Доступность ссылки

Эксперт: это были совершенно свободные, совершенно демократичные выборы


Тарас Березовец

Выборы, это не только цифры, это еще и тенденции. Упорядочивать эти тенденции до состояния смыслов будет политтехнолог, автор проекта «Free Crimea» Тарас Березовец.

Вечерний выпуск Крым.Реалии/ Итоги местных выборов в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:29:47 0:00

– Накануне выборов 23 октября, Петр Порошенко заявил, что ожидает от выборов перезагрузку местной власти в Украине. Только ленивый не иронизировал по поводу обещаний официального Киева начать радикальные реформы сразу после того, как избирательные участки закроются. Но тем не менее, вот какой сигнал получила власть на этих местных выборах.

– Мне достаточно легко судить, поскольку я был участником местных выборов и тогда, когда они проходили, и сейчас. И как раз в 2010 году мы работали на местных выборах в Крыму. Это были выборы мэров, это были выборы в Верховную Раду АР Крым, избирали тех самых депутатов, большинство из которых в последствии стали государственными преступниками. И я помню атмосферу страха и ужаса, которая в Крыму царила в то время, без преувеличения, когда людей снимали, снимал административный ресурс, это делала тогда «Партия Регионов» под руководством Паши Бурлакова. И я хочу констатировать, что эти выборы происходили в абсолютно противоположной атмосфере. Это были совершенно свободные, совершенно демократичные выборы. Были нарушения, это правда: и нарушения были, и фальсификации, и подкуп в определенных случаях были, но, тем не менее, в целом процесс, доступ всех участников выборов был абсолютно равнозначный, и выборы были конкурентными. Отсюда – если в 2010 году «Партия Регионов» победила тогда в 18 регионах из 27, то сегодня мы видим, что президентская партия заняла место в 2/3 регионов, но нигде большинства не имеет. И это хорошо, потому что в партнеры ей будут и «Батьківщина», будет и «Самопомощь», будут и какие-то местные проекты и тот же самый «Оппоблок», который готовился к реваншу, но нигде, если мы посмотрим, решающей победы не достиг. А в трех ключевых регионах, смотрите, в Одессе – вообще на третьем месте. В Запорожье они еле-еле вывели своего кандидата во второй тур, и опять же – там без шансов, и наконец в Харькове их полностью съели «Відродження», БПП и «Самопомощь», то есть там они вообще не были участниками процесса. Поэтому, что касается общей атмосферы и последствий, считаю заложена хорошая основа для будущего, но говорить о том, что это вот окончание процесса «перезавантаження», то это конечно – нет. Потому что мы понимаем, глубинные-то причины конфликта, они все равно остаются, мы говорим и о парламентском кризисе, и о том, что будут досрочные выборы в верховную Раду в 2016 году.

– Ну, о парламентских поговорим чуть позже, а правильно ли я понимаю, что один из главных выводов, один из главных итогов, это то, что в местных советах не будет политической монополии?

Это признак демократии, когда нет монополии и всем придется со всеми договариваться

– Ни у кого вообще. И это признак демократии, когда нет монополии и всем придется со всеми договариваться. Даже посмотрите на Киев, где действующий мэр Кличко завоевал 40%, то есть относительное большинство, но, извините, он потерял 16% с последними выборами. И здесь БПП уже не имеет 80 депутатов, а они получили 50. Всего 50 из 120, у них даже нет математического большинства. И это, опять же, хорошо, потому что придется договариваться с «Самопомощью» которая на втором месте и с «Батьківщиной», которая на третьем. То есть нормальный процесс.

– Многие критики нынешних местных выборов говорят, что явка была чрезвычайно низкой, а была она, напомню, около 47%.

– Ну, вы знаете, мы все же движемся в Европейский Союз, и, уверен Украина туда придет, и Крым тоже, так вот давайте посмотрим, что у них там происходит. В Финляндии были выборы меньше месяца назад – 11% явка. В Польше были выборы летом и там что-то около 24%. В Украине – практически 50. Это хорошо или плохо? Конечно, хорошо. По европейским тенденциям – очень даже хорошо.

– А что можно сказать относительно регионального разделения Украины? Что Юг и Восток голосуют строго за одни политические силы, Центр – за вторые, Запад – за третьи.

– Ну это то, что мы с вами, в первую очередь, помним, когда у нас Украина была бело-голубая и «помаранчевая». Так вот, сегодня уже не так, сегодня нет разделения страны, страна уже делится по принципу популярности. Если популярный местный лидер или партия, это региональная специфика. Что произошло на этих выборах? Впервые общенациональной партией стала «Самопоміч» – это партия львовского городского главы Андрея Садового. Сегодня, как мы знаем, она вывела своих кандидатов в меры во второй тур в Запорожье, в Кривом Роге и по Харькову. По Киеву, кстати, тоже господин Гусовский еще борется за выход вместе с Кличко во второй тур. Это факт. Кроме того, потерпели поражение такие популистские проекты как Ляшко, «Укроп» Коломойского, которые надеялись на риторику войны, АТО, «…до победного конца»: они все проиграли, то есть запрос на войну в обществе сегодня падает. И это тоже хорошо. Партия президента потеряла достаточно серьезно, они все равно на первом месте, но монополии у них нет. И опять же, это все хорошо. И, наконец, «Оппозиционный блок» – партия, которая надеялась улучшить свои существенные результаты, у них были хорошие стартовые позиции, но по факту мы видим даже в своих родных регионах – в Харькове, и Одессе – они ничего фактически не добились. Они проиграли.

– Это вторые выборы по большому счету, в рамках которых Донецк и Луганск перестали быть субъектами политического процесса в Украине.

в отсутствии Донецка и Луганска (ведь Донецк был крупнейшим центром и политическим, и финансовым) сегодня все смещается в сторону Харькова, Днепропетровска и Львова

– Да. И это важно сегодня: в отсутствии Донецка и Луганска (ведь Донецк был крупнейшим центром и политическим, и финансовым) сегодня все смещается в сторону Харькова и Днепропетровска, значение этих городов возрастает, и, конечно же, Львов. Львов становится очень важным центром, и то, что там только по официальным данным живет около 6 тысяч временных переселенцев из Крыма, их там очень хорошо принимают – это говорит о том, что Львов – это европейский город, который меняется в очень хорошую сторону. Это и сервис, и качество, и туристическая сфера – есть много приятных индикаторов.

Вы упоминали Харьков, Днепропетровск, Львов. А вот как раз Харьков многих удивил, если верить украинскому сегменту социальных сетей, победой Геннадия Кернеса в первом туре. Экспертами он считается одним из самых скандальных градоначальников. Вот казус Кернеса, он есть? Или эта победа ожидаема?

– Ну, результат Кернеса, пожалуй, понятен, другое дело, что он победил прямо в первом туре, но и этому есть объяснение. Во-первых, крайне низкая явка. Посчитаем, при той явке, которая была в городе, его 56% трансформируется в 25% – именно столько голосов, ¼ города отдала за него свои голоса. Второе – это то, что демократические силы не договорились о едином кандидате – Тарас Ситенко, который занял второе место от партии «Самопоміч», он боролся и с националистами от «Свободы» и с кандидатом от БПП, и поэтому результат именно такой, какой он есть. Тем не менее, я бы не абсолютизировал все эти вещи, так как на Кернесе висит незакрытое уголовное дело по сепаратистским инцидентам 2014 года, плюс к нему есть претензии хозяйственного характера – нерациональное использование бюджета. Он реально подвешен. Это выгодно и для власти, его могут дернуть в любой момент. Пока он находится под мечом судебного преследования, он никуда дергаться не будет, никаких сепаратистских митингов проводить не будет. Более того, когда он уже осознал, что «русская весна» в Украине проиграла, именно с его подачи вот эти самые титушки развернулись в обратную сторону и сокрушили своих так называемых представителей пророссийского движения в Харькове. На нем много проблем, и для русских он такой же предатель, как и многие другие персонажи из «Партии Регионов».

–​ А у нас телефонный звонок в студии.

– Меня зовут Сергей, я беженец из Луганска, в луганской области и живу. У меня вопрос такой, сейчас декоммунизация. Но что мы строим? Пусть меня считают дураком, совком, я верю в коммунизм. Я ни в капитализм не верю, ни в демократию. Кто богат – тот и демократ. Потом дальше – национализм. Мне жалко этих деток, они сейчас надули щечки, одели вышиваночки и думают: сейчас переименуем горда и у нас все сразу нормализуется. Вообще, я так думаю: сейчас отпустим чубы, наденем шаровары, сядем на лошадей… Мы должны сейчас трансформироваться в новое государство, в новые идеи.

Спасибо, Сергей. Вы знаете, друзья, здесь, наверное, та история, когда и вопроса не надо. Такая себе зарисовка из жизни жителя Луганской области, который является временным переселенцем, на этих выборах у него не было права голоса наверняка. Но будет на президентских, парламентских. В связи с этим у меня вопрос, мы говорили, что очень часто Украина делится на пророссийскую и проукраинскую. На мой взгляд, она делится на просоветскую и постсоветскую. И как раз мы тут слышали просоветское мнение. А вообще в Украине у России есть своя политическая сила? Сегодня есть на кого Кремлю ставить?

Население, которое симпатизирует России, оно никуда не делось, оно просто затихло на фоне того что сейчас не совсем безопасно высказывать сепаратистские мысли

– Ну, конечно, Кремлю есть на кого ставить. Население, которое симпатизирует России, оно никуда не делось, оно просто затихло на фоне того что сейчас не совсем безопасно высказывать сепаратистские мысли. Их достаточно много таких людей в Харькове – 40% такого населения. Их достаточно много в Одессе, Одесской области – 30%, будем говорить откровенно. В Запорожской области таковых 15%. В Днепропетровской - 10%. Но я вам скажу – ситуация меняется. Год назад этих людей в каждой области как минимум было в двое больше. Но когда они увидели и поняли, что такое «Русский мир» и что он несет собой смерть и разрушение, хаос, то, что произошло в Донецке и Луганске, то, конечно же, голосов «Путин приди, Путин введи!» стало в разы и в разы меньше. А вот с чем я соглашусь, это с тем, что часть страны сегодня смотрит в будущее, а часть – в прошлое. Это проблема, конечно, для общества, но ее решать надо гуманитарными методами.

– Очередная волна политических изменений нас ждет, я так понимаю, уже в 2016 году, когда вот Вы, в частности, говорили о возможности досрочных выборов Украинского парламента.

– Конечно. И здесь мы не можем не затронуть болезненную тему того, что лишены были права голосовать на этих выборах наши переселенцы и Крыма, Донецка Луганска, всего свыше 1,5 миллиона человек. Поэтому это необходимо решить. Мы, активисты, не раз обращались к политическим партиям – ни одна нас не поддержала. Но все прекрасно понимают, что это серьезная сила, эти 1,5 миллиона людей, и они имеют право голосовать, в конце концов, это прямое нарушение Конституции. И поэтому уверен, мы добьемся, чтобы на парламентских выборах, этим людям позволили голосовать даже без регистрации.

– Спасибо, Тарас.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG