Доступность ссылки

За молитву – под суд: как в Крыму ищут «миссионеров» в мечетях


Иллюстрационное фото

В Крыму два месяца судят имама из Симферополя Расима Дервишева. Ему вменяют незаконную миссионерскую деятельность из-за молитвы в мечети. Чтобы доказать вменяемое ему правонарушение, к делу привлекли троих экспертов, двое из которых не увидели в деятельности имама признаков миссионерской деятельности. Настаивает на этом один эксперт – завкафедрой религиоведения Крымского федерального университета имени Вернадского Ольга Грива. Что известно об экспертах и как их выводы могут отразиться на судьбе Расима Дервишева, читайте в материале Крым.Реалии.

Вопросы к деятельности Расима Дервишева у российских силовиков в Крыму возникли в декабре прошлого года.

«Во время молитвы 3 декабря 2019 года по улице Мокроусова в Симферополе в мечеть вошел неизвестный человек, немного постоял и вышел. После того, как молитва закончилась все прихожане вышли на улицу, там уже стояли сотрудники ФСБ, МЧС. Оказалось, что имаму мечети вменяют административное правонарушение. Постановление вынес заместитель прокурора Киевского района Симферополя Андрей Грицайчук», – сообщал крымский адвокат Айдер Азаматов.

Айдер Азаматов
Айдер Азаматов

Выяснилось, что подконтрольная России прокуратура Крыма открыла административное дело в отношении имама за проведение «незаконной миссионерской деятельности» (статья 5.26 часть 4 КоАП России).
Согласно постановлению, правонарушение заключалось в проведении проповеди и намаза.

Расим Дервишев вину отрицает.

Расим Дервишев
Расим Дервишев

«Я совершал то, что должен делать любой мусульманин в мире»

Дело рассматривает подконтрольный России мировой суд судебного участка № 13 Киевского судебного района Симферополя. Прошло уже восемь судебных заседаний, во время которых большинство свидетелей не смогли подтвердить обстоятельства, которые бы свидетельствовали о миссионерской деятельности имама, утверждает защита.

Сам Расим Дервишев отказывается общаться со СМИ, поскольку «считает себя не публичным человеком». Поэтому его позицию в деле озвучивает адвокат Айдер Азаматов. По его словам, имам утверждает, что только молился, а не вел миссионерскую деятельность.

Я не признаю, что занимался миссионерской деятельностью

«Я не признаю, что занимался миссионерской деятельностью, потому что мне известно, что за нарушение в этой сфере предусмотрена ответственность. Но я признаю, что совершал намаз – то, что не запрещено никакими законами и то, что должен делать любой мусульманин во всем мире», – цитирует подзащитного адвокат.

Для оценки деятельности имама крымская прокуратура привлекла к делу трех экспертов. Свои выводы о материалах дела представили религиовед, доктор философских наук, в прошлом зампред Рескомитета АРК по делам религий и экс-глава «Крымского научного центра исламоведения» Айдер Булатов, исламовед, учитель ислама, представитель подконтрольного крымским властям Духовного управления мусульман Крыма Эмир-Асан Умеров и заведующая кафедрой религиоведения Крымского федерального университета имени Вернадского, доктор философских наук, кандидат педагогических наук Ольга Грива.

По информации адвоката, Айдер Булатов и Эмир-Асан Умеров на основании материалов дела «не смогли определить», есть ли в действиях Расима Дервишева миссионерская деятельность.
Получить их комментарии нам не удалось.

Ольга Грива, в свою очередь, сумела найти признаки миссионерской деятельности на фрагментах видео и фото с молитвы в мечети. Адвокат сомневается в ее компетентности в области ислама.

На любые действия Расима Дервишева на видеозаписи прокуратуры эксперт отвечала, что в них есть миссионерская деятельность

«На любые действия Расима Дервишева на видеозаписи прокуратуры эксперт отвечала, что в них есть миссионерская деятельность. На наши вопросы, по каким признакам в пятисекундной видеозаписи и фотографиях она обнаружила признаки нарушения, она ответила, что человек на видеозаписи, похожий на Расима Дервишева, обращен лицом к людям, они смотрят на него и перед ним лежит Коран. Это, по ее мнению, является признаком миссионерской деятельности. Она также говорила, что если во время поста в Рамадан лицо другого вероисповедания сядет за стол с мусульманином и будет есть, это тоже может быть расценено как миссионерская деятельность. А вот если человек шел мимо, увидел столы и не зашел, то это уже не миссионерская деятельность. Ее некомпетентность была видна, она не владела информацией в области ислама», – рассказал Айдер Азаматов.

«Настоятельно попросили поучаствовать в суде»

Ольга Грива отказалась подтвердить или опровергнуть слова адвоката о своих выводах в суде, сославшись на то, что «не уполномочена распространять информацию».

Согласно официальной биографии, Ольга Грива по образованию – историк (специализация – археология и история Древнего мира). Более 30 лет она посвятила философским и педагогическим наукам.

Религиоведение начала преподавать шесть лет назад – с 2014 года. Она считает свою квалификацию достаточной, чтобы делать выводы по темам религиозной и миссионерской деятельности.

Ольга Грива, заведующая кафедрой религиоведения КФУ имени Вернадского
Ольга Грива, заведующая кафедрой религиоведения КФУ имени Вернадского
Я с 2014 года участвую в образовательном учебном процессе по религиоведению
Ольга Грива

«Я – доктор философских наук, а религиоведение входит в группу философских наук. Я с 2014 года участвую в образовательном учебном процессе по религиоведению. По всем данным удовлетворяю требования к должности завкафедрой религиоведения. В течение последних шести лет я опубликовала ряд научных публикаций по различным темам, в том числе две публикации касаются ислама. В прошлом году я выступала в роли первого оппонента по диссертации «Мир и в исламе». В 2018 году я прошла обучение в профессиональной программе по религиозной экспертизе – 72 часа – в соответствии с требованием государственных программ», – рассказала она Крым.Реалии.

Меня, как заведующую кафедрой религиоведения, настоятельно попросили поучаствовать в этом суде

Ольга Грива говорит, что ей «было трудно не согласиться» стать экспертом по делу имама: «Мне предложил мой университет, в котором я работаю. Мне трудно было не согласиться. Меня, как заведующую кафедрой религиоведения, настоятельно попросили поучаствовать в этом суде, поскольку университет получил соответствующие документы от структур, которые этот суд инициировали. Мне это также интересно, потому что религиоведение – наука практико-ориентированная. Чтобы чему-то учить студентов, надо быть в поле практической деятельности».

По ее словам, в течение последних трех лет на кафедре религиоведения КФУ по обращениям различных ведомств Крыма подготовили «примерно 1,5 десятка» экспертиз, автором десяти из которых является она сама.

В прошлом году Ольга Грива утверждала, что в Крыму «тайно ведут миссионерскую деятельность» представители «Свидетелей Иеговы» вопреки запрету их организации в российском правовом поле.

Также она вместе с представителями подконтрольного России ДУМКС и Центра по противодействию экстремизму МВД России на крымском телеканале обсуждала тему «противодействия идеологии религиозного экстремизма» и активно участвовала в общественных советах по межнациональному согласию при подконтрольной России администрации Симферополя.

Как создают крымских «миссионеров» и «экстремистов»

Согласно крымской практике, экспертные заключения в суде нередко становятся отягчающим обстоятельством для обвиняемых.
Например, в процессе по делу крымского журналиста Николая Семены были представлены две лингвистические экспертизы с противоположными выводами. Эксперт со стороны защиты отрицал призывы журналиста к сепаратизму, а эксперт обвинения утверждал обратное.

В итоге суд признал журналиста виновным в призывах к сепаратизму и назначил ему условный срок заключения, проигнорировав выводы одного эксперта и приняв во внимание экспертизу другого, к качеству которой у адвокатов были вопросы.

Также крымский суд ранее дважды наказывал крымского адвоката Эмиля Курбединова за «публичное демонстрирование символики «Хизб ут-Тахрир», запрещенной в России», которую по заданию Центра «Э» находил в Facebook эксперт Андрей Никифоров. Доцент кафедры политических наук и международных отношений КФУ, который специализируется на истории Крыма в античности и средневековье, крымоведении и роли Крыма в «русском мире», утверждал, что «способен различить символику «Хизб ут-Тахрир» от любой другой».

В случае, если суд признает Расима Дервишева виновным, ему грозит штраф от 5 тысяч до 50 тысяч рублей. В случае, если бы в незаконной миссионерской деятельности обвинили бы организацию, а не физическое лицо, то заплатить пришлось бы от 500 тысяч до 1 миллионов рублей штрафа.

Дело Расима Дервишева о «незаконной миссионерской деятельности» – не единственное в Крыму за последнее время. Аналогичное обвинение в прошлом году предъявили имаму мечети «Салгир Баба» в селе Заречное Симферопольского района Арсену Кантемирову. Дело сначала вернули должностному лицу, составившему протокол, а затем закрыли в связи с истечением срока давности.

По информации Айдера Азаматова, ранее крымские суды рассматривали еще несколько таких дел. В них обвиняемым пришлось заплатить штрафы, поскольку они признали свою вину. Эти дела адвокат считает «давлением на мусульман, которые не идут на сотрудничество с крымскими властями».

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



Загрузка...
XS
SM
MD
LG