Доступность ссылки

Внешняя политика как спецоперация. История дипломатии Путина, часть 2


Переговоры по украинскому урегулированию в Минске, 26 августа 2014 года. Слева направо: президент России Владимир Путин, тогдашняя глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, президент Беларуси Александр Лукашенко, тогдашний президент Украины Петр Порошенко

Это продолжение краткой летописи внешней политики России при Владимире Путине, опубликованной Радио Свобода. Начало можно прочитать здесь.

"Ихтамнет": троллинг как оружие

События в Киеве в конце 2013-го – начале 2014 года развивались стремительно. Рассерженные граждане, уставшие от погрязших в коррупции верхов, в последний момент под нажимом Кремля приостановивших подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом, вышли на улицы. Президент Янукович не смог им предложить ничего, кроме дубинок и пуль, и в конце концов позорно-предусмотрительно бежал в Россию.

Аннексия Крыма была объяснена "исторической справедливостью"

27 февраля 2014 года в Крыму материализовались "зеленые человечки", хорошо экипированные военные без опознавательных знаков. Они заняли местный парламент, "вежливо" вытеснив оттуда сторонников новой украинской власти. На прямой вопрос журналистов 4 марта "Были ли это российские солдаты?" Путин, не моргнув глазом, ответил: "Это были местные силы самообороны". И попенял недогадливой прессе: мол, экипировку российской армии можно купить в любом военторге на постсоветском пространстве. На уточняющий вопрос, принимали ли российские специалисты участие в подготовке этих "партизан", недовольно буркнул: "Не принимали". Месяц спустя в ходе прямой линии с народом он "искренне удивился": "Я и не скрывал, что наша задача заключалась в том, чтобы обеспечить условия для свободного волеизъявления крымчан... Поэтому за спиной сил самообороны Крыма, конечно, встали наши военнослужащие". Год спустя расставил точки над i: "Я дал указание Министерству обороны – чего скрывать – под видом усиления военных объектов в Крыму перебросить туда спецподразделения главного разведуправления и силы морской пехоты, десантников". Ну а далее аннексия Крыма была объяснена "исторической справедливостью".

В аннексированном Крыму "вежливым людям", они же "зеленые человечки", новые власти поставили памятник
В аннексированном Крыму "вежливым людям", они же "зеленые человечки", новые власти поставили памятник

Этот троллинг общественного мнения, показное пренебрежение к международному праву Путин начиная с авантюры "Крымнаш" сделал своей внешнеполитическим "фирменным блюдом": сначала вранье-отрицание – потом признание-бравирование. Нельзя исключать, что когда-нибудь путинские "подробности" мы услышим и в связи со сбитым в июле 2014 года над контролируемой российскими вооруженными формированиями территорией Донбасса малайзийским Boeing рейса MH-17. К настоящему моменту установлено, что ракета "земля – воздух" была выпущена из установки "Бук", которую, по версии международной следственной группы, перевозили туда-сюда через границу с российской территории. Катастрофа привела к гибели 298 человек. Среди тех, против кого возбуждены уголовные дела, – слушания в Гааге начнутся весной 2020 года – уже три российских гражданина. В Кремле причастность к трагедии в любой форме пока упорно отрицают.

А вот в том, что касается вооруженного конфликта на востоке Украины, отрицание-признание российского участия проходило по "крымской" схеме. Сначала – "ихтамнет". Следующая стадия: превращение "ихтамнетов" в добровольцев и военных-отпускников. А на пресс-конференции в декабре 2015 года – коронное путинское разъяснение: "Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере. Но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска".

Бывший британский премьер Дэвид Кэмерон в вышедшей летом 2019 года книге вспоминает о своих телефонных разговорах с Путиным в 2014 году. "Для Путина ложь была искусством", – так Кэмерон оценивает ответ российского президента на вопрос о вторжении в Восточную Украину. Кэмерон пишет, что Путин утверждал, будто вооруженные военные не имеют отношения к России, хотя к тому моменту британские спецслужбы установили, что около 60 процентов военных на востоке Украины – российские. В небе над Донбассом сбили Boeing. "Я говорил с Путиным после этого. Опять у меня было ощущение, будто я говорю с кирпичной стеной. "Сотни людей погибли", – сказал я. – "Это не имеет к нам отношения", – холодно ответил он".

"Сотни людей погибли". – "Это не имеет к нам отношения"

Тем временем за 4 с половиной года войны на Донбассе, как следует из опубликованных в ноябре 2019-го данных ООН, убито более 3330 мирных граждан, около 9 тысяч жителей ранены, 1 миллион 300 тысяч человек стали внутренними переселенцами. Украинские войска потеряли на Донбассе около четырех тысяч человек. Среди членов российских вооруженных формирований – пять с половиной тысяч погибших. В пересчете на численность населения эти потери примерно в три раза больше, чем потери СССР за десятилетие войны в Афганистане.

Ядерный пепел

Война во всех видах – горячая, холодная, информационная – стала не просто продолжением, а сутью путинской внешней политики. В ее формировании участвуют военные, спецслужбы, дипломаты, пропагандисты и в качестве ноу-хау режима – бандиты-наемники, воюющие под вывесками нескольких "частных военных компаний". Некоторых негласно курирует Минобороны, другим, особо приближенным, отданы на разграбление целые страны и регионы в Африке, где они вершат государеву, а заодно и собственную, частную "дипломатию".

В сентябре 2015 года Россия ввязалась в гражданскую войну в Сирии на стороне режима Башара Асада. Сирийскую кампанию сначала представили россиянам как часть борьбы с терроризмом за пределами России, потом – как возможность для военных потренироваться и испытать новые вооружения. С тех пор по крайней мере трижды Путин объявлял об окончании сирийской миссии и выводе войск. Но они и ныне там. При этом едва не случилось столкновение с Турцией после того, как турки сбили российский самолет. Несколько раз с трудом удавалось уйти от прямого конфликта с американскими подразделениями.

Владимир Путин и его главный пропагандист, глава информационного агентства "Россия сегодня" Дмитрий Киселев. Именно он прославился фразой про "радиоактивный пепел", в который российские ракеты могут обратить города США
Владимир Путин и его главный пропагандист, глава информационного агентства "Россия сегодня" Дмитрий Киселев. Именно он прославился фразой про "радиоактивный пепел", в который российские ракеты могут обратить города США

Но, судя по представленному Путину министром обороны Сергеем Шойгу и начальником генштаба Валерием Герасимовым еще в начале 2013 года Плану обороны РФ, вероятность подобных "неприятностей" отныне считается нормой. Генералы уже предсказали в 2020-е годы наступление эры войн – либо нескольких региональных, либо даже одной, но глобальной, читай: ядерной. Отсюда не только легкость в развязывании региональных конфликтов, но и манипулирование возможностью применения ядерного оружия, заблаговременная подготовка к свертыванию договора РСМД – правда, под предлогом того, что это делают американцы, которые в результате вышли из него первыми, обвинив Москву в его нарушении. Результат – фактическое снижение порога вероятности ядерной войны, что путем сложных переговоров удалось предотвратить в 1980-е годы.

Президенту Путину явно нравится держать мир в страхе. Впервые за многие годы пропагандисты начали муссировать тему "ядерного пепла", в который Россия способна обратить американские города. А сам главнокомандующий в марте 2018 года продемонстрировал "мультики" для международного и внутреннего потребления – о гиперзвуковых ракетах и прочих радостях взаимного гарантированного уничтожения. В интервью для своего предвыборного фильма "Миропорядок 2018", поразмышляв вслух о перспективах применения ядерного оружия в качестве ответного удара, Путин задался риторическим вопросом: "Зачем нам мир, если в нем не будет России?" А в октябре 2018 года на заседании Валдайского клуба он развил эту мысль: "Мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют".

Бомба в диппочте...

Владимир Путин превратил внешнюю политику в свою личную спецоперацию. В этом нет ничего удивительного, учитывая его первую и основную профессию. Вообще тень спецслужб всегда присутствовала в международных делах. Время от времени их войны выплескиваются на поверхность обменом ударами, как правило, в виде перекрестных высылок дипломатов. В путинское двадцатилетие этим дело не ограничилось: при нем возродилась, казалось бы, ушедшая в небытие кагэбэшная практика убийств неугодных лиц, находящихся за пределами России. В позднесоветские времена подобная деятельность формально осуждалась, а если какая-то информация такого рода выходила наружу, то это считалось позорным провалом спецслужб, и от нее всячески открещивались на высшем государственном и дипломатическом уровне. Путин и здесь избрал иную тактику.

13 февраля 2004 года в Дохе, столице Катара, был взорван в своем автомобиле бывший вице-президент Чечни, один из лидеров сепаратистов Зелимхан Яндарбиев. Катарцы по горячим следам арестовали двоих подозреваемых, оказавшихся сотрудниками российского посольства. Возглавлявшему тогда МИД РФ Игорю Иванову пришлось признать, что задержанные, находившиеся в командировке в Катаре, – сотрудники спецслужб и "выполняли задачи информационно-аналитического характера, связанные с противодействием международному терроризму". Сами "аналитики" признались катарским следователям и в убийстве, и в своей профессиональной принадлежности, и в том, что взрывное устройство было нелегально переправлено в Катар после того, как его прислали из Москвы в Саудовскую Аравию в мешке с диппочтой. Путин в то время еще старался сохранять лицо перед иностранными коллегами. Он сам позвонил катарскому эмиру, чтобы по-тихому разрешить "недоразумение". Публично же улаживать дипломатический скандал пришлось министру Иванову. Потом тот, уже в качестве секретаря Совета Безопасности, вытаскивал из Дохи для отсидки в России этих аналитиков-убийц. Судьба их после возвращения на родину неизвестна.

Поминальные свечи у портрета Александра Литвиненко во время акции в центре Хельсинки на следующий день после его смерти, ноябрь 2006 года
Поминальные свечи у портрета Александра Литвиненко во время акции в центре Хельсинки на следующий день после его смерти, ноябрь 2006 года

1 ноября 2006 года в лондонском отеле Millennium пили чай бывший подполковник советской и российской госбезопасности, на тот момент уже гражданин Великобритании Александр Литвиненко и навестивший его предприниматель и бывший коллега Андрей Луговой. В тот же вечер Литвиненко попал в больницу с сильнейшим отравлением, причины которого британские врачи смогли установить только за три часа до его смерти 23 ноября 2006. В организме обнаружился след радиоактивного вещества – полония. Владимир Путин, выступая в те дни на саммите ЕС в Хельсинки, выразил соболезнования вдове, заявил об отсутствии данных, свидетельствующих о насильственном характере смерти Литвиненко, и отметил, что нет никаких оснований для политических спекуляций. Тем временем британское расследование шло по следу полония, который и привел, в конце концов, к Андрею Луговому. В июне 2007 года министерство внутренних дел Великобритании отправило в Россию запрос о его экстрадиции. Москва отказала.

Но Путин в тот момент не был настроен на углубление конфликта. Да и в Лондоне еще на что-то надеялись, не хотели окончательно портить отношения с Кремлем. И если бы не титанические усилия Марины, вдовы Литвиненко, настоявшей на переквалификации судебного дознания в публичное расследование (public enquiry), что позволяло коронеру использовать секретные правительственные документы, дело так бы и заглохло. Расследование завершилось в 2016 году слушаниями в Высоком суде Лондона. На основании секретных документов британских спецслужб, которые публично не оглашались, судья Роберт Оуэн озвучил вывод: за убийством предположительно стоит ФСБ, а операция по устранению Литвиненко, вероятно, проводилась с одобрения тогдашнего директора службы Николая Патрушева и президента России Владимира Путина. Путин эти выводы проигнорировал.

...и "Новичок" в политике

4 марта 2018 года произошла новая попытка отравления, на этот раз в британском Солсбери. Пострадали двое – Сергей Скрипаль, бывший офицер ГРУ, осужденный в России за работу на британскую разведку, помилованный Путиным и получивший подданство Великобритании, и его дочь Юлия, гражданка России, прилетевшая из Москвы навестить отца. Как потом установило следствие, нервно-паралитическое вещество "Новичок" – привет из секретных советских лабораторий 80-х – было нанесено на ручку входной двери в доме Скрипаля. Семью госпитализировали, долго лечили и отправили в безопасное место. Со следами отравления в больнице оказался и осматривавший дом сержант криминальной полиции Ник Бейли. Несколько месяцев спустя выброшенный флакон из-под духов Nina Ricci, под который была замаскирована емкость с остатками "Новичка", нашел в парке местный житель Чарли Роули. Обрадовался и подарил подруге Дон Стерджесс. В итоге оба попали в больницу, Чарли выжил, хоть и с тяжелыми осложнениями. Дон умерла.

Агенты ГРУ "Петров" и "Боширов" на улицах Солсбери
Агенты ГРУ "Петров" и "Боширов" на улицах Солсбери

Последствия этого преступления, точнее, серии преступлений оказались для Кремля более чем серьезными. Правительство Великобритании обвинило Россию в причастности к покушению на убийство Скрипалей и в нарушении Конвенции о запрещении химического оружия, фактически в террористическом акте на своей территории. Москва тут же попыталась "перевести стрелки": мол, отравление – провокация британских или американских спецслужб. Но 5 сентября 2018 года начальник контртеррористического отдела Скотланд-Ярда Нил Басу сообщил о наличии у Великобритании достаточных доказательств для выдвижения обвинения против двух граждан России, офицеров ГРУ, въехавших в начале марта на британскую территорию под вымышленными именами "Александр Петров" и "Руслан Боширов". Обвиняемые попали в поле зрения камер наблюдения в Солсбери как раз перед покушением на Скрипалей. Их фото были опубликованы. В номере гостиницы в Лондоне, где они останавливались, обнаружились следы "Новичка". Королевская прокурорская служба объявила о выдаче европейского ордера на арест подозреваемых.

Вся эта возня вокруг шпионов пяти копеек не стоит

Какова была реакция Путина? "Мы, конечно, посмотрели, что это за люди, и знаем, кто они такие. Мы их нашли. Ничего там особенного и криминального нет, уверяю вас", – сообщил он 12 сентября, отвечая на вопрос, заставший его на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. И предложил упомянутым гражданам самим прийти в какое-нибудь СМИ и рассказать о себе. И они пришли на RT, результатом чего стало трагикомическое интервью "Петрова" и "Боширова" Маргарите Симоньян. Очень скоро стараниями журналистов-расследователей ряда изданий стала известна подлинная идентичность "туристов" из Солсбери: это оказались офицеры ГРУ Александр Мишкин и Анатолий Чепига.

Тем временем Путин начал убеждать мир, что "возня" между спецслужбами "была всегда", а "шпионаж, как и проституция — одна из важнейших профессий". "Дело Скрипалей – это искусственно раздуваемый шпионский скандал и бред, а сам Скрипаль — предатель и подонок", – вещал он в октябре перед участниками Российской энергетической недели. Позднее, в июне 2019 года, в интервью Financial Times, назвав предательство "самым большим преступлением, которое может быть на земле", Путин заметил: "Вся эта возня вокруг шпионов пяти копеек не стоит... А в вопросах межгосударственных отношений все измеряется миллиардами и судьбами миллионов людей. Разве можно ставить на одну чашу весов одно с другим?" На замечание журналиста FT, что некоторым людям может показаться, что цена человеческой жизни выше, чем пять копеек, сделал удивленные глаза: "А разве кто-то умер?"

История с отравлением Скрипалей словно открыла ящик Пандоры: одно за другим стали появляться журналистские расследования следов, оставленных "туристами" из ГРУ по всей Европе. Тому, что наследивших оказалось не так уж сложно обнаружить, способствовало и то обстоятельство, что спецслужбы в путинские времена, как и прочие государственные структуры, оказались трачены коррупцией и непрофессионализмом. В результате на свет божий выплыла, например, история с отравлением в 2015 году болгарского бизнесмена и торговца оружием Емельяна Гебрева и его сына веществом, схожим с "Новичком".

А разве кто-то умер?

Осенью 2019-го появились данные об элитном подразделении российских спецслужб, в течение всего последнего десятилетия ведущем тайные операции в Европе. Именно его "туристы", обученные диверсиям, саботажу и убийствам, участвовали в покушении на Гебрева, дестабилизации ситуации в Молдове, попытке госпереворота в Черногории, отравлении Скрипалей и других пока не известных широкой публике вылазках.

Война онлайн

Путин не любит интернет. Видимо, не может смириться с тем, что в сети все тайное легко и весьма неожиданно становится явным. Тем не менее именно при Путине, в силу естественного развития технологий, кибервойна стала неотъемлемой частью политического закулисья.

Россия упорно отрицает причастность к взломам чего бы то ни было. Однако специалисты по кибербезопасности считают иначе. Хакеров из групп Fancy Bear и Sandworm, связанных, по мнению экспертов, с ГРУ, подозревают в атаках на Национальный комитет Демократической партии США в ходе избирательной кампании 2016 года, на серверы Всемирного антидопингового агентства, на чиновников Европарламента, во взломе переписки штаба Эммануэля Макрона в канун выборов 2017 года. Вброс компромата на будущего президента Франции, впрочем, не сработал. А Макрон, судя по его дальнейшим действиям, оказался не злопамятен.

Зато попытки вмешательства в выборы в США обернулись громким расследованием спецпрокурора Роберта Мюллера и сильной головной болью для президента Трампа на протяжении всего первого срока его правления. Согласно отчету Мюллера, обнародованному в июле 2019 года Комитетом Сената США по разведке, российские хакеры взломали компьютерные системы Демократической партии, запустили кампанию по дезинформации в социальных сетях, чтобы посеять раздор среди американских избирателей, проникли в избирательные системы 21 штата. Сенаторы пришли к выводу, что российское вмешательство в 2016 году – не изолированное явление. Они считают, что Кремль продолжает деятельность такого рода, нацелившись на очередные президентские выборы в 2020 году.

Под санкциями

В конце концов Путин не на шутку разозлил коллективный Запад. Санкции против Москвы появились еще в 2012 году – первые были связаны с гибелью Сергея Магнитского, попытавшегося разоблачить коррупцию в российских властных структурах. Принятый тогда в США "Акт Магнитского" определял круг лиц, причастных к смерти в российском следственном изоляторе аудитора фонда Hermitage Capital, вводил для них запрет на въезд в США и финансовые ограничения. Позднее в "список Магнитского" стали включать "особо отличившихся" нарушителей прав человека. Аналогичные или схожие правовые акты были приняты в Великобритании, Канаде, Эстонии, Латвии и Литве.

"Некоторые любят погорячее". Владимир Путин на ужине в подмосковном ресторане, принадлежащем бизнесмену Евгению Пригожину (слева), которого связывают с деятельностью "фабрики троллей" и частных военных компаний
"Некоторые любят погорячее". Владимир Путин на ужине в подмосковном ресторане, принадлежащем бизнесмену Евгению Пригожину (слева), которого связывают с деятельностью "фабрики троллей" и частных военных компаний

В 2014 году США, а вслед за ними Евросоюз ввели санкции в связи с аннексией Крыма и действиями Кремля против Украины. В декабре 2016-го Барак Обама одобрил дополнительные санкции против разведслужб России, их руководителей, нескольких российских фирм и граждан, подозреваемых в причастности к взлому компьютерных сетей Демократической партии и американских политиков во время президентской кампании 2016 года. Далее последовали санкции против российских оборонных предприятий, по мнению американских властей, нарушающих закон о нераспространении ядерного оружия в отношении Ирана, Северной Кореи и Сирии. В 2018–19 годах сначала Евросоюз, потом США наказали Москву за попытку отравления Скрипалей. В декабре 2019-го все санкции были продлены. Евросоюз объявил о создании аналога американского "Акта Магнитского".

Что касается "ответных мер" Москвы, то они обернулись дополнительными проблемами в первую очередь для российских граждан, которые лишились не только многих качественных продуктов, но и, под ту же сурдинку, целого ряда жизненно необходимых импортных лекарств. При этом санкции ударили не только по благополучию и здоровью простых россиян, но и по карману россиян "непростых" – по путинскому окружению, которое имеет привилегию "кормиться" на Западе, выводя туда свои активы и родню. По подсчетам бывшего американского посла в России Джона Хантсмана, объектом санкций к настоящему моменту стали 850 российских граждан, большинство из которых это самое окружение и составляют. А в документе, под занавес 2019 года одобренном сенатским Комитетом по международным отношениям, помимо санкций против российских политиков, олигархов и членов их семей, "способствующих незаконной деятельности по указам Владимира Путина", прописано и требование к американской разведке создать отчет о состоянии и активах, принадлежащих лично президенту России и членам его семьи.

"Понимающие Путина" и друзья России

Путин не был бы собой, если бы не попытался и в такой, казалось бы, проигрышной ситуации снова всех "развести". Тем более что обстановка в мире в последние годы меняется в благоприятную для него сторону: на подъеме авторитарные популисты и националисты, США и Китай вступили в экономический конфликт, Великобритания уходит из ЕС, союзники по НАТО спорят о том, кто из них кому и сколько должен... Очень удобный момент для излюбленной тактики Кремля при Путине – разделяй и властвуй. Снисходительно повторяя при этом, что "либеральная идея умерла", и стремясь прослыть чуть ли не мировым лидером антилиберального движения. Более того, Путин даже смог убедить некоторых западных лидеров, что Россия – это такой специальный случай, она никогда не поменяется, а значит, Запад должен к ней приспособиться и принимать такой, какая есть.

Союз НАТО открыт для диалога с Москвой, когда действия России сделают это возможным

Трамп с Макроном, несмотря на их непростые отношения, чуть не хором заговорили, что неплохо бы восстановить "Большую восьмерку". Делегацию России вернули в ПАСЕ. Макрон и вовсе, под впечатлением разногласий европейцев с Вашингтоном и турецкого похода против курдов в Сирии, идущего вразрез с общей линией НАТО, запаниковал и предрек этому союзу "смерть мозга". Поэтому, по логике французского лидера, нужно поскорее принимать Путина обратно в европейские объятия, иначе брошенная американцами Европа окажется в опасности перед лицом действующих заодно Китая и России. Без России и ее нынешнего правителя Европы нет, считают нынче в Париже.

Но есть и другие идеи насчет того, какой линии в отношении путинского режима придерживаться коллективному Западу. Андрюс Кубилюс, бывший премьер-министр Литвы, член Европарламента, к примеру, категорически не согласен с Макроном. Он предложил создать в рамках Европарламента Форум друзей европейской России, что мне напомнило комиссию "Большая Европа", с которой когда-то все начиналось: постоянно действующую площадку, чтобы помочь России вернуться на европейский путь развития. Для этого, считает Кубилюс, Западу нужно сделать две вещи. Во-первых, в качестве положительного примера для россиян помочь стать успешными государствам на границе с Россией – в первую очередь это Украина, Грузия, Молдова. Во-вторых, представить россиянам "ясный стратегический взгляд" на то, как могут быть устроены отношения между Евросоюзом и Россией, когда она вернется к демократии (безвизовый режим, свободная торговля, другие проекты), чтобы российские граждане уже сегодня поняли, что они теряют, не имея таких возможностей.

В любом случае пока, как бы отдельные западные лидеры ни заигрывали с Путиным, реальность такова: санкций никто отменять не собирается. Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, в которой выступила против участия России в "Большой семерке". На декабрьском саммите НАТО единодушно назвала агрессивные действия России "угрозой для евроатлантической безопасности". В заявлении подчеркивается, что организация открыта для диалога и конструктивных отношений с Москвой, "когда действия России делают это возможным".

Владимир Путин и Эммануэль Макрон на переговорах в Париже, 9 декабря 2019 года
Владимир Путин и Эммануэль Макрон на переговорах в Париже, 9 декабря 2019 года

Накануне саммита министр иностранных дел Германии Хайко Маас в интервью журналу Spiegel подчеркнул, что Берлин не собирается вносить раскол в вопросы безопасности Евросоюза, поэтому "не будет иметь особых отношений с Москвой". И добавил, что страны Балтии и Польши могут быть уверены, что Германия относится к их безопасности так же, как и к своей.

Когнитивный диссонанс

Подведем итоги. За время пребывания Владимира Путина на посту президента России внешняя политика страны приобрела следующие черты:

  • аморальность, когда фундаментом действий на международной арене становятся ложь и провокации;
  • пренебрежение международным правом;
  • допустимость войны во всех формах как средства реализации внешней политики;
  • спецоперации как ее основная форма;
  • гипертрофированная роль военных и спецслужб;
  • манипулирование ядерным оружием, понижение порога возможности ядерной войны;
  • информационная война в качестве пропагандистского обеспечения политики, использование троллинга, языка ненависти и вражды;
  • появление ЧВК и наемников в качестве "неформального" инструмента внешней политики;
  • закрытость, принятие решений узким кругом лиц в интересах самого этого узкого круга.

С такой Россией трудно дружить или долгосрочно и плодотворно сотрудничать. От нее разве что можно что-нибудь быстро получить – как тот же Асад, венесуэльский президент Мадуро или африканские лидеры, недавно целой гурьбой посетившие Сочи, где их обрадовали возможностью избавиться от давних долгов Москве. Такую Россию не уважают, хотя ее часто боятся. Сильные же соседи наблюдают за такой Россией со снисходительной улыбкой – как Китай, свысока поглядывая на путинские попытки справиться с санкциями, разобраться с соседями и удовлетворенно взирая, как Россия перестает быть конкурентом, опускаясь в мировой экономической табели о рангах.

Но главный вопрос: хорошо ли стало от путинского "вставания с колен" самой России, ее гражданам? К чему привел страну национальный лидер?

Россия так и не оправилась от начавшегося пять лет назад экономического кризиса. Санкции подействовали. Инвесторы уходят. С поправкой на инфляцию, россияне в среднем зарабатывают (учитывая зарплату и прочие доходы) меньше, чем в 2014 году. По данным РБК, согласно расчетам по старой методике, реальные располагаемые доходы граждан сокращались с 2014 года накопленным итогом на 10,7 процента. Российская экономика явно не в состоянии переварить и Крым, и Донбасс, и военные проекты в далеких странах. Тем не менее очередные полмиллиарда долларов только что выделены на модернизацию сирийского порта Тартус.

Российские субмарины на военно-морской базе Тартус, Сирия, сентябрь 2019 года
Российские субмарины на военно-морской базе Тартус, Сирия, сентябрь 2019 года

Путин навязал согражданам когнитивный диссонанс. С одной стороны, им внушается представление о Западе как о вселенском зле, о необходимости жить в осажденной крепости, максимально от него отгородившись. С другой – российская элита именно на Запад вывозит свои капиталы и родственников. С одной стороны, идет пропаганда импортозамещения, с другой – налицо невозможность развивать современную экономику, добывать нефть и газ и даже производить широко разрекламированное Путиным сверхоружие без западных технологий – тех самых, что нынче под санкциями.

Это и есть главное противоречие путинского двадцатилетия: между отжившим представлением о конфронтации с Западом и невозможностью адекватного экономического развития без сотрудничества с ним. Все очевиднее разрыв между фейковым внешнеполитическим величием и бедностью российской провинции, коррупцией и пофигизмом властей, с которыми люди сталкиваются в повседневной жизни. Никакая идеология не прикроет и того факта, что при Путине Россия растеряла друзей и партнеров, зато нажила врагов. Путин поспособствовал тому, чтобы мир стал более опасным местом для его собственной страны.

Сам себе министр иностранных дел, "раб на галерах" внешней политики, нынешний президент России оказался рабом собственных комплексов и отживших представлений. Для России это потеря будущего, потому что не только президента, но и страну большая часть мира воспринимает как непредсказуемого соседа, у которого "не все дома": в любой момент может разбушеваться и что-то натворить, и тогда придется его усмирять. А может начаться улучшение, и тогда с Россией можно иметь дело. Но надолго ли? Да и осадочек останется. Это уже не просто боязнь очередного "буйства" российского лидера. Это глубинное недоверие к России, которое всегда было в западном подсознании, а с легкой руки Путина вернулось туда прочно и надолго.

Галина Сидорова – журналист, в 1992–1995-м – политический советник первого министра иностранных дел России Андрея Козырева

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG