования геббельсовской пропагандой правды об уничтожении украинцев: мол, если не хотите такого же, вас спасет фюрер! Десятки миллионов немцев поверили, не замечая имманентного сходства (сходство по сути – авт.) обоих режимов. И покатилось «красное колесо» дальше и дальше...

Сергей Грабовский, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей

Впервые этот текст был опубликован на сайте Крым.Реалии в декабре 2015 года.

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG