Доступность ссылки

«За нами давно следят». В регионах России запрещают лектории


Баркемп в Карелии, июнь 2021 года

Интеллектуальные пикники "Баркемпы" должны были пройти этим летом в нескольких городах: Сыктывкаре, Кирове, Рязани, Йошкар-Оле, Белгороде и Ярославле. На минувшей неделе организаторы заявили о "заморозке" мероприятий, основная причина: третья волна пандемии. Но, как выяснил корреспондент Север.Реалии, вместе с коронавирусными ограничениями в некоторых регионах на участников и координаторов стали давить правоохранительные органы.

Небольшие лектории на открытом воздухе, Баркемпы, впервые прошли в республике Коми, в Сыктывкаре в 2012 году: придумали и организовали такой формат общения, когда приглашенный спикер рассказывает что-то публике на свежем воздухе команда Интернет-журнала "7х7" и Коми правозащитная комиссия "Мемориал" (признан иноагентом). За годы существования Баркемпов аналогичные пикники прошли в Кирове, Петрозаводске, Йошкар-Оле, Ярославле. Ни разу в процесс проведения не вмешивались правоохранительные органы. До 2021 года.

Карелия: доносы и проверки

В Карелии Баркемп должны были провести в 40 км от Петрозаводска, на поляне у турбазы "Зайкина дача". Несмотря на то, что подобное мероприятие успешно прошло на этом месте в 2019 году, а также были все договоренности с владелицей базы, за две недели до него хозяйка сообщила организаторам, что не сможет принять у себя интеллектуальный пикник. Она не стала объяснять причины своего решения и просто вернула деньги, заранее уплаченные за аренду.

Еще раньше на одного из организаторов Баркемпа в Карелии Наталью Ермолину начали писать жалобы в надзорные органы: государство резко заинтересовалось деятельностью ее некоммерческой организации, клуба Agriculture, где проводят развлекательные и образовательные мероприятия. Время анонимок и проверок совпало с началом промо-кампании Баркемпов в 2021 году.

Наталья Ермолина и Иван Голунов на Баркемпе в Карелии, 2021
Наталья Ермолина и Иван Голунов на Баркемпе в Карелии, 2021

– Началось в начале июня все со звонка инспектора по делам несовершеннолетних. По его словам, поступила анонимная жалоба на то, что у нас проходят ЛГБТ-сборища, где я совращаю несовершеннолетних. Он пришел, опросил меня. Я объяснила, что на мероприятия, связанные с тематикой ЛГБТ, мы пускаем только совершеннолетних. Он очень смешно расспрашивал: "А у вас ходят "эти"? Вот эти вот… ЛГБТ?" Вообще он сказал, что имеется большая подборка всех моих "прегрешений", но показывать ее он не стал, – рассказывает Ермолина. – После этого пришло письмо из Минюста, где меня предупреждали о внеплановой проверке. В Минюсте есть человек, который занимается поддержкой НКО, и он действительно поддерживает, помог подготовить все необходимые документы. Он мне сообщил, что к ним поступила анонимка: якобы мы получаем западное финансирование, у нас имеется нецелевое расходование средств, мы ведем незаконную предпринимательскую деятельность и работаем не по уставу.

Кроме полицейских, был человек в штатском, который просто хозяйничал. Ходил по всем подсобкам, открывали двери ногой

Кульминацией стал лекторий "Умная пятница", он прошел за неделю до планируемого Баркемпа и был посвящен сексуальному просвещению. На него пришли полицейские – якобы из-за нарушения губернаторского распоряжения об ограничении численности публичных мероприятий.

– Сказали, будто поступил сигнал, что у нас 75 человек, а максимум можно 50. Посчитали, оказалось 55. Кроме полицейских, был человек в штатском, который просто хозяйничал. Ходил по всем подсобкам, открывали двери ногой. Я спрашивала: представьтесь, вы кто? Он мне – я вас тоже не знаю. Говорю – покажите удостоверение. Отвечает: удостоверение в машине, мне лень идти. Потом стоял, всех людей записывал, фотографировал, мешал лектору, – рассказала Ермолина.

Когда Ермолину опрашивали, ей дали понять, что к предстоящему Баркемпу приковано большое внимание. В частности, полицейские заранее предупредили, чтобы организаторы следили за количеством участников и антиковидными ограничениями.

– Я думаю, что за нами давно следят. Из разговоров с полицейскими я поняла, что они в курсе всех наших событий. "А вот на той афише у вас не было возрастного ограничения..." – говорит Ермолина.

После всех изменений, карельский Баркемп прошел в онлайн-формате, но для зрителей была также организована небольшая фан-зона на улице рядом с арт-пространством Агрикалча. Среди немногочисленных зрителей туда пришли и сотрудники центра по борьбы с экстремизмом. Двое внимательных молчаливых мужчин в гражданском слушали лекции почти целый день.

Двое молчаливых мужчин в гражданском (слева) слушали лекции почти целый день
Двое молчаливых мужчин в гражданском (слева) слушали лекции почти целый день

"Оппозиция собирается где-то за городом"

Сразу после онлайн-лектория в Карелии, в Белогороде полицейские вызвали для профилактической беседы музыкантов, которые должны были выступать на местном Баркемпе. Там их предупредили о недопустимости участия в мероприятии, где могут произойти "массовые беспорядки".

Параллельно давление оказывалось и на непосредственных организаторов мероприятия. Заместителю главного редактора белгородского издания "Фонарь" Никиту Пармёнова вызвали в прокуратуру и выдали ему предостережение о недопустимости освещать массовые мероприятия, не согласованные с властями. Никаких акций в ходе Баркемпа не планировалось, да и запрета на освещение таких акций законодательство не предусматривает, говорит журналист.

– Они, очевидно, не разобрались, кто там чего собирается проводить. "Оппозиция собирается где-то за городом, надо что-то с этим делать", вот какая у них была логика, – считает организатор Баркемпов Дарья Ананьева.

Дарья Ананьева
Дарья Ананьева

По словам Пармёнова, прокуратура действительно выдала ему предупреждение о том, что нельзя освещать несанкционированные акции. Другие координаторы Баркемпа получили предостережения о недопустимости организации таких акций.

– У нас есть режиссер независимого театра, которой до сих пор звонит полиция. Она сейчас в Тюмени, и ей задают странный вопросы – на какие деньги она поехала в Тюмень, что за спектакль она там ставит, – говорит Пармёнов.

Кроме того, 2 июля в аэропорту перед посадкой на самолет задержали главного редактора "Фонаря". Под угрозой сорвать поездку его заставили подписать "предостережение об организации Баркемпа", хотят он вообще не занимается организацией мероприятия.

По словам Ананьевой, в Белгороде планировалась весьма острая программа. Так, сюда должна была приехать журналист и депутат Юлия Галямина (в конце прошлого года ее осудили по "дадинской" статье). Еще одного спикера, журналиста Павла Никулина, также сильно не любят правоохранительные органы: в СМИ можно найти новости о его многочисленных задержаниях, а в январе 2018 года его допрашивали в ФСБ.

– Если бы Баркемп в Белгороде не отменили, скорее всего, к ребятам просто пришла бы полиция. Также большая вероятность, что они потеряли бы площадку для проведения и не смогли физически провести мероприятие, – считает Ананьева.

За минувшие два года давление со стороны правоохранительных органов усилилось. "В 2019 году ничего такого не было, полиция никуда не приходила. Та же Галямина на Баркемпе в Ярославле выступала, и все было спокойно", – говорит Ананьева.

Все запланированные мероприятия организаторам пришлось заморозить на неопределенное время. Но они все же надеются, что удастся провести Баркемпы в прежнем формате с улучшением ситуации с коронавирусом в России.

"Надо быть готовым к рискам"

– После возвращения Алексея Навального правоохранительные органы получили приказ не просто превратиться в политическую полицию, органы политического сыска, но и в целом пресечь любую оппозиционную активность, которая не согласована с властями. Мы хорошо видим, как это работает на примере выдергивания отдельных участников митингов, которые что-то писали про митинги в социальных сетях, на примере косвенного преследования журналистов и разгрома всех структур Навального, –​ ​считает философ, редактор отдела политики "Новой газеты" Кирилл Мартынов.

На онлайн-лектории в Петрозаводске сооснователь Свободного университета ​рассказывал о том, как в последние годы власть усилила давление на ВУЗы: об отчислении студентов и увольнении преподавателей по мотивам политических взглядов. Мартынов также должен был выступить на Баркемпе в Белгороде.

–​ ​Я думаю, что такие мероприятия типа Баркемпа к политическим проектам очевидного отношения не имеют. Мне кажется, что у правоохранительных органов есть двойная установка: с одной стороны они получили карт-бланш привлекать всех, кого они считают нужным по этим политическим резонам, а с другой стороны, им же надо отчитаться о проделанной работе: то есть если у тебя нет каких-то подходящих экстремистов в Белгороде, то ты можешь запретить Баркемп и отчитаться куда нужно о том, что оппозиционная сходка пресечена, – считает Мартынов.

Кирилл Мартынов
Кирилл Мартынов

При этом, по мнению Мартынова, сегодня нет предпосылок полагать, что такая активность правоохранителей снизится после предстоящих выборов в стране, которые пройдут осенью.

– В зависимости от регионов с тем или иным усердием, думаю, правоохранительные органы будут продолжать пытаться преследовать тех, кого они представляют, как политических активистов. Думаю, что людям, представляющим гражданское общество надо быть готовым, что они теперь будут жить на тех же условиях, на которых в последние годы жили активисты Навального, которых довольно давно разгоняют, обыскивают и т.д. Конечно, что-то может измениться, аппарат может переключиться на что-то другое и дать другие указания, но я сейчас для этого предпосылок не вижу: маленькие исполнители в полиции, в центре "Э" и далее по списку через это делают свои карьеры, и сейчас они просто получают больше ресурсов, чтобы свои собственные карьеры развивать –​ это такое разрешение сверху и инициатива снизу, –​ говорит Кирилл Мартынов.

Он не исключает того, что в ближайшие годы проводить на территории России оффлайн мероприятия будет невозможно, поэтому пока безопасным форматом для организаторов подобных лекториев остаются онлайны.

– Нужно делать все то же самое, но нужно отдавать себе отчет, что риски выросли, что могут быть люди, которые попали в этот активизм по ошибке, им надавали по голове, они испугались и сказали: "Вы нас всех подставили" – это сценарий, который произошел с активистами Навального, которые через это проходили последние годы. Надо думать о том, как можно усилить онлайн-составляющую всех мероприятий, потому что онлайн срывать им пока сложнее, думаю, у них нет подходящего для этого метода. Понятно, что онлайном одним сыт не будешь, для создания каких-то устойчивых проектов его мало, поэтому нужно пытаться продолжать и смотреть, как риски продолжают расти, – считает Мартынов.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG