Доступность ссылки

Виталий Портников: Крым и «балтийский вариант»


Иллюстрация

Специально для Крым.Реалии

Решение, которое в ночь на 25 июня было принято на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, очевидно, связано отнюдь не только с готовностью ведущих стран континента согласиться с отменой санкций против российской делегации и возвращением России в ПАСЕ. В первую очередь оно связано с Крымом.

Ограничения, которые были наложены на российскую делегацию, подразумевали прежде всего наказание за вопиющее нарушение международного права – аннексию части территории суверенного государства. Собственно, и первые санкции, которые были введены против России Европейским Союзом, Соединенными Штатами и другими государствами, были связаны именно с этой аннексией.

Сейчас ПАСЕ сознательно отказывается от этих ограничений. Более того, само решение, которое позволяет российской делегации триумфально вернуться в зал заседаний Парламентской ассамблеи, одновременно запрещает ПАСЕ вмешиваться в процесс формирования национальных делегаций стран-участниц. Это означает, что Федеральное собрание России может в любой момент включить в состав своей делегации членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, которые представляют в парламенте «Республику Крым» – «субъект федерации», само существование которого не признается ни одним государством мира, кроме, собственно, самой России.

В состав российской делегации могут войти депутаты Госдумы, которые представляют в парламенте «Республику Крым»

Считать, что такое решение было принято в ПАСЕ по недосмотру, было бы наивным. Механизм решений, которые позволят России возвратиться в ПАСЕ, прорабатывался на протяжении нескольких месяцев с участием не только депутатов, но и аппарата ПАСЕ, и представителей исполнительной власти стран, которые заинтересованы в нормализации отношений с Кремлем – прежде всего Германии и Франции. Но возникает вопрос – а зачем сторонникам возвращения России в ПАСЕ такая фактическая легитимизация крымского присутствия на международном уровне?

На этот вопрос не так сложно ответить, если понять, что само решение о возвращении российской делегации в ПАСЕ – часть плана по нормализации отношений Запада с Кремлем при одновременном непризнании российских решений относительно Крыма. По сути, это удивительным образом напоминает «балтийский вариант» – отношение Запада к оккупации Советским Союзом балтийских стран.

Это удивительным образом напоминает «балтийский вариант» – отношение Запада к оккупации Советским Союзом балтийских стран

По окончании Второй мировой войны, когда на территории Латвии, Литвы и Эстонии вновь оказались оккупационные советские войска и был восстановлен номинальный статус «республик Советской Прибалтики», многие страны Запада, включая Соединенные Штаты, продолжали настаивать на незаконности включения этих территорий в состав СССР. Латвия, Литва и Эстония продолжали оставаться на политических картах мира, работали некоторые их дипломатические представительства, признавались выдаваемые этими представительствами паспорта.

Но при этом отношения западных стран с Советским Союзом продолжали строиться так, как будто этой проблемы не существует. Отношения – отдельно, оккупация – отдельно. Более того, чиновники из «республик Советской Прибалтики» – то есть, по сути, представители оккупационных властей – неизменно присутствовали в составе советских делегаций, которые посещали различные международные мероприятия.

Председатель президиума Верховного Совета Латвийской ССР или Литовской ССР одновременно был одним из заместителей председателя президиума Верховного Совета СССР (как и другие руководители «парламентов» союзных республик). С протокольной точки зрения это означало, что такой чиновник на протяжении нескольких месяцев мог работать не в Риге или Вильнюсе, а в Москве в качестве формального руководителя государства. И в этом качестве принимать верительные грамоты от послов стран, которые не признавали вхождения балтийских стран в состав СССР и воспринимали его в качестве представителя оккупантов. Но грамоты – вручали.

И вся эта, мягко говоря, двусмысленная ситуация продолжалась до начала 90-ых годов прошлого столетия, когда в балтийских странах стали принимать решения о восстановлении своей независимости, а страны Запада были вынуждены эти решения поддержать – и то не сразу, потому что опасались, что курс Балтии на независимость помешает горбачевской «перестройке». То есть и в этом случае интересы государства-оккупанта, считаю, оказались для цивилизованного мира важнее, чем интересы порабощенных им народов и оккупированных территорий.

Так вот в ситуации с отменой санкций против российской делегации в ПАСЕ Западом, похоже, сделан первый и очень важный шаг именно к такому прочтению будущих отношений с Кремлем. Аннексия Крыма и оккупация Донбасса могут и далее осуждаться и не признаваться, но этим отношениям мешать не должны.

Взгляды, высказанные в рубрике «​Мнение»​, передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG