Доступность ссылки

«Суд не знает, как из этого лепить приговор». Ялтинское «дело Хизб ут-Тахрир» вернули на доработку


Здание Северо-Кавказского окружного военного суд​а в российском Ростове-на-Дону, в котором рассматривается ялтинское «дело Хизб ут-Тахрир»

Северо-Кавказский окружной военный суд​ в российском Ростове-на-Дону вернул в прокуратуру ялтинское «дело Хизб ут-Тахрир» вопреки возражениям обеих сторон процесса. Заслушав доказательства обвинения, коллегия посчитала, что одному из фигурантов дела –Инверу Бекирову –​ необходимо «ужесточить статью». По мнению защиты, таким образом обвинение получило шанс укрепить свои позиции новыми экспертизами, допросами свидетелей и фигурантов дела.​ После этого процесс начнется заново – по прогнозам адвокатов, не ранее 2019 года.

21 августа Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону на очередном заседании по ялтинскому «делу Хизб ут-Тахрир» принял неожиданное решение остановить процесс и вернуть материалы дела прокуратуре на доработку. Коллегия пришла к выводу, что подсудимый Инвер Бекиров должен проходить по более тяжкой статье. Изначально его действия квалифицировали как «участие в террористической организации» (ч. 2 ст. 205.5 Уголовного кодекса России), однако на последнем заседании судьи попросили переквалифицировать их в «организацию террористической группировки» (ч.1 ст. 205.5 Уголовного кодекса России).

Фигурант ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» Инвер Бекиров
Фигурант ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» Инвер Бекиров

При этом в деле уже есть один «организатор» – Муслим Алиев. Кроме того, все фигуранты дела обвиняются в подготовке к насильственному захвату власти (ст. 278 Уголовного кодекса России).

Суд взял на себя функции гособвинения и своим определением фактически заставляет прокуратуру изменить квалификацию на более тяжкую
Алексей Ладин

Стоит отметить, что коллегия самостоятельно инициировала внезапный поворот в деле. При этом все участники процесса, в том числе и прокурор, высказались против такого решения. Адвокат фигуранта дела Эмир-Усеина Куку Алексей Ладин охарактеризовал сложившуюся ситуацию как «юридический нонсенс».

«По согласованному мнению защиты, суд взял на себя не свойственные ему функции гособвинения и своим определением фактически заставляет прокуратуру изменить квалификацию на более тяжкую», – разъяснил Ладин.

Алексей Ладин
Алексей Ладин

Свое решение коллегия объяснила тем, что Бекиров якобы «совершал действия организационного характера»: созывал и проводил в сторожке Краснокаменской средней школы «заседания партийной ячейки террористической организации, направленные на изучение и распространение ее идеологии», «поддерживал внутреннюю дисциплину, отношения подчиненности и распределения ролей» между «членами ячейки». Более того, по мнению судей, Бекиров якобы принимал «особо активную роль в совершении преступления» и «вовлек в деятельность террористической организации» других фигурантов дела: Рефата Алимова и Арсена Джеппарова.

По теме: «Террористы» без терактов: за что судят «ялтинскую шестерку» мусульман

Российские судьи аргументируют свои выводы обстоятельствами, указанными в обвинительном заключении по делу, заключении комплексной лингвистико-религиоведческой судебной экспертизы и показаниях двух свидетелей обвинения: личность одного из них была засекречена, а второй, Александр Компанейцев, является оперативным сотрудником ФСБ России. К слову, Компанейцев фигурирует во многих политически мотивированных уголовных делах в отношении украинских и крымскотатарских активистов на полуострове.

«Судьи пытаются залатать дыры»

Рассмотрение ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» по существу началось в феврале. За полгода суд заслушал свидетелей обвинения (в основном сотрудников ФСБ и засекреченных лиц), эксперта, давшего заключение по комплексной лингвистико-религиоведческой экспертизе, а также изучил протоколы допросов тех, кого прокуратура не сумела доставить на заседание, и просмотрел тайную видеосъемку наблюдения за фигурантами дела.

По мнению адвокатов фигурантов дела, показания свидетелей обвинения и результаты экспертизы не выдерживают никакой критики. Так, представители российских спецслужб путались в показаниях, а оперативный сотрудник ФСБ Компанейцев, уходя от вопросов защиты, часто ссылался на гостайну. Следователь ФСБ Сергей Махнев не смог четко объяснить суду происхождение стенограмм записей «тайных встреч» фигурантов дела, в отношении которых проводилась экспертиза. При этом сами подсудимые не единожды заявляли о давлении со стороны сотрудников спецслужб, в частности того же Компанейцева.

По теме: «Приговор будет до конца лета»: как продвигается дело «ялтинской шестерки»

Некоторые свидетели на заседаниях давали совсем другие показания, чем на допросе у следователя: более мягкие, иногда оправдательные, характеризуя фигурантов дела положительно. При этом российский прокурор в таких случаях настаивал на оглашении протокола изначального допроса.

Фигуранты ялтинского «дела ​Хизб ут-Тахрир»
Фигуранты ялтинского «дела ​Хизб ут-Тахрир»

Показательной была и реакция управления ФСБ России по Крыму на желание одного из свидетелей обвинения «рассекретиться» прямо в ходе судебного процесса. Кроме того, Шамиль Ильясов, завхоз Краснокаменской средней школы, в которой Бекиров работал сторожем, рассказал, что изначально свидетельствовал не добровольно. Мужчина заявил, что Алимов и Джеппаров никогда не состояли в «Хизб ут-Тахрир», а Бекиров не высказывал планов о захвате власти, и никого к участию в партии подсудимые не склоняли.

После этого заседания в суд обратился глава крымского управления ФСБ России Виктор Палагин с ходатайством приобщить к материалам дела записку, которая якобы доказывает, что подсудимые намеревались запугивать свидетелей обвинения. По версии российской спецслужбы, ее обнаружили в камере Бекирова в СИЗО Симферополя в октябре 2017 года, рассекретили в феврале 2018 года и только спустя полгода передали суду. Несмотря на возражения защиты, коллегия приобщила документ к материалам дела.

Записка несвоевременна, представил ее орган, который не является стороной по делу. Завтра слесарь из ЖЭКа придет что-то приобщать
Сергей Легостов

«Сама записка – несвоевременна. Уже не говоря о том, что представил ее орган, который не является стороной по делу. С таким подходом завтра слесарь из ЖЭКа придет что-то приобщать. В деле есть прокурор – он и должен представлять доказательства со стороны обвинения», – прокомментировал тогда ситуацию адвокат Сергей Легостов. Именно его подзащитному, Муслиму Алиеву, приписали авторство этой записки. К слову, в ней автор просит передать свидетелю, что давать лживые показания – грех.

Сергей Легостов
Сергей Легостов

Вопросов к качеству экспертизы записей разговоров фигурантов дела у защиты оказалось не меньше, чем к показаниям свидетелей. Подсудимые и их адвокаты обратили внимание коллегии на то, что некоторые фразы, отмеченные экспертами, вырваны из контекста или вообще трактованы не верно.

В ходе допроса руководителя экспертного учреждения Елены Хазимуллиной защита выяснила, что следователь Махнев грубо нарушил нормы российского уголовно-процессуального права. В частности, он не предупредил эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (впрочем, через несколько заседаний Хазимуллина «вспомнила», что ее все-таки уведомляли об этом по телефону), а стенограммы записи разговоров подсудимых прислал на ее личную почту.

Суд на протяжении всего процесса пытается выводить свидетелей на показания, нужные для обвинительного приговора
Эдем Семедляев

«В нормальной стране при нормальных обстоятельствах это сразу же стало бы основанием для исключения экспертизы из доказательств по делу. Однако не в нашем случае. Суд на протяжении всего процесса пытается выводить свидетелей на показания, нужные для обвинительного приговора. Навскидку могу сказать лишь то, что в деле действительно много пробелов, и судьи не знают, как из этого всего лепить приговор. Своим последним решением они пытаются залатать дыры. У прокурора и следствия появилась возможность заново допросить свидетелей, экспертов, добавить какие-то документы в материалы дела», – считает адвокат Алимова Эдем Семедляев.

Эдем Семедляев
Эдем Семедляев

Все время, нужное обвинению на «доработку» дела, ялтинцы проведут в СИЗО. На последнем заседании суд продлил им срок содержания в следственном изоляторе до 28 ноября, посчитав, что обстоятельств и оснований для изменения меры пресечения нет.

Кроме того, такое решение коллегия обосновывает показаниями секретного свидетеля обвинения под псевдонимом «Ибрагимов». Он заявил, что «лица, близкие к подсудимым, высказывали угрозы» в сторону свидетелей, если те дадут уличающие показания.

Адвокаты прогнозируют, что дело вернется в суд не ранее 2019 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG