Доступность ссылки

«Задерживать можно вообще без нормы закона». Юрист – о деле Алексея Навального


Алексей Навальный (коллаж)

Пока Алексей Навальный находится в СИЗО "Матросская тишина" в ожидании суда, который 2 февраля может изменить ему условный срок по делу "Ив Роше" на реальный, в интернете не прекращаются споры о том, было ли законным само его задержание в аэропорту Шереметьево на 48 часов и последующее продление этого срока на 30 суток. Радио Свобода изучило, какими доводами оперируют участники этого спора, и спросило у юриста, на какой срок Навального могут отправить в места лишения свободы, если он будет признан виновным и по другим возбужденным против него уголовным делам – например, по делу о мошенничестве в особо крупном размере из-за якобы имевшей место растраты пожертвований сторонников политика.

Решение суда, которым Навальный был отправлен в "Матросскую тишину", было вынесено Химкинским городским судом в понедельник, 18 января. Судебное заседание состоялось прямо в отделе полиции, куда Навального привезли из аэропорта Шереметьево. Суд сперва объяснил это желанием допустить журналистов на процесс, затем МВД сообщило, что перенос заседания был вызван отсутствием у политика отрицательного теста на коронавирус.

Задержание Алексея Навального в аэропорту Шереметьево (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:05 0:00

Когда суд отправил Навального под стражу на 30 суток, многие обыватели поначалу решили, что речь идет об административном аресте, после которого он выйдет на свободу. Это не так: на самом деле судья решала вопрос о том, арестовывать ли политика до суда, который уже 2 февраля рассмотрит ходатайство Федеральной службы исполнения наказаний о замене Навальному условного срока по делу "Ив Роше" на реальный – из-за того, что в течение 2020 года он несколько раз не отмечался в установленные для этого дни в Уголовно-исполнительной инспекции. Статья 74 Уголовного кодекса России предусматривает и другие причины, по которым Навальному могут отменить условный срок, например, неоднократное привлечение к административной ответственности.

СИЗО "Матросская тишина" в Москве
СИЗО "Матросская тишина" в Москве

Начальник УМВД России по городу Химки Игорь Янчук, по представлению которого суд 18 января рассматривал дело Навального, просил "заключить его под стражу", то есть арестовать – подобно тому, как арестовывают в качестве меры пресечения задержанных по другим уголовным делам. Вечером в понедельник директор "Фонда борьбы с коррупцией" Иван Жданов опубликовал в фейсбуке текст решения суда, из которого следовало, что суд, фактически удовлетворил просьбу МВД, но на самом деле не стал арестовывать Навального, как об этом просил Янчук, а "продлил ему срок задержания" на те же 30 суток.

Почему так произошло и имел ли суд право как "арестовывать" Навального, так и "продлять ему срок задержания"?

В решении химкинского суда говорится, что Алексею Навальному продлили срок задержания до 30 суток на основании статьи 46 Уголовно-исполнительного кодекса, а также на основании нескольких статей Уголовно-процессуального кодекса, в том числе статьи 397.

Статья 46 УИК говорит об "Ответственности за нарушение порядка и условий отбывания исправительных работ и за злостное уклонение от их отбывания", – то есть формально вообще никак не относится к условно осужденным, включая Алексея Навального. Статья 397 УПК содержит норму, позволяющую судам рассматривать дела об отмене условного осуждения – это вопрос, который суд будет рассматривать 2 февраля. Кроме этого, пункты 18 и 18.1 статьи 397 позволяют судам заключать под стражу на срок до 30 суток людей, скрывшихся от обязательных работ, не выплативших назначенный судом штраф или не прибывших к месту отбывания наказания в колонии-поселении. Все эти случаи также неприменимы к Навальному.

Глава правозащитной ассоциации "Агора" Павел Чиков написал в телеграме, что "ситуация, когда осужденный к условному лишению свободы скрылся, не ходит отмечаться, и поэтому ФСИН просит суд заменить наказание на реальное, не дает оснований для заключения его под стражу". При этом, по словам Чикова, на практике такие случаи происходят, потому что иначе российским судам порой просто "некуда девать беглых узников". Решение суда в Химках теоретически можно было бы оправдать применением закона "по аналогии" – механизма, позволяющего судам преодолевать пробелы в законодательстве до их устранения, применяя "схожие" пункты других законов – однако, как пишет Чиков, отправить человека в СИЗО "по аналогии закона" уголовно-процессуальный кодекс не позволяет.

При этом в статье 3 Уголовного кодекса России прямо говорится о том, что в России не допускается применение по аналогии лишь уголовного закона. В уголовно-процессуальном праве нет ни запрета, ни прямого дозволения в отношении применения аналогии.

Впрочем, о том, что судья Елена Морозова, отправившая Алексея Навального в СИЗО, руководствовалась посвященной уклонению от исправительных работ статьей 46 Уголовно-исполнительного кодекса "по аналогии", в решении химкинского суда ничего не говорится.

Адвокат Мурад Мусаев считает, что решение суда в Химках является неправовым, и отмечает, что в статье 190 УИК, посвященной ответственности условно осужденных, ничего не говорится о возможности их задержания на 30 суток.

При этом еще один российский адвокат, Руслан Коблев, уверен, что само объявление Навального в розыск было законным и соответствовало норме, установленной статьей 18.1 Уголовно-исправительного кодекса.

Юрист и правозащитник Алексей Федяров в интервью Радио Свобода уточняет: между объявлением в розыск и задержанием, которому был подвергнут Навальный, нет прямой связи – не каждый гражданин, объявленный в розыск, в том числе из-за каких-либо нарушений закона, непременно должен быть задержан, если его нашли. Навального, говорит Федяров, не имели права задерживать ни на 48 часов, ни на 30 суток.

– Само условное осуждение и связанный с ним клубок терминов при всей своей кажущейся простоте очень сложен. Например, что в вашем понимании "розыск"? Он у вас неразрывно, ментально связан с какой-то мерой пресечения, правильно? Но по сути это не так. Розыск – это установление местонахождения, и все. Если во ФСИН не знают, где человек находится, они объявляют розыск. Первичный розыск они производят своими силами, силами уголовно-исправительной инспекции, а уже основной розыск проводят разыскные подразделения МВД. Заводится оперативно-разыскное дело, проводится комплекс мероприятий для установления местонахождения. Зачем его нужно было производить в случае с Навальным, который живет в абсолютно открытом режиме? Местонахождение его было известно, а вылетел он из страны вообще по разрешению первого лица.

– Мы знаем, что российские чиновники, и к судебным чиновникам это тоже относится, очень часто любят оперировать исключительно формальными нормами законов, и даже если перед ними стоит живой человек, они могут сказать: "У вас бумажка оформлена не совсем правильно, поэтому ваше местонахождение формально считается неустановленным". Представим себе, что ФСИН действительно формально не знал, где находится Навальный после выписки из больницы, объявил его в розыск, нашел. Дальше Навального задерживают на 48 часов. Это законно?

– Объявили в розыск, нашли, а дальше в вашей логической цепочке сразу происходит переход: а потом задержали. Розыск и задержание – это не единый процесс. Розыск – это может быть розыск потерпевших, розыск пропавших детей. В данном случае – розыск для того, чтобы установить местонахождение. Задержание – это совершенно другой процесс, и регламентируется он совершенно другими нормами. Если розыск регламентируется Уголовно-исполнительным кодексом и подразумевает под собой именно установление местонахождения, то задержание лица уже регламентируется статьей 397 Уголовно-процессуального кодекса в той его части, в которой он регламентирует не предварительное следствие и не судебное рассмотрение дела, а исключительно исполнение приговора. И это решается задержанием исключительно в двух случаях. Первый случай – это когда лицо, которое осудили и в качестве основной санкции к нему применены, например, штраф или обязательные работы, уклоняется от их исполнения. В этом случае его можно задержать, чтобы доставить в суд, который примет решение о каких-то мерах в отношении него. Второй случай – это когда лицо осуждено к лишению свободы за какие-то преступления, скажем, небольшой тяжести, к колонии-поселению и ему выдано предписание о явке в колонию-поселение, а он не является. Все, больше ни одного случая, связанного с исполнением условного наказания, закон не предусматривает вообще.

– Все это относится и к продлению задержания еще на 30 суток, которое произошло в понедельник?

– Конечно. Алексея Навального нельзя было ни задерживать, ни продлевать его задержание до 30 суток. Единственное, что могла сделать Уголовно-исполнительная инспекция, это выйти в суд с представлением о замене ему условного наказания на реальное исполнение приговора.

– Судья в своем решении сослалась на статью 46 УИК, которая как раз говорит об исправительных работах. Может ли это быть применением права "по аналогии" из-за того, что в законе есть пробел, касающийся условно осужденных?

– Нет. Я вообще не считаю, что там есть какая-то коллизия. В законе четко прописаны статьи о порядке исполнения видов наказаний, не связанных с лишением свободы. Например, исправительные работы, штраф – в УИКе есть специально прописанные нормы для этого. Эти наказания должны быть назначены как основные, и тогда инспектор смотрит: человек уклоняется, ну, давайте мы его сейчас вот по такому пути запустим. Но здесь у нас как основное наказание – лишение свободы, и оно считается условным, и дан исполнительный срок, и идет период исполнительного срока. В данном случае нужно руководствоваться исключительно статьей 74 Уголовного кодекса и смотреть на порядок изменения условий, на порядок отмены условного наказания. Все остальное от лукавого и абсолютно неприменимо.

Алексей Навальный садится в машину ФСИН, чтобы из-под домашнего ареста ехать на заседание суда по делу "Ив Роше", 21 октября 2014 года
Алексей Навальный садится в машину ФСИН, чтобы из-под домашнего ареста ехать на заседание суда по делу "Ив Роше", 21 октября 2014 года

– Алексей Навальный, наверное, не единственный человек в России, который каким-то образом, по мнению властей, нарушил правила условного срока. Как поступают с другими людьми в такой ситуации? Вот человек уклоняется от отмечания в уголовно-исправительной комиссии или как-то еще нарушает условия условного срока. Его ищут и задерживают, а суд должен состояться только через две-три недели. Его просто отпускают на волю и надеются, что он сам придет в суд?

– Чаще всего направляют ходатайство в суд об отмене условного наказания, например, и к моменту суда его разыскивают и просто привозят в зал, уже задержанного, и там уже судья решает, что делать. Это совершенно обычная практика.

– А если его разыскивают и не находят, то объявляют в розыск и разыскивают до тех пор, пока не найдут?

– Да, там уже начинается беготня за ним. В итоге найдут – звонят судье, говорят: "Мы нашли, у нас он задержан на пару дней. Проведешь заседание?" – "Да проведу, давайте, тащите. Что с вами делать-то…"

«Это что, бутерброд?» Что Навальный говорил о Крыме (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:13 0:00

– В статье 74 Уголовного кодекса, на первый взгляд, действительно содержатся положения, которые позволяют ФСИН требовать замены условного срока Навальному на реальный. Например, если условно осужденный в течение испытательного срока систематически нарушал общественный порядок, привлекался к административной ответственности за это, и так далее. Это действительно легитимный аргумент?

– Да. У меня был в практике случай, когда человека осудили на три года условно за употребление наркотиков, а потом в течение то ли года, то ли полутора лет его два раза задержали в общественном месте, где он употреблял пиво и вел себя безобразно. Все, срок ему заменили на реальный и он отбыл свои три года.

– То есть Навальному действительно суд 2 февраля вполне может изменить условный срок на реальный?

– Судя по тому, как они подходят к этому делу, да. Я изначально прогнозировал, что ничего не будет, когда он вернется, что его не будут задерживать. Я исходил из того, что физически нет нормы закона, чтобы его сейчас задержать. Но оказывается, задерживать можно и вообще без нормы закона.

Акция протеста с требованием освободить Алексея Навального в Санкт-Петербурге, 18 января 2021 года
Акция протеста с требованием освободить Алексея Навального в Санкт-Петербурге, 18 января 2021 года

– Против Навального возбуждено еще несколько уголовных дел. Например, 20 января суд должен начать рассматривать так называемое "дело о ветеране", есть еще дело о хищении пожертвований пользователей ФБК. Если Навальный будет осужден и по этим делам тоже, и при этом он уже, допустим, будет находиться в местах лишения свободы по делу "Ив Роше", как эти приговоры будут суммироваться? ОБСЕ в своем заявлении называет цифру в 13 лет лишения свободы. Откуда эта цифра могла взяться?

– Тут многое будет отдано на усмотрение суда. Если говорить о совокупности приговоров, то в совокупности приговоров нужно будет смотреть на их коэффициенты по самым тяжким статьям, которые ему будут вменены, надо будет их смотреть и считать, мы пока даже не представляем, что ему будет вменено. В любом случае, конечно, срок будет прибавляться не в полном объеме, но в существенном. Если брать, скажем, в совокупности эпизоды мошенничества, где общий срок – до 10 лет, а эпизодов там 5–7, то максимальным сроком может быть 15 лет из-за коэффициента 1,5 для тяжких преступлений. При этом есть люди, которые по совокупности мошенничеств получают 2–3 года, а есть те, которые 14.

– От чего это зависит?

– На это есть такой старый юридический анекдот. Когда у старого судьи спрашивают: "А что такое порнография?" – он говорит: "То, что вызывает у меня эрекцию". И здесь тоже: это зависит от того, какие будут установки. Кто в России может сказать, что от чего зависит? Смотрите, вот прилетел человек, не было оснований его задерживать – его задержали. И не абы на сколько, а на 30 суток. Перед лицом всего мира опозорились.

– Если 2 февраля суд по представлению ФСИН решит не изменять Навальному условный срок на реальный, это означает, что он в любом случае будет отпущен на свободу? Или у властей есть еще шанс довести до какой-то стадии другие уголовные дела, чтобы к 2 февраля он уже находился под стражей перед судом по другому делу? Это возможно?

– Возможно, конечно. Возможно по какому-то из имеющихся дел до этого момента определить его под стражу. Просто, видимо, кто-то не успел подсуетиться. По большому счету, в этом и были опасения – что в России к его приезду просто подготовят арест по какому-то делу. Но они то ли не успели, то ли не стали заморачиваться, то ли намеренно решили пойти по такому пути. Например, у ФСИН спросили: "Сможете арестовать?" – те сказали: "Да, сможем". А тут раз – он прилетает. И выясняется, что сможем, но только коряво. И вот, мне кажется, так и получилось. Кураторы в "башнях" – еще те юристы. Они видели справку, которую им предоставила ФСИН, что они готовы его задержать. Ну, все, хорошо, поставили визу. Человек прилетает – его начинают задерживать, и выясняется, что там полный кошмар. А что делать, что успеешь за день? Давай мы тебя здесь выпустим, а по другому делу арестуем? Наверное, теоретически так тоже можно было, но они решили пойти другим путем, – говорит Алексей Федяров.

Алексей Навальный перед посадкой в автозак, который доставил его в СИЗО. Химки, Московская область, 18 января 2021 года
Алексей Навальный перед посадкой в автозак, который доставил его в СИЗО. Химки, Московская область, 18 января 2021 года

Если 2 февраля Симоновский суд Москвы решит изменить Алексею Навальному условный срок на реальный, политик может оказаться в колонии на 3,5 года – именно к такому сроку в 2014 году его приговорил по делу "Ив Роше" Замоскворецкий суд Москвы.

15 июня Следственный комитет России возбудил против Навального уголовное дело за клевету в отношении ветерана Второй мировой войны Игната Артеменко. По этому делу Навальный может быть приговорен к штрафу и обязательным работам на срок до 240 часов.

Наконец, 29 декабря Следком возбудил еще одно уголовное дело против политика, по статье о мошенничестве в особо крупном размере. Следствие утверждает, что Навальный и его неназванные соратники растратили 356 миллионов рублей, собранных со своих сторонников в качестве пожертвований.

Сам Навальный и его сторонники считают эти уголовные дела и задержание в Москве политически мотивированными. С этим согласны представители ряда стран Запада, а также международные правозащитные организации.

Алексей Навальный вернулся в Россию из Германии 17 января. В этой стране он находился на лечении с августа, после того как был отравлен отравляющим веществом "Новичок" – как утверждает сам политик, по приказу российских властей. Российские власти свою причастность к отравлению отрицают и отказываются официально его расследовать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG