Доступность ссылки

Виталий Портников: О чем говорить Трампу и Путину


Телефонный разговор президентов Соединенных Штатов и России многими украинцами воспринимается как предвестие серьезного поворота в американской внешней политике, свидетельство какого-то нового взаимопонимания между Вашингтоном и Москвой. Мы уже забыли, что предшественник Дональда Трампа, Барак Обама, тоже неоднократно говорил с Путиным и пытался найти с российским коллегой общий язык. Как правило, из этого выходил очередной обман.

Трампу действительно есть о чем поговорить с Путиным ‒ исходя хотя бы из последних внешнеполитических инициатив американского президента. Но эти инициативы касаются не Украины. Трамп хотел бы заключить с Путиным «ядерное соглашение», проще говоря ‒ добиться возобновления процесса ядерного разоружения. То, как относится к этому предложению Кремль, не секрет.

Москва не собирается связывать ядерное разоружение с отменой санкций против путинского режима. Близкие к Кремлю эксперты отметили, что разоружаться должны американцы, а не русские

Инициатива нового американского президента была сразу же отвергнута ‒ причем на официальном уровне. Во-первых, было сказано, что Москва не собирается связывать ядерное разоружение с отменой санкций против путинского режима. Во-вторых, близкие к Кремлю эксперты отметили, что разоружаться должны американцы, а не русские. Но дело не в том, что так говорят эксперты, а в том, что они транслируют позицию российских генералов, уверенных, что с точки зрения сокращения российского ядерного арсенала Москва дошла до предела безопасности. А вот Вашингтон только увеличивает свой потенциал.

Еще одно предложение Трампа ‒ о создании зон безопасности в Сирии. Это очень логичная идея. Это то, о чем предыдущий президент США Барак Обама должен был позаботиться с первого дня сирийской трагедии, когда стало ясно, что диктатор Башар Асад при поддержке Путина готов бороться за свою власть до последнего сирийца. В свое время такие зоны безопасности были созданы в Ираке ‒ что не дало Саддаму Хусейну возможности уничтожить оппозицию и сохранило жизнь сотням тысяч, если не миллионам людей. И еще одно важное обстоятельство ‒ борьба иракских шиитов и курдов с диктатурой Хусейна не привела к масштабному миграционному кризису, потому что жители районов, которые контролировала оппозиция, не выезжали из родных мест. Они были в относительной безопасности.

Если в Сирии появятся зоны безопасности, это будет означать, что над частью территории этой страны не смогут летать российские самолеты-убийцы

Но достаточно просто посмотреть близкие к Кремлю российские СМИ, чтобы понять, как Путин может отреагировать на такую инициативу Трампа. Если в Сирии появятся зоны безопасности, это будет означать, что над частью территории этой страны не смогут летать российские самолеты-убийцы. И авиация Асада тоже не сможет летать. Это означает, что Путин и Асад не смогут физически уничтожить тех, кто не приемлет диктатуры, а тех, кто остается ‒ запугать. И это означает, что Путин не сможет больше дестабилизировать Турцию и Европу, что масштабный миграционный кризис прекратится. Зачем это Путину?

Путин не компромисса хочет, он мир разделить хочет. Его не интересует взаимопонимание с США, и будущее России, по большому счету, тоже не интересует

Именно поэтому российские комментаторы утверждают, что воплощение в жизнь инициативы Трампа может привести к... третьей мировой войне. Коротко и ясно. Потому что российские самолеты должны летать везде, где им вздумается. А если Трамп захочет лишить Путина лицензии на безнаказанное убийство сирийцев ‒ что ж, тем хуже для Трампа.

Не сомневаюсь, что американский президент будет пытаться найти взаимопонимание с российским коллегой, искать возможности для компромисса. Но я уверен, что с российским президентом компромисс недостижим. Путин не компромисса хочет, он мир разделить хочет. Его не интересует взаимопонимание с США, и будущее России, по большому счету, тоже не интересует. Он уже довел соотечественников до бедности ‒ и не очень взволнован, продолжает тратить миллиарды на свою агрессивную армию. А Трамп хочет работать для успеха Соединенных Штатов ‒ так, как он понимает этот успех. Это ‒ не просто разные подходы. Это ‒ жизнь в разных мирах.

Именно поэтому президент США является таким необычно осторожным в своей оценке перспектив будущего общения.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG