Доступность ссылки

Одним из главных итогов воскресных митингов в России стало заметное "омоложение протеста". Практически все наблюдатели и участники акций отметили огромное количество подростков и молодежи старшего школьного возраста среди вышедших на улицы и площади российских городов. Эти люди родились в начале нулевых годов, не видели иной жизни, кроме как при Путине, ни разу не голосовали на выборах, не участвовали в массовых акциях протеста, но неожиданно для многих оказались крайне неравнодушными к происходящему в России.

"Молодые – это та среда, в которой легко вспыхивает и размножается мода. И мода на протест может стать чрезвычайно привлекательной, нарастающей лавинообразно", – говорит политолог и социолог, президент стратегического фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров.

Подводя итоги воскресных акций протеста в российских городах, эксперт констатирует: в сложившейся ситуации у власти нет хорошего хода. "Нынешние игры Кремля в квазичестные выборы крайне важны Путину не для украшения лица, а по жизненным показаниям. Он крайне зависим от своей "вертикали", которая обеспечивает его "президентство" и, стало быть, прекрасно знает цену его легитимности. Он мечтает выскользнуть из-под этой зависимости. Второе. Сегодня власть установила рекорд задержания в Москве и в некоторых других городах. Не говоря уж о беспрецедентности самой акции по географическому охвату и по составу: вышли молодые, "непоротое поколение". И что теперь делать власти? Если начать драконить молодежь и изолировать их кумира Навального, следуя сценарию "Болотной", то можно ставить крест на сценарии квазичестных, а Путину – снова попадать в зависимость от "вертикали". Если же спускать на тормозах и делать вид, что ничего не произошло, то высок риск следующий раз получить улицу на порядок большую по масштабу. И это может стать началом конца", – пишет политолог в фейсбуке.

О роли нового поколения в российской уличной политике и о том, каким может быть продолжение воскресных протестов, Георгий Сатаров рассказал в интервью Радио Свобода.

– Анализируя воскресные события в Москве и в России, вы увязали два тезиса. Во-первых, что нынешние игры Кремля в "квазичестные" выборы крайне важны Путину, который очень зависим от своей "вертикали". И он мечтает выскользнуть из этой зависимости. И, во-вторых, что власть в воскресенье установила рекорд задержаний в Москве и в некоторых других городах. И поэтому власть оказалась в цугцванге – любое дальнейшее действие приведет к ухудшению ее положения. Так все-таки что теперь будет делать власть?

– То, что я сформулировал, никак не облегчает прогноз – как раз в силу вот этой неопределенности, тупиковости ситуации. На это накладывается еще куча всяких вещей. Немецкий социолог Никлас Луман в свое время написал, что "сила власти определяется числом степеней свободы, которые она в состоянии дать обществу". Насилие, которое мы видели вчера, – это проявление слабости. Это проявление страха, связанного с этим ощущением слабости, ощущение абсолютного непонимания ситуации. Говорили, что выросло поколение, которое не знает жизни, кроме как при Путине. Оказалось, что при нем оно не видит жизни вообще!

Насилие – это проявление слабости, страха, ощущение абсолютного непонимания ситуации

Нужно вспомнить, что уже больше 10 лет подряд Кремль смотрит на "оранжевые" и прочие революции, примеряет их на себя. Тут ими вспоминается, что последние революции в Северной Африке совершались именно молодежью. И тут власть видит эту возмущенную молодежь. Это усугубляет страх. Попытайтесь поставить себя на их место, с достаточной долей фантазии – у вас просто зашевелятся волосы. С другой стороны, вы ограничены в применении насилия, потому что вам предельно не хочется выходить за рамки, заданные эталоном Лукашенко. Выход за эти рамки чреват очень неприятными последствиями, о которых они не хотят думать. Добавьте к этому склоки внутри власти, неоднородность представлений о том, что происходит, что нужно делать и прочее, прочее. Поэтому в этой ситуации предсказывать что-то, отвечать на вопрос: "А что же они будут делать?" – я бы не взялся.

– Акции 26 марта действительно называют беспрецедентными за последние годы – и по составу участников, и по охвату. Это то самое "непоротое поколение" вышло на улицы?

Власть думала, что она в состоянии промывать этому поколению мозги

– Конечно! Многие об этом поколении писали, и Лия Ахеджакова, и другие. Тут много важных обстоятельств. Во-первых, любой кризис сказывается, прежде всего, на двух категориях – на людях сравнительно слабозащищенных, преклонного возраста, и на молодых, для которых ситуация затруднена в результате конкуренции на рынке труда. Они это чувствуют очень серьезно. Во-вторых, это поколение, про которое власть думала, что она в состоянии промывать ему мозги. Но это поколение живет уже в другой информационной среде. Вся стратегия власти нацелена, грубо говоря, на информационное потребление пенсионеров. А у них совершенно другое потребление, совершенно другое информационное поведение. Власть не готовила свои технологии к влиянию именно на этих людей. Наконец, молодые – это та среда, в которой легко вспыхивает и размножается мода. И мода на протест может стать чрезвычайно привлекательной, лавинообразно нарастающей. Тут много факторов, которые в состоянии привести власть в панику. Если бы они пытались действовать рационально, если размышлять о том, чтобы они могли делать, то, конечно, надо было рушить эту их практику абсолютного отсутствия диалога с обществом, и прежде всего, с обществом, говоря старым языком, инакомыслящих. В состоянии они это сделать или нет – сказать трудно.

Полиция задерживает девушку на Пушкинской площади в Москве, 26 марта 2017 года

Полиция задерживает девушку на Пушкинской площади в Москве, 26 марта 2017 года

– Про протесты старые и новые. Как вы считаете, это совсем новые протесты, новые люди? Или они приняли эстафету у тех, кто выходил на акции в 2010-2012 годах? У организаторов и участников Болотной? В конце концов, и тогда, и сейчас у них один и тот же лидер – его зовут Алексей Навальный.

– Это только в коммунистической мифологии существовало клише об эстафете поколений. В других языках нет этого понятия, потому что оно противоречит природе вещей. Молодые отрицают предыдущие поколения, а не перехватывают с гордостью эстафету.

– Но прошло-то совсем немного времени. Мы говорим о промежутке в 5 лет, а не в 20.

Навальный оказался человеком, который почуял спрос

– Это не значит, что поскольку промежуток маленький, то они и перехватывать будут, – смотрите на живые примеры. Навальный и здесь оказался человеком, который почуял спрос. Неправильно думать, что он их поднял. Он оказался им адекватен в этом возникающем спросе. Невозможно поднять людей, если они не хотят, если им это не нужно. Тут важен спрос. Обратите внимание: несмотря на то, что Навальный был арестован в самом начале, несмотря на то, что никаких явных лидеров, на которых можно было бы ориентироваться, не было, это все продолжалось, и очень интенсивно. Просто потому, что они пошли туда, куда они хотели бы пойти. Навальный лишь помог открыть калитку.

– Навальный придумал объединяющую всех тему борьбы с коррупцией. Все, кто сейчас активно обсуждает это в русском интернете, говорят, что это было гениально. Он осознанно выбирал молодежь в качестве своей целевой аудитории?

– В репортаже вчера дотошные репортеры "Дождя" спрашивали: "Вот вы вышли против коррупции. А вы сталкивались с коррупцией?" У молодых людей отвисала челюсть. Лозунги там звучали другие. Вначале шли стандартные заготовки, а потом вплоть до "Путин вор" и "Отдайте нам нашу страну", "Мы здесь власть". Вот, если хотите, пример эстафеты поколений. Но там были люди и с предшествующих протестных акций. Они могли это скинуть. Это было проявление общего недовольства страной, в которой позорно жить.

Кроссовки, ставшие одним из центральных элементов расследования коррупции Дмитрия Медведева и одним из символов протеста в Москве

Кроссовки, ставшие одним из центральных элементов расследования коррупции Дмитрия Медведева и одним из символов протеста в Москве

– Российская власть, кажется, в какой-то момент начинала понимать, как важно завлечь молодых людей. Все эти сборища на Селигере, "Наши", "Молодая Гвардия "Единой России" и т. д. Получается, что никаких хунвейбинов воспитать у нее не вышло, несмотря на вложенные средства и силы?

– Они собирали очень прагматичных ребят. Конечно, с какими-то попытками представить какую-то идеологическую эклектику или возбудить их против кого-то. Ты против кого-то возбуждаешь, а потом через несколько лет оказывается, что это мишень ложная или в прямом смысле слова убитая, как в случае Немцова. И это уже не работает. Поэтому это было обречено с самого начала. И где они были, эти хунвейбины в 2011-2012 году, где они были вчера? Не было их нигде. Они растворились.

– Привычная картина мира поменялась на наших глазах. Полиции эта молодежь, которая вчера протестовала, не просто не боялась, она ей в лицо смеялась. Очень много смелости было заметно. Но смелость ведет к радикальным способам борьбы. Сейчас на смену мирным протестам могут прийти протесты силовые?

Пример всех стран без исключения показывает, что насилие бессмысленно​

– Конечно, это все зависит от власти. Только она в состоянии это предупредить и не допустить этого. Причем это абсолютно бессмысленно. Пример всех стран без исключения показывает, что насилие бессмысленно. Оно ведет только к одному – к ответному насилию. Не видеть этого, не понимать – нужно быть абсолютно дебилами или запуганными недоучками и придурками. Есть, в общем, неглупые люди во власти, которые в состоянии это проанализировать и понять. Против них насилие бессмысленно.

– Власть в последние годы смогла провести полную деполитизацию, разгромить все центры независимой политической гражданской активности. Общество в целом удалось запугать. И вот мы сейчас с вами рассуждаем о смелости, которую мы наблюдали, и о том, что власть себя поместила в какую-то скороварку, с которой может сорвать клапан, в этот цугцванг, вашими словами. Почему все-таки людям не дали выйти на улицу спокойно, не доводя до крайности? Вы же говорите, что есть люди во власти, которые все понимают.

– Первое – это фантастическая привычная близорукость, в смысле абсолютного непонимания самой сути политических процессов, и неумение считать хотя бы на два хода вперед. Второе: если там кто-то и есть, кто в состоянии это делать, то не они заказывают музыку на улице. Третье обстоятельство – может быть, наиболее важное: Путин обычно отстраняется от принятия каких-то решений в такой ситуации и отвечает: "Ну, вы там сами разбирайтесь. Вы поставлены на месте с тем, чтобы самим решать эти вопросы". Они и "решают", в меру своего понимания. Нет настоящего центра политического предвидения, политической стратегии принятия решений, которые будут реально адекватно исполняться. Власть находится в совершенно разобранном состоянии.

– Один мой коллега вчера написал: "Считалось, что российский народ готов жить в условиях социального контракта "сытость и стабильность в обмен на свободу", но он не готов терпеть откровенные нарушения условий этого контракта властью". Идет ли речь о понимании демократии как в большей степени справедливости (в кавычках, не в кавычках), чем свободы?

Власть выглядит эпатажно по-хамски

– Отчасти это, конечно, верно. Потому что свобода у российского народа была отобрана уже давно. И все, что происходило после этого, это вопиющее наступление на самые обыденные и банальные представления о справедливости, когда власть выглядит откровенно, эпатажно по-хамски. Конечно, люди любых политических представлений, в т. ч. представлений о ценности свободы, не могут это терпеть бесконечно.

– Как вы сами относитесь к Навальному? Насколько серьезным политиком он стал именно после вчерашнего дня? Можно ли говорить, что теперь все остальные главные, известные оппозиционные лидеры уже никому не нужны, никто за ними не пойдет?

– Ну, фамилии этих лидеров более-менее очевидны. Их не так много уже осталось, осколков 90-х или начала нулевых. С моей точки зрения, они перестали быть нужными и до вчерашнего дня. Это продемонстрировали, просто вопиющим образом, парламентские выборы. Только слепой мог не заметить их абсолютную импотенцию. Более того, даже абсолютное отсутствие желания потенции, я бы сказал так. Что касается Навального. Я не приучен оценивать политиков, как невесту или жениха, знаете, как в "Женитьбе" Гоголя. Я подхожу к этому как ученый-аналитик, абсолютно функционально. Сейчас, конечно, у Навального есть задатки человека, который может, не без шансов, метнуться лбом на эту трухлявую стену. Но у него есть один политический недостаток – он очень слабый командный игрок. В нем желание непрерывного наращивания индивидуального ресурса преобладает над желанием добиться политического результата, в т. ч. кооперативными способами. В данный момент это единственное, что может его серьезно подвести. Потому что по мере наращивания спроса, по мере естественного вытеснения этих ошметков старой оппозиционной политики будет нарастать спрос на новых лидеров. И будут появляться те, кто может составить ему конкуренцию, в том числе именно как игроки коллективные, что в нынешней ситуации крайне важно.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG