Доступность ссылки

Путин, Лукашенко и «террорист» Жадан: кто настоящий союзник Беларуси


Сергей Жадан выезжает из Минска после отмены запрета на въезд в Беларусь

Украинский писатель Сергей Жадан сообщил на своей странице в социальной сети о задержании в Республике Беларусь. Одного из самых известных в Украине – и одного из знаковых для Европы – литераторов задержали сотрудники правоохранительных органов соседней страны «за причастность к террористической деятельности». Это не белорусская, а российская формулировка. Строго говоря, Жадану запрещен въезд в Россию, а не в Беларусь. Но Беларусь и Россия находятся в едином визовом пространстве и белорусские правоохранительные органы действуют в симбиозе с российским ФСБ. Это – формально. Фактически – мы имеем дело с очередной ложью, на которую стоит обратить внимание.

​На своей недавней пресс-конференции президент Беларуси Александр Лукашенко сделал сенсационное признание. Существует «черный список» граждан из всех стран мира, которым запрещен въезд в Россию и Беларусь. Лукашенко сообщил, что в этом списке полтора миллиона фамилий, причем на Беларусь приходится «всего» сто тысяч. Въезд всех остальных граждан запрещен Россией. Лукашенко пообещал, что даже после введения его страной безвизового режима для стран ЕС и Северной Америки Беларусь не будет допускать на свою территорию тех, кто не нравится Путину.

«Живая бомба» для империи, которая не хочет умирать

Теперь возникает следующий вопрос: была ли в этом списке фамилия Сергея Жадана? Нет, не было. Как не было в этом списке и фамилии нашего коллеги, корреспондента «Донбас.Реалии» Виталия Сизова. Потому что, если эта фамилия есть – тебя просто не пускают на территорию Республики Беларусь. Как, кстати, уже не раз бывало с украинскими журналистами и правозащитниками.

А это значит, что фамилии Жадана и Сизова были внесены в «черный список» нежелательных персон уже после того, как украинские граждане пересекли государственную границу Республики Беларусь. Причем внесенные по требованию российской стороны – иначе белорусские милиционеры не ссылались бы на «черный список» соседей.

Сергей Жадан показывает страницу паспорта со штампом запрета на въезд в Беларусь
Сергей Жадан показывает страницу паспорта со штампом запрета на въезд в Беларусь

Каждый, кто прибывает в Беларусь, может рассчитывать на внимание агентов ФСБ, которыми буквально переполнен Минск

Это означает, что территория Беларуси находится под пристальным вниманием российских спецслужб. И каждый, кто прибывает в эту страну, может рассчитывать на внимание агентов ФСБ, которыми в буквальном смысле слова переполнен Минск. Ну и, разумеется, внимание их белорусских партнеров, многие из которых являются информаторами Москвы.

Если так понимать, то становится ясно, как происходит такая «отложенная» экзекуция и почему она в последние недели касается выходцев из украинского востока. Понятно, почему российские спецслужбы раздражает каждый, кто говорит правду о Донбассе. Для страны, которая объявляет «героями» садистов «Гиви» и «Моторолу», такая правда – настоящая обида, подрыв беспардонной пропаганды.

Империя не хочет умирать. Понятно, что она хочет, чтобы Жадан скорее покинул территорию, которую она пока контролирует

А Жадан – так это вообще «живая бомба», настоящий «террорист». Популярный писатель и исполнитель, чьи выступления вызывают восхищение у молодежи. Один из организаторов Майдана в Харькове. Человек, который доказал, что даже в большом городе, который десятилетиями подвергался русификации, украинская культура может стать модной. Для империи все это – доказательство ее неизбежной смерти, демонстрация краха всех усилий по превращению покоренных народов в покорное стадо «русскоязычных». Понятно, что империя не хочет умирать. Понятно, что она хочет, чтобы Жадан скорее покинул территорию, которую она пока контролирует. Имперской России не нужен Жадан.

Белорусский язык – это язык цивилизации

Работа Жадана – демонстрация того, что украинский язык может жить и развиваться не только в сельской идиллии, но и на асфальте большого индустриального города

А Беларуси Жадан нужен. Работа этого проницательного поэта – демонстрация того, что украинский язык может жить и развиваться не только в сельской идиллии, но и на асфальте большого индустриального города. Это как раз то, что важно Беларуси, в которой родной язык изгнан русификаторами из крупных городов в «вьоску», объявлен архаичным и сельским. А это – ложь. Белорусский язык – это язык цивилизации Великого Княжества Литовского, язык аристократов и ремесленников, воинов и крестьян. Его место – в Минске и Могилеве, Гродно и Витебске, в армии и в Академии наук. И он обязательно туда вернется, как возвращается в города, армию и науку украинский язык.

Вот почему чекисты Путина боятся Жадана. И чекисты Лукашенко, с его вечными метаниями между империей и собственной властью, его боятся. А белорусам его бояться нечего. Жадан и есть их настоящий союзник.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радiо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG