Доступность ссылки

Украина не занимается продвижением своего высокого искусства в мире ‒ Оксана Лынив


Оксана Лынив

Украинка Оксана Лынив, которая родилась на Львовщине, входит в тройку лучших женщин-дирижеров мира. Четвертый сезон она начала в Баварской государственной опере. Выступает женщина на сценах известных мировых театров. А концертов с украинкой за пультом ожидают поклонники высокой классической музыки в Европе. Впрочем, украинские оперные театры обходят вниманием. Однако дирижер не ждет особых приглашений, а сама взялась за организацию во Львове фестиваля классической музыки «LvivMozArt», чтобы изменить отношение к культуре. 10 декабря Оксана Лынив представила во Львове свой проект концертом, на котором звучала музыка Франца Моцарта (пианиста, дирижера, композитора, педагога, младшего сына Вольфганга Амадея Моцарта). Имя Франца Моцарта связано и с Галичиной. О том, что Оксана Лынив хочет донести с помощью нового фестиваля в Украине, в интервью Радіо Свобода.

‒ Оксана, а на какой год уже расписан ваш творческий график?

‒ 2017, 2018, 2019... Сложно работать, много проектов. Понимаешь, что чем выше поднимаешься, тем ниже можно упасть, что у тебя большая ответственность, не имеешь права на ошибку и нужно четко знать, что ты делаешь.

‒ Несмотря на такую загруженность, вы все же взялись за новый проект в Украине ‒ фестиваль «LvivMozArt», который стартует в августе 2017 года. Почему так важна для вас Украина, почему есть потребность сюда приезжать хотя бы раз или два в год, дирижировать, учить украинских музыкантов, несмотря на материальную составляющую?

‒ Многие из украинских художников выбиваются в люди, у них успешно идет карьера, хорошо складываются обстоятельства, конечно, этим люди гордятся, работают, многие на Запад переселяются навсегда. Мой путь начался фактически со знакового в моей жизни события ‒ 12 лет назад, в 2004 году я стала финалисткой Международного дирижерского конкурса имени Густава Малера в Германии. После оказалась под очень сильным фокусом внимания со стороны европейских музыкальных кругов. Моя жизненная дорога, карьера пошла вперед.

‒ Вы вошли в тройку лучших женщин-дирижеров мира. Поэтому есть чем гордиться, не говоря уже о тех концертах и постановках, над которыми работаете и которые в планах.

Мне стыдно, что любое государство знает своих композиторов, занимается продвижением своей культуры на международном уровне, и только Украина нигде, никому, ничем неизвестна

‒ Действительно, этот сезон для меня знаковый ‒ я буду первой в истории женщиной, украинкой, которая будет ставить постановку Вагнера «Летучий голландец» в Гранд театре «Лисеу» в Барселоне. У меня будет постановка Рихарда Штрауса в Баварской государственной опере. За столетнюю историю этого театра я третья женщина, кто вообще дирижирует в этой программе Баварской государственной оперы. Но чем успешнее развивается моя карьера, чем больше встречаю и работаю с лучшими и интересными музыкантами, коллективами, тем все больнее мне за Украину, за тот уровень музыкальной культуры, который мы сейчас имеем. Я говорю об этом на Западе. Есть интервью для ведущих мировых медиа, чтобы меня не спросили, что я делаю в Украине, в каком состоянии здесь культура, удается ли мне сотрудничать с украинскими коллективами. Это очень болезненные и уязвимые для меня вопросы. Поэтому мне важно стать не только успешной, а сделать все, чтобы изменить ситуацию в Украине к лучшему. Это моя родина, отсюда я родом, здесь получила хорошую школу, талант от родителей и просто от природы и украинской нации. Мне хочется просто вернуть то, что мне было дано. Не могу просто наблюдать за этой нездоровой ситуацией. Мне стыдно, что любое государство знает своих композиторов, занимается продвижением своей культуры на международном уровне, и только Украина нигде, никому, ничем неизвестна.

Мне недостаточно просто дирижировать в успешных проектах. Выступаю с очень талантливыми украинскими музыкантами в Украине, живу тем концертом, полгода готовлюсь; получаешь аплодисменты, но, фактически, ты не можешь что-то изменить. И вот в этом году родилась идея создать в Украине, во Львове, фестиваль «LvivMozArt». Похоже, что нам удастся сделать что-то действительно новое. Мечтаю создать новую музыкальную инициативу в сфере классической музыки, которая станет новым источником для обеих сторон, благодаря которому сможем наконец-то прорубить в стене выход. Это новый источник вдохновения, информации, обмена, сотрудничества между культурными сообществами Украины и, фактически, Европы.

‒ Что хотите донести до публики благодаря этому музыкальному мероприятию?

‒ Этим фестивалем «LvivMozArt» мне не только хочется привлечь внимание к Украине и не только хочется презентовать наши лучшие таланты, тот потенциал, который мы имеем, но и открыть украинских композиторов миру. Открыть миру лучшие украинские коллективы, исполнителей, то есть не только привезти сюда известных звезд, знаменитых гостей, которые смогут успешно выступить, а создать особую среду сотрудничества и познания друг друга на художественном и культурном уровне. То есть, особым акцентом в программе фестиваля будут проекты, основанные на тесном сотрудничестве Западной Европы с Украиной. А первой попыткой заявить об этом стал наш концерт во Львове, в субботу, 10 декабря, где мы хотели заинтересовать публику нашей идеей, найти поддержку фестиваля.

‒ Есть ли надежда на помощь европейских стран о проведении этого фестиваля?

‒ Нас очень хорошо в этом проекте хочет поддержать Европа. Внимание к фестивалю «LvivMozArt» очень большое уже сейчас. В эти дни во Львове будет находиться делегация из пяти человек из Бонна. Бетховенский фестиваль в Бонне ‒ один из главных фестивалей классической музыки в Европе, Германии, в частности. Недавно мы побывали в Зальцбурге, в Международном фонде «Моцартеум» ‒ это самая главная организация по всем вопросам, которые касаются Моцарта, там два дня обсуждали сотрудничество, наш фестиваль и его значение.

‒ Львов последние годы перенасыщен фестивалями вроде пончиков, сыра, вина, шоколада и всяких других гастрономических названий. Поэтому последние годы формируются в городе далеко не изящные музыкальные вкусы. Не воспитан за годы Независимости слушатель классической музыки, на нее нет, если можно так сказать, моды, как это заметно в Европе, США, когда концерт классической музыки ‒ это событие, когда идут на мировые имена музыкантов. В Украине, даже в таком городе, как Львов ‒ с претензией на культуру ‒ отсутствует музыкальная культура. Как это изменить?

‒ В этом есть большая опасность. Потому что только уровень того, насколько поставлена действительно высокая музыкальная культура и высокая культура в государстве, именно это и определяет уровень культуры. Не то все, что мы любим, потому что я тоже люблю этнические, народные фестивали, но и мы должны иметь возможность показать действительно высокое профессиональное искусство. Очень символично, это может обернуться катастрофой, если вовремя не реагировать. Поэтому нужно думать не о том, проводить или нет референдумы, кто мы и откуда, а просто прочитать историю. Узнать о нашей общей европейской истории, в частности Западной Украины, которая намного длиннее, чем 59 лет Советского Союза, нас фактически разделили.

‒ «Моцарт художественный», таково название будущего фестиваля во Львове. Это потому, что сын Вольфґана Амадея Моцарта ‒ Франц ‒ жил на протяжении 30-ти лет на Галичине, в том числе и во Львове, написал здесь много своих музыкальных произведений, создал хор?

Мы сейчас потребляем то, что было создано 400 лет назад. А что создаем мы для следующих поколений, что мы им передаем, чему мы их научим?

‒ Собственно, это очень символично. Моцарт это гораздо большее понятие, чем просто человек и композитор. Это понятие высокого эталона гуманности. Эталон культуры, которая должна объединить мир и напомнить миру о других ценностях, куда мы должны двигаться. Только, если мы не будем об этом говорить и будем воспитывать следующие поколения, у нас есть шанс построить новое государство. Мы сейчас потребляем то, что было создано 400 лет назад. А что создаем мы для следующих поколений, что мы им передаем, чему мы их научим? Фактически, сейчас должна произойти переоценка ценностей нашего общества, мне кажется, что нет лучшего города в Украине для этого, чем Львов. Тем более, что так символично получилось, что Моцарт объединяет ‒ он жил во Львове.

‒ И Львов подарил миру целую плеяду украинских композиторов. Однако, как сделать классическую музыку модной во Львове, как воспитывать новое поколение поклонников высокого искусства?

‒ Для меня главным является немецкий опыт. Высокая классическая музыкальная культура имеет 600-700-летнюю культуру. Так как в Германии на уровне политики и финансирования относятся к культуре, это просто потрясающе, и это обсуждается постоянно в обществе, это неотъемлемая часть жизни, как быт, еда. Все проблемы четко анализируются, и ищут их решения. Поэтому одной из важнейших стратегий в Германии является работа с маленькими детьми, привлечение их к концертам. Каждая программа филармонии или театра имеет отдел, который разрабатывает программу работы с молодежью. Не просто заставить детей прийти и слушать сухой академический концерт, в котором они ничего не понимают и не знают о композиторе. А, наоборот, разбивать эти непонятные барьеры обсуждением, привлечением детей к концерту, развитие творческих способностей. А это: рассказы о композиторах, живое общение, форма концертов, доступная для малышей. То есть, ищут специальные методики работы с детьми, молодежью, расширение форматов, использование современных технологий, видеоинсталляции. Это фактически то, что мы хотим делать на фестивале, чего нет в Украине. У нас есть уже интересные проекты и идеи. Мы это уже презентовали в Германии.

‒ Кто из дирижеров в мире для вас интересный и чьим талантом и мастерством вы увлекаетесь?

Нет такого в этом искусстве: ты маэстро ‒ и только похвала. Требования растут соразмерно успеху

‒ Сегодня мой любимый дирижер уже умер ‒ Карлос Кляйбер. Из современных многие нравятся. Конечно, образцом является Кирилл Петренко, с которым я работаю. А из женщин трудно выбрать. Австралийка Симона Янг сделала грандиозную карьеру, была первой женщиной-дирижером. Для меня ее манера немного жестковата. Она начинала 20 лет назад, когда было намного большее противодействие и скептицизм в обществе в отношении женщин-дирижеров, ей пришлось пробивать этот путь. Ведь тогда было неприятие женщины-дирижера. Она выработала свой стиль. Сейчас мы живем в то время, когда женщины-дирижеры так враждебно не воспринимаются, не считаются экзотикой, их не отталкивают. Приятно, что уже сейчас женщин за пультом воспринимают. Но для дирижера каждая новая партитура ‒ это начало. Несмотря на то, что имеешь опыт и признание, придут критики и будут судить снова, а прошлое остается. Нет такого в этом искусстве: ты маэстро ‒ и только похвала. Требования растут соразмерно успеху. Это сложно удержать и развиваться дальше. Для меня компенсация, когда приходит публика, когда музыка меняет людей, их сознание, когда люди просто благодарны.

Оригинал публикации ‒ на сайте «Радіо Свобода»

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG