Доступность ссылки

Чума и коррупция. Севастопольское восстание 1830 года. Окончание


Севастополь перед войной (с Северной стороны)

Специально для Крым.Реалии

Годы пребывания Крыма под сенью двуглавого орла Российской империи вовсе не были временем «тиши, глади да Божьей благодати». Поражение Петербурга в Крымской войне – факт, известный всем. Позорная политика вытеснения с полуострова крымских татар долго замалчивалась, но стала активно исследоваться в последние годы. Пришло время осветить и восстания местных жителей против властей, главное из которых состоялось в Севастополе в июне 1830 года.

На Корабельной слободке правительственные войска окружили местных жителей, полковник Воробьев вступил с восставшими в переговоры. Но со стороны города к месту событий подоспели вооруженные матросы и рабочие. Воробьев приказал стрелять из ружей и полевых орудий, но его приказ не был выполнен. Воробьева убили мятежники на месте, офицеров и канониров взяли в плен. Часть солдат присоединилась к восставшим, у которых теперь на вооружении были и пушки.

Тем временем в Севастополе буйствовала народная стихия. За ночь было разгромлено сорок квартир военного и гражданского начальства, торговцев и комиссионеров, наживавшихся во время карантина на скупке и перепродаже продуктов питания по завышенным ценам. На улицах матросы и солдаты проверяли всех подряд в поисках переодетых офицеров и чиновников.

К утру весь Севастополь перешел в руки восставших. Первыми из города бежали полицейские

К утру весь Севастополь перешел в руки восставших. Первыми из города бежали полицейские. Немногочисленные пехотные части отказывались стрелять в народ, более того, некоторые офицеры сочувствовали восставшим и оказывали им поддержку. Оставшихся в городе представителей высшего командования охватила паника.

4 июня по требованию народа генерал Андрей Турчанинов, отсиживавшийся в помещении комендатуры под караулом, издал приказ о полной ликвидации карантинных ограничений:

«Объявляю всем жителям города Севастополя, что внутренняя карантинная линия в городе снята, жители имеют беспрепятственное сообщение между собой, в церквах богослужение дозволяется производить, и цепь вокруг города от нынешнего учреждения перенесена далее на две версты».

Четыре дня, с 3 по 7 июня, город находился во власти восставших, а тем временем новороссийский генерал-губернатор Михаил Воронцов принимал меры к подавлению бунта. Севастополь был окружен надежными войсками, свезенными из других городов Крыма.

Среди восставших начались разногласия. Основная масса населения – мелкие торговцы, ремесленники и беднота – стремились лишь к ликвидации карантинного оцепления и, в крайнем случае, наказанию виновных в злоупотреблениях чиновников. Поскольку карантин был отменен, а дома спекулянтов, в основном, разграблены, смысла в дальнейшем восстании они не видели. Активное ядро бунтовщиков – матросы и военные рабочие – выступали против самой системы снабжения на флоте, но их проблемы мало заботили остальных.

Лишенные поддержки матросы не имели ни единого шанса на успешную оборону

Поэтому когда 7 июня 1830 года верные правительству части 12-й дивизии генерала Тимофеева, вызванной из Феодосии, вошли в город, народ не стал массово сопротивляться. Лишенные поддержки матросы не имели ни единого шанса на успешную оборону.

Немедленно после захвата Севастополя начали преследовать бунтовщиков, которое осуществляли военно-судебные комиссии под руководством самого Воронцова.

К обвинению привлекли почти 20% всего населения города, свыше полутора тысяч человек отдали под суд. Семерых главных «зачинщиков» приговорили к смертной казни, остальных – к битью палками и ссылке после наказания на каторгу. Это были 470 рабочих, 400 матросов, более 100 солдат и почти 500 гражданских, 90% которых составляли жены и вдовы матросов. Суду подвергли 46 офицеров, в основном младших. Для устрашения жителей по приказу Воронцова осужденных казнили 11 августа 1830 года в районах восставших слободок. Финальным аккордом расправы стало выселение осенью без суда свыше 4,5 тысяч матросов с женами из беднейших кварталов в другие города – прежде всего холодный Архангельск, чтобы вытравить из горожан мятежный дух.

Возможно, нынешним руководителям города стоит вспомнить, что злоупотребления никому даром не проходят?

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG