Доступность ссылки

Добровольно-принудительный мир: нужен ли Крыму «Памятник Примирения»


В Керчи хотят воздвигнуть памятник по случаю 100-летия революции 1917 года. «Памятник Примирения» планируют установить на мысе Ак-Бурун вблизи керченской крепости. Скульптуру будут видеть туристы, въезжающие в Крым по будущему Керченскому мосту. О чем говорит проект очередного российского памятника в Крыму? Станет ли Крым точкой примирения потомков «белых» и «красных» в 2017 году? На эти вопросы отвечают старший научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины Геннадий Ефименко и историк, координатор общественной организации «Таврическая гуманитарная платформа» Андрей Иванец.

После 2014 года в Крыму стало модно устанавливать новые памятники. Среди них – памятный знак «Наш дом – Россия», посвященный первой годовщине так называемого крымского «референдума», скульптуры «вежливым людям» в Бахчисарае, Симферополе и Белогорске. За время аннексии в Крыму восстановили и возвели скульптуры российских военачальников Григория Потемкина и Василия Долгорукого, императора Николая ІІ и императрицы Екатерины ІІ, памятник участникам Ялтинской конференции 1945 года. Представители Меджлиса крымскотатарского народа заявляли, что установка памятников Сталину и Екатерине ІІ должна была обсуждаться с общественностью, однако нынешние власти Крыма на это не отреагировали. Перед Новым годом в центре Симферополя открыли памятник «Народному ополчению всех времен».

– С нами на связи старший научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины Геннадий Ефименко. Геннадий, в Крыму собираются поставить памятник примирению «белых» и «красных». Насколько вообще можно говорить о том, что такое примирение состоялось, особенно в Крыму, где был террор со стороны и тех, и других?

Ефименко: С какой стороны смотреть. С точки зрения современной российской власти, у них это примирение состоялось. Ведь цель как большевицкой, так и белой России – единое централизованное унитарное государство, просто шли к нему разными путями. Конечно, есть идеологическое разделение. В конце концов, одни – потомки палачей, другие – потомки жертв. Однако идеология со временем меняется. А ситуация сейчас совсем иная. Когда мы говорим о российской революции, нужно помнить, что совершенно выпадает момент, давший большевикам победить – национальный вопрос, национальные революции на окраинах тогдашней империи. Это учли большевики и проигнорировали «белые».

Геннадий Ефименко
Геннадий Ефименко

– В Украине теоретически возможно примирение «белых» и «красных», либо этот вопрос неактуален?

Ефименко: Гражданская война была на территории Украины, но не в Украине. Там шла национально-освободительная борьба, которой дала старт российская революция.

– С нами на связи историк, координатор общественной организации «Таврическая гуманитарная платформа» Андрей Иванец. Андрей, тот же вопрос: состоялось ли примирение «белых» и «красных» в России и Крыму, и возможно ли оно в Украине?

Иванец: Я начну с того, что действия России по установке памятника, ставшего поводом для нашей беседы, незаконны. Памятники ставятся с разрешения легальных властей. Вопрос примирения для любого общества, прошедшего такую трагедию, как гражданская война, очень болезнен. Примирение может строиться на двух принципах. Если оно происходит сразу после травматичных событий, как это было после гражданской войны в Испании, общество на какое-то время сознательно уходит от обсуждения болезненных тем, а спустя некоторый период возвращается к ним. Если примирение проходит на более позднем этапе, когда острота проблемы снята, рекомендуется полная открытость, обсуждение, когда обсуждаются самые острые вопросы.

В России я не вижу зрелого подхода даже к событиям 100-летней давности
Андрей Иванец

В России я не вижу зрелого подхода даже к событиям 100-летней давности. Нет полной свободы дискуссии, взаимопонимания в обществе. Чтобы снять проблему, должны быть искренность, покаяние. И оно должно быть взаимным. «Красный» террор принес больше жертв, чем менее организованный «белый» – однако виновны обе стороны. А сейчас мы слышим, как исполнительный директор российского Военно-исторического общества Владислав Кононов озвучивает идею создания памятника, который символизировал бы не только примирение «белых» и «красных», но еще и объединение с Крымом. Этот процесс примирения должен был быть моральным и гуманным, но в него закладывается бомба замедленного действия, потому что все это – повод для прикрытия неправовых действий России. Примирение на имперской основе порочно и по форме, и по сути.

– Геннадий, имеет ли в Украине место примирение между сторонами Гражданской войны 1917-1920?

Ефименко: Самым большим сражением этой войны для украинцев была битва под Мотовиловкой, между войсками Директории и УНР. Примирение между этими силами произошло давно – потому что состоялось то, за что обе они боролись, а именно – независимость Украины. Единой точки зрения на их действия нет и быть не может, и это нормально.

– Есть ли смысл ставить какой-нибудь памятник по этому поводу?

Ефименко: Чтобы ставить памятник, нужно, чтобы конфликт был очень сильным. А его как такового не было. А вот памятник Украинской революции теоретически можно было бы и поставить.

– Андрей, что вы об этом думаете?

Иванец: Хотел бы напомнить написанные в 1920-е слова известного историка, политического мыслителя Вячеслава Липинского: «У матери-Украины есть три сына: республиканец-демократ, монархист-гетьманец и украинец-большевик». Украинское общество в годы войн и революций было разделено, и элементы гражданской войны, конечно, присутствовали. Но это противостояние действительно снято. Мы воспринимаем тогдашние формы государственности как фазы Украинской революции, становления государства. Сегодня у нас в обществе есть диалог. И более актуальны в плане общественного примирения события Второй мировой войны.

Андрей Иванец
Андрей Иванец

– Допустим, в Крыму поставят памятник примирения. Поспособствует ли это истинному примирению?

Ефименко: Это идеологический памятник, а не проявление общественного консенсуса. Реальной основы для примирения, с учетом того, где и в каких условиях ставится памятник, нет.

Иванец: В 2016, когда мы праздновали 9 мая, в российском обществе гуляли наклейки «Можем повторить», а в украинском обществе – «Никогда снова». Одно событие может трактоваться по-разному, и даже примирение, позитивный в целом процесс, может проходить на разных основах. Если оно происходит на демократических, гуманистических ценностях, это только плюс. Но на территории оккупированного Крыма, на основах имперского консенсуса и воспитания агрессии – это не настоящее примирение.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG