Доступность ссылки

«Мемуары» Константинова. Версия 3.0: «Политических союзников у нас было немного…»


Владимир Константинов (л) поздравляет Сергея Аксенова с избанием на пост «главы» Крыма

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

В субботу, 12 марта 2016 года, «Крымская правда» последней из приглашенных на пресс-конференцию Владимира Константинова СМИ опубликовала материал о ней под названием «Это было недавно…». И уже не обширное интервью с вопросами и ответами, а только сильно сокращенное изложение отдельных, но примечательных моментов. От вариантов в «Крымских известиях» и Крыминформе оно отличается новыми оплошностями «мемуариста» и подробностями, которые убедительней раскрывают незаконность и силовой характер аннексии Крыма два года назад (начало анализа читайте здесь).

Сейчас все рассказы крымских коллаборационистов о тех днях отличаются совершенно ложной трактовкой событий в Украине и в Крыму. Владимир Константинов особенно преуспевает в этом. Например, он говорит: «люди были крайне встревожены… свержением президента и отстранением от должностей руководителей на местах».

На самом деле, если вспомнить, как все это было, Виктора Януковича никто не «свергал», а, наоборот, он сам бежал за границу, и в этом деле ему помогал Путин, который, если верить его рассказу в фильме, даже руководил побегом президента чужой страны. А украинские чиновники и депутаты даже гнались за ним до самого Крыма, чтобы вернуть в столицу и продолжить «президентство», но он бежал так быстро, что не догнали. И лишь когда спустя несколько дней стало ясно, что страна осталась без президента, были приняты меры, предусмотренные конституцией в создавшейся ситуации – назначен исполняющий обязанности главы государства.

Александр Турчинов не был военным, и никто из военных в Киеве не был никуда назначен – поэтому кличка «хунта» относится скорее к Крыму, в котором переворотом руководил «военный пенсионер на добровольных засадах, находясь в отпуске» Олег Белавенцев. «Отпускнику-пенсионеру» силой исключительно собственной воли (?) удалось подчинить себе командование не только Черноморского флота и войск спецопераций, но и командования Южного военного округа в Ростове, которое заблаговременно оказалось в штабе Черноморского флота. Более того, «главой» Крыма был назначен выпускник военного училища Сергей Аксенов, а в его кабинете заседали действующие офицеры Игорь Стрелков и другие российские и крымские военачальники. Разве не это хунта?

Если верить Аксенову и Константинову, «бандеровцы» должны иметь удивительную способность растворяться в крымском воздухе

С другой стороны, Константинов сильно преувеличивает «тревогу» людей за состояние дел в Украине. «Крымчане звонили в приемную, собирались у здания крымского парламента». Насколько помнится, собирало их «Русское единство» и вовсе не для тревоги за Украину, а для создания «самообороны» от мифических «бандеровцев», которые так и не появились в Крыму. Согласно «сказкам» Аксенова, они целыми эшелонами ехали в Крым, но каждый раз сходили с них, так почему-то и не доехав до Крыма. Доходило до смешного. В фильме с Путиным режиссеры этого спектакля пригнали на вокзал Симферополя пустой поезд со светящимися окнами, и заявили, что «бандеровцы» сошли в Гвардейском, где их никто так и не увидел. Если верить Аксенову и Константинову, «бандеровцы» должны иметь удивительную способность растворяться в крымском или даже в херсонском воздухе, так и не вступив в бой с «героической» крымской «самообороной» и незаметно для всех, не причинив никому видимого вреда. Зачем тогда целыми тучами ехали на Крым? Смешно.

Константинов говорит, что якобы «люди были возмущены попытками жителей одной части Украины навязать свою волю другим регионам страны», хотя какие регионы Украины и что именно «навязывали» Крыму, он сказать не может, потому что если кто-то что-то Константинову и навязывал, так это был российский спецназ и Белавенцев со Стрелковым, которые уже сидели в главных кабинетах Крыма, и Стрелков даже подписывал бумаги и имитировал ведение переговоров с украинскими военными как «советник» Аксенова. Олег Белавенцев недавно рассказал в интервью НТВ, что во время вооруженного захвата украинского Крыма весной 2014 года на полуострове готовились сбивать самолет тогдашнего спикера Верховной Рады Александра Турчинова. Это «пенсионер-отпускник» на территории чужой ему страны? И это не терроризм?

Константинов говорит, что «система власти на Украине была очень ненадежной, построенной на коррупции», хотя во главе этой власти стояла его Партия регионов, сам Константинов возглавлял ее региональное отделение, а ее деятельностью руководили президент и ее глава премьер-министр Николай Азаров. И система власти в возглавляемом Константиновым Крыму, костяк которой составляли «макеевские», была наиболее коррупционным ее отрядом. Более того, Крымская организации Партии регионов за год до переворота подписала договор о сотрудничестве с партией «Единая Россия», при этом понимая, что система власти в России не меньше завязана на коррупцию, и она до сих пор основана на той же коррупции. А теперь Константинов делает вид, что к коррупции он не имеет никакого отношения.

Уводя Крым из Украины, Владимир Константинов уводил регион от очищения власти, к прежней российско-украинской коррупции

Поэтому, уводя Крым из Украины, Владимир Константинов уводил регион от очищения власти, к прежней российско-украинской коррупции. Вот почему в Крыму до сих пор не могут подобрать министров и увольняют их одного за другим. Или, может быть, хищение золота и денег из крымских банков во время путча крымскими чиновниками от Партии регионов не было ни преступлением, ни фактом коррупции?

Константинов для того и затеял эти «мемуары», чтобы подчеркнуть свою «значимость». Он утверждает, что власть у него в те дни уже было чуть не вырвали, но он яростно сопротивлялся. У Константинова Рефат Чубаров, оказывается, требовал сначала одну треть мест в правительстве, а потом уже две трети! Потом Константинов опомнился, понял, что хватил через край, и опять говорит только об одной трети. Участников общего с «Русским единством» митинга 26 февраля Константинов называет «боевиками меджлиса», и утверждает, что сессию 26 февраля «сорвали» также и «боевики… экстремистских организаций «Хизб ут-Тахрир», хотя недавно замначальника главка МВД России в Крыму по противодействию экстремизму Владимир Макаров рассказал, что у «Хизб ут-Тахрир» в Крыму не было разветвленной организации.

Владимир Константинов на этой встрече с журналистами подробно рассказывает, как были захвачены здания Верховной Рады и Совета министров. По сути, это террористический акт, такой же, как захват школы в Беслане или здания концертного зала Норд-Ост. Но его реакция удивляет своей парадоксальностью. Главе парламента автономии докладывают, что его здание захвачено неизвестными вооруженными до зубов людьми, а он и не пытается доложить главе страны или главе правительства страны, он не связывается с подчиненными ему силовиками и не приказывает освободить здание от террористов, он чуть ли не молится от радости и рассказывает, что здание захватили «наши». Кто для Константинова был «наши», в то время уже и так было понятно.

Даже политических союзников у них было немного, а юридических соратников и нравственных союзников и того меньше. О каком всенародном стремлении в Россию может идти речь?

То и дело в рассказе Константинова пробивается правда о перевороте. Например, он говорит: «Хочу отметить… что политических союзников у нас (у Аксенова и Константинова – авт.) в те дни было немного. Наоборот, многие представители крымского политикума именно в этот критический для республики момент внезапно куда-то пропали, и перестали отвечать на телефонные звонки. Но в любом случае, отступать мы не собирались». Даже политических союзников у них «было немного», а юридических соратников и нравственных союзников и того меньше. О каком всенародном стремлении в Россию может идти речь?

Автор «мемуаров» делает вид, что не понимает, что так поступили те, кто не был согласен в действиями и планами Константинова и Аксенова, кто не собирался действовать под их принуждением. А таких несогласных было большинство во властном окружении Константинова. Известно, что группа депутатов под руководством Янины Павленко писала Константинову письмо с просьбой образумиться. Но на момент Москва уже отрезала ему путь к отступлению. Оставалось либо в российские застенки, либо вперед полным ходом руководить путчем. Не зря ведь после того, как все состоялось, Анатолия Могилева как «предателя» еще долго разыскивала российская спецслужба, пока не выяснили, что он скрывается не в Крыму.

Поэтому первые два коллаборациониста, уже знавшие о начале военной операции с 20 февраля и опиравшиеся на российских военных, понимая, что пути назад нет, и не собирались считаться с мнением большинства депутатов, министров, крымчан. Они начали принуждать всех к явке на сессию и принятие нужного решения угрозами, подкупом, обещаниями и силой. Они организовывали фальсификации «референдума» и по мере продвижения обмана дважды переносили его на более ближний срок.

«Мемуары» коллаборациониста Крыма № 1 Владимира Константинова с каждой новой «главой» явно свидетельствуют, что с самого начала в «крымской весне» все было основано на лжи, принуждении, силе, угрозах, а потому до сих пор все так и идет наперекосяк. И что же тут тогда праздновать?

Владимир Ветров, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG