Доступность ссылки

Жизнь после томоса: что ждет украинскую церковь после предоставления автокефалии


Собор епископов Украинской православной церкви (Московского патриархата). В центре – митрополит Онуфрий, глава УПЦ (МП)

Собор епископов Украинской православной церкви (Московского патриархата) решил не участвовать в создании поместной украинской церкви ‒ процессе, инициированном Вселенским патриархатом. УПЦ (МП) считает невозможным, чтобы священники, епископы и миряне поддержали решение Вселенского патриарха о томосе.

Следствием этого было неучастие епископов Собора во встрече с президентом Украины Петром Порошенко, которая, как планировалось, должна была состояться 13 ноября. С главой государства в результате за закрытыми дверями говорили только епископы УПЦ (МП), поддержавшие обращение к Вселенскому патриарху об автокефалии.

В документе, принятом на Соборе, состоявшемся в Киево-Печерской лавре 13 ноября, ‒ 12 пунктов. В одном из них говорится о неканоничности решения Священного синода Константинопольского патриархата от 11 октября 2018 года об утверждении его юрисдикции на территории Украины. Это решение названо «следствием спекулятивной трактовки церковной истории», а о снятии анафемы и других церковных запретов с «лидеров раскола» говорится как об искаженном толковании православных канонов. Процесс предоставления автокефалии назван «искусственным, навязанным извне, не отражающим внутренней церковной необходимости, не приводящим к реальному церковному единству», а наоборот, «углубляющим разделение и усиливающим конфликты».

Митрополит Онуфрий – глава Украинской православной церкви (Московского патриархата) – во время богослужения в Киево-Печерской лавре
Митрополит Онуфрий – глава Украинской православной церкви (Московского патриархата) – во время богослужения в Киево-Печерской лавре

В отдельном пункте подчеркивается самостоятельность и независимость УПЦ (МП), при этом то, с чем согласились епископы, не противоречит решению, принятому на месяц раньше Русской православной церковью, о разрыве евхаристического общения с Константинополем.

Кроме этого, в Киеве выразили несогласие с изменением названия УПЦ (МП). О такой необходимости говорила часть украинского духовенства и некоторые политики в связи с ожидаемым появлением автокефальной Украинской православной церкви. По их мнению, после предоставления томоса речь будет идти уже о Русской православной церкви на территории Украины. О том, какое влияние решение Собора епископов будет иметь на тех священников и епископов Украинской православной церкви (Московского патриархата), которые выражали желание влиться в создаваемую поместную церковь, рассказывает митрополит УПЦ (МП) Александр (Драбинко):

‒ Во время нашего предыдущего интервью вы говорили о том, что если все пойдет каноническим путем, то вы видите для себя возможность присоединиться к созданию поместной Украинской православной церкви. В постановлении Собора епископов УПЦ (МП) говорится, что процессы, начатые Вселенским патриархатом, являются неканоническими. Значит ли это, что вы и священники, епископы, выражавшие желание присоединиться к созданию поместной церкви, теперь не имеете на это права?

Каноническое право зарождалось, развивалось и культивировалось именно в Византийской церкви, в Константинопольской церкви. Мы же, пользуясь этим правом, сегодня осуждаем того, кто нам это право дал
Александр Драбинко

‒ С точки зрения принятых решений, с точки зрения священной иерархии УПЦ, инициировавшей эти решения, которые были подписаны и приняты Архиерейским собором УПЦ, ‒ да. Мы как члены этой церкви должны разделять и подчиняться этим решениям. Но я же говорил о каноническом пути. Кто может претендовать на степень каноничности? Я понимаю, что может быть две правды, но они могут быть не совсем равнозначными. Точка зрения Константинополя, церкви-матери, осуждается епископатом церкви-дочери. Где каноническая правда ‒ у Константинопольской церкви, поступающей так, как она делает, или у украинской и российской церкви, осуждающей то, как поступает Константинопольская церковь? Вот этого я еще пока для себя четко не осознал, поскольку нет общей рецепции православной церкви. И как мне кажется, каноническим путем является то, что все-таки преподносит нам Константинопольская церковь-мать, поскольку там и опыт исторический больше, и, насколько мы знаем, она является церковью, в которой Украина и Русь получили Святое Крещение. Каноническое право зарождалось, развивалось и культивировалось именно в Византийской церкви, в Константинопольской церкви. Мы же, пользуясь этим правом, сегодня осуждаем того, кто нам это право дал. Вот в чем вопрос. Вывод должен сделать уже каждый сам для себя.

Митрополит Александр (Драбинко) во время богослужения
Митрополит Александр (Драбинко) во время богослужения

‒ В решении Собора подчеркивается, что УПЦ (МП) является самостоятельной и независимой в своих решениях. Мне кажется, этот пункт был внесен не случайно, поскольку в адрес УПЦ (МП) звучат обвинения в том, что она выполняет волю Москвы и не является самостоятельной.

‒ Да, этот пункт был призван подчеркнуть определенную степень независимости. Но мы не можем говорить о каком-то каноническом статусе УПЦ (МП), поскольку такого понятия, как «независимая» и «самоуправляющаяся», нет в каноническом праве. Есть статус экзархата, есть статус автономной церкви, есть статус автокефальной поместной церкви. Что такое независимы в своем управлении и самостоятельны? Это характеристики состояния, но никак не каноническая норма. Поэтому подчеркивать это ‒ в очередной раз подчеркивать свою юридически каноническую несостоятельность, то есть отсутствие как такового статуса в семье православных церквей. Это совокупность епархий РПЦ на территории государства Украина, объединенных одним священным начальством, которому грамотный патриарх Алексий II даровал права широкой автономии. Но это права широкой автономии, а не автономия. Украинская православная церковь не имеет сегодня канонического статуса. В этом пункте говорится, что УПЦ признается другими поместными православными церквями. В качестве кого? Как епархии РПЦ, как часть РПЦ, но не как самостоятельный субъект.

‒ Вот поэтому, наверное, отдельно упомянули о неприемлемости требования изменения названия. Иными словами, название Украинская православная церковь не отвечает каноническому статусу УПЦ (МП)?

‒ Канонический статус и юридическое положение в государстве, как мы говорим, ‒ зарегистрированная торговая марка ‒ это разные вещи. Если мы говорим о каноническом статусе, то в мировом православии УПЦ (МП) признается совокупностью епархий РПЦ в Украине. А изменение названия уже относится к религиозной организации, зарегистрированной в государстве Украина ‒ это юридическая, светская, государственная часть. Это разные вещи. У нас в этом случае получается, что эти два понятия объединены почему-то в одно.

‒ Точная дата Собора, который будет созван Константинопольским патриархатом, неизвестна. Говорят о том, что он пройдет в конце ноября. Имеют ли право священники и епископы УПЦ (МП) в свете принятого в Киево-Печерской лавре решения прийти на Собор Вселенского патриархата?

‒ Дело в том, что еще нет даты, не определены процедура и повестка дня. То, что говорят некоторые церковные или политические деятели, ‒ это только их предположения. Поэтому говорить о том, кто может прийти на Собор, а кто не может, пока рано. Должна быть программа, создана рабочая группа, которая определит ‒ будет ли благословение патриарха Варфоломея, кто будет участниками, какой это будет собор: епископов, поместный собор, кто будет председателем. Прийти, конечно, сможет не каждый священник и епископ, поскольку есть определенные правила, по которым проводятся те или иные мероприятия. Так вот, эти правила пока мы не видели и забегать вперед не будем. Посмотрим правила ‒ тогда вопросы отпадут сами собой.

‒ Решение Собора епископов УПЦ (МП) отвергает процесс дальнейшего совместного решения вопроса о поместной церкви. Значит ли это, что на территории Украины будет две церкви ‒ поместная автокефальная УПЦ, которая будет подчиняться Вселенскому патриархату, и одновременно будет существовать УПЦ (МП)?

‒ Не исключено. У нас на территории Украины существуют и Греко-католическая церковь, и Римо-католическая церковь, находящиеся в подчинении Рима. Почему у нас, в Украине, не может существовать несколько православных юрисдикций, имеющих своим руководящим центром тот или иной представительный орган? Это реалии сегодняшнего дня. У нас, слава Богу, демократическое общество, в котором при определенных правах и обязанностях перед государством, гражданами и самими собой могут существовать те или иные юрисдикции. Они могут дружить, могут не дружить. Это все зависит от амбиций личностей, которые будут в них и их возглавлять. Это конституционное право граждан, во-первых, исповедовать религию, а во-вторых, принадлежать к той или иной конфессии. Это не представляет никакой проблемы для сегодняшнего человека, тем более для свободного украинца.

Участники акции протеста возле Киево-Печерской лавры – июль 2009 года
Участники акции протеста возле Киево-Печерской лавры – июль 2009 года

Белорусский богослов, глава центра «Экумена» Наталья Василевич называет несколько запоздалым решение Собора епископов УПЦ (МП). Она считает, что это была попытка заявить о своем праве решать судьбу поместной церкви и просьба не рассматривать этот вопрос исключительно в свете противостояния Москвы и Константинополя.

‒ Наиболее важным мне кажется, что епископы УПЦ (МП) пытаются заявить о своей субъектности в процессе, происходящем и связанном с возможным дарованием автокефалии. Епископы прежде всего говорят о том, что Константинополь должен был советоваться и узнавать мнение епископов УПЦ. Они не говорят, что Константинополь должен вести переговоры в первую очередь с РПЦ о предоставлении автокефалии, но настаивают, что такие переговоры должны вестись именно с УПЦ.

‒ Тем не менее, в УПЦ (МП) утверждают то же, что и в РПЦ: решения Вселенского патриарха неканонические, а канонические их решения.

‒ Я думаю, все-таки в УПЦ (МП) не совсем та же логика, как у Московского патриархата, поскольку РПЦ заявляет именно свое, московское право на киевскую митрополию, на территорию современной Украины. А украинские епископы почти нигде не ссылаются на то, что они принадлежат к Москве. Они нигде не подчеркивают свою принадлежность к РПЦ. Это делается сознательно. Здесь не индивидуально епископы выступают как субъекты какого-то переговорного процесса, а именно весь собор УПЦ (МП), Собор епископский. Это попытка вернуть себя в этот процесс. Мне не совсем понятно, на какие действия со стороны Константинопольского патриархата рассчитывают епископы... Сейчас разговор обычно идет именно о противостоянии по линии Константинополь ‒ Москва. Они пытаются ввести какой-то другой контекст и выступать уже самим как церковный субъект на сцене всеправославного процесса. Совсем другое впечатление будет у других поместных церквей, если к ним обратится митрополит Онуфрий как представитель епископата УПЦ, чем если обращается Московский патриарх, поскольку здесь мы говорим о конкретной поместной церкви, что находится в конкретной исторической, географической и политической ситуации.

‒ Вы думаете, что есть шанс, чтобы мировое православие рассматривало УПЦ (МП) как нечто отдельное от Москвы?

Решения Собора, заявленные им позиции могут использоваться Москвой в противостоянии с Константинополем для утверждения своих интересов
Наталья Василевич

‒ По крайней мере, такую цель себе ставит сама УПЦ (МП). Но мне кажется, что все это делается с опозданием, поскольку сейчас уже процесс остановить трудно. Трудно вернуться даже на начало мая, к лету или к сентябрю: в это время такое заявление имело бы другое значение, чем оно имеет сейчас. Сейчас, конечно, ‒ это попытка попасть в отъезжающий поезд, и неизвестно, как на это отреагируют другие участники. Конечно, это может быть и манипуляция Москвы. И в этом смысле епископы УПЦ (МП) находятся в сложной ситуации, поскольку их желания, интенции в любом случае могут быть использованы не так, как им самим бы хотелось. Для Москвы, конечно, рассматривать УПЦ как отдельный субъект со своими интересами тоже не совсем выгодно, но, скорее всего, решения Собора, заявленные им позиции могут использоваться Москвой в противостоянии с Константинополем для утверждения своих интересов, уже московских.

Епископы Сербской православной церкви, также присутствовавшие на Соборе, но на несколько дней раньше, чем в Киеве, в итоговом решении предложили Константинопольскому патриархату созвать Всеправославный собор, на котором был бы рассмотрен вопрос о создании поместной Украинской православной церкви. Именно это, по мнению сербских церковных иерархов, могло бы «подтвердить и укрепить соборность и единство православной церкви и в будущем избежать соблазнов, сейчас стоящих перед святым православием». Решение Вселенского патриархата в Сербской православной церкви посчитали необязательными для исполнения. При этом в Сербской православной церкви не говорят о разрыве евхаристического общения с Константинополем, а лишь о том, что литургическое и каноническое общение не будет устанавливаться с церковью, в которой будут служить «лидерами раскольнических групп», как они их назвали, Филарет (Денисенко) и Макарий (Малетич) – это главы УПЦ КП и Украинской автокефальной православной церкви.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG