Доступность ссылки

Забытая победа: поход Болбочана на Крым. Крымские большевики


Украинский военный деятель, полковник Армии УНР Петр Болбочан (1883–1919)

22 апреля – особая дата в украинской военной истории. В этот день в 1918 году войска Петра Болбочана прорвали большевистские укрепления на Чонгаре и двинулись на освобождение Крыма. К 99-летию одной из самых выдающихся кампаний Украинской революции предлагаю вашему вниманию цикл «Забытая победа». В этот раз речь пойдет о силах и планах крымских большевиков.

С первым материалом цикла «Забытая победа» можно ознакомиться здесь.

26 марта 1918 года большевистское правительство полуострова приняло решение о призыве саперов и артиллеристов, реквизиции 1000 лошадей и мобилизации «2% буржуазии» на строительство укреплений.

Схема обороны Крыма выглядела следующим образом. Общее руководство осуществлял Военно-морской комиссариат во главе с Юрием Гавеном, оперативное управление армией и флотом – Областной военно-революционный штаб в Севастополе (начальник – Михаил Богданов). Дело защиты северных границ возлагалась на полевой штаб обороны Крыма, который возглавил Н. Преклонский. Ему подчинялись два отдельных участка обороны: Перекопский (командир – Николай Кассесинов) и Чонгарский/Сивашский (командир – Иван Федько).

Личный состав кораблей Черноморского флота насчитывал менее 7 тыс. матросов, численность сухопутных сил Красной гвардии на полуострове достигала 4 тыс. бойцов. Кроме того, местные советы должны были мобилизовать людей в свои отряды – так что весной добровольцами в армию Республики Тавриды вступили еще 8 тыс. человек. На стороне красных воевали и подразделения интернационалистов, в частности китайский «Перекопский отряд» из 300 бойцов.

Крым стал центром сбора разбитых на Южной Украине советских «революционных» армий

Также Крым стал центром сбора разбитых на Южной Украине советских «революционных» армий. Так, еще 25 марта, после неудачной обороны Одессы, в Феодосию прибыли подразделения 3-й армии под командованием Петра Лазарева. По сообщению Петербургского телеграфного агентства, «город принял интернациональный характер. Расхаживают вооруженные китайцы-большевики из отряда международной гвардии. Масса румын, сербов и других народностей». Правда, в конце марта большая часть армии была выведена к Лозовой, зато в апреле в Джанкой прибыл штаб разбитой 1-й армии Павла Егорова.

В итоге всего к середине апреля в сухопутных (в том числе тыловых) и военно-морских формированиях под красными флагами в Крыму находились до 30 тыс. человек, но действительно боеспособными из них была примерно треть.

Недостаток сил могли компенсировать укрепления на севере Крыма – на Перекопском перешейке и на крымском берегу Сиваша напротив Чонгарского полуострова.

Поле не было безлюдным: сотни молодух рыли окопы. Среди женщин ходили военные моряки и отдавали приказания
Илья Сельвинский

Первую линию обороны на Перекопе составляли траншеи в полный рост, окопы и заграждения из колючей проволоки, а также собственно Перекопский вал высотой в 8 и шириной в 20 метров. Вторую линию – Ишуньскую – только недостроенные окопы. Илья Сельвинский вспоминал: «Поле не было безлюдным: сотни молодух рыли окопы. Среди женщин ходили военные моряки и отдавали приказания». По заявлению комиссара Спиро, позже подшитому к его следственному делу, Перекоп был якобы «укреплен настолько хорошо, что на нем можно держаться, не пуская немцев в Крым, значительное время». Последующие события показали несостоятельность этого мнения.

Крымский берег напротив Чонгарского полуострова также был фортифицирован. По свидетельству Бориса Монкевича, вдоль всего берега

«была сделана линия окопов с бетонными гнездами для пулеметов. Все окопы были обиты досками. Артиллерийские позиции были построены по последнему слову техники. Вооружены они были дальнобойной и тяжелой артиллерией, снятой с севастопольских фортов и уставленной на специальных бетонных помостах. Особенно много артиллерии было установлено на отрезке напротив переправы».

Основные силы крымских большевиков были сосредоточены на первом участке обороны – Перекопском

После захвата Симферополя в руки Петра Болбочана попали документы штаба обороны Крыма, из которых следовало, что всего на укрепление Сиваша было израсходовано 3 млн рублей.

Основные силы крымских большевиков были сосредоточены на первом участке обороны – Перекопском. К середине апреля там расположились 5 отрядов Красной гвардии, 3 «партизанских» отряда, 2 конных отряда, интернациональный «перекопский» отряд и авиация.

Также Перекопский участок был оснащен пулеметами (в т.ч. тачанками), 16–20 орудиями и усилен бронемашинами. Всего тут держали оборону примерно 7 тыс. человек. О степени их боеготовности могут свидетельствовать воспоминания Сельвинского:

«Здесь были в основном севастопольские матросы с примесью евпаторийских, ялтинских, судакских и керченских рыбаков. Весь отряд сидел на тачанках. Каждые три тачанки находились под командой конника. Это считалось взводом. Таких тачаночных взводов у нас было девять. Принимая во внимание, что к Перекопу стекались партизанские отряды, насчитывавшие иногда не более семи человек да притом вооруженных одними берданками, нужно признать, что наш отряд по справедливости считал себя многочисленным и превосходно оснащенным».

Изначально Перекоп должен был защищать 1-й Черноморский отряд Алексея Мокроусова, уже оборонявшего Херсон и даже назначенного начальником штаба крымской Красной армии. Но, отступая под немецким натиском на восток, он «проскочил» Крым и оказался в Бердянске, не приняв участие в обороне полуострова.

Второй участок обороны – Чонгарский – прикрывали части трех «Феодосийских Черноморских революционных отрядов», уже после прорыва Болбочана сведенные в 1-й Черноморский революционный полк; красногвардейский кавалерийский отряд и остатки отрядов Красной гвардии Херсона и Николаева.

Вооруженных сил Республики Тавриды явно не хватало для противостояния немецким и украинским частям

Имелись у защитников Сиваша артиллерия, пулеметы и как минимум один бронепоезд. Общее число бойцов на этом участке достигало 5 тыс. человек, кроме того, определенную помощь оказывали ближайшие отряды Красной гвардии в Северной Таврии.

Таким образом, вооруженных сил Республики Тавриды явно не хватало для противостояния немецким и украинским частям, а существовавшие укрепления не использовались в должной мере.

Неспокойным был и тыл большевиков. Крымские татары и немцы-колонисты фактически не признавали советскую власть, укрывая в своих поселениях разгромленных эскадронцев и готовясь к восстанию. Еще в феврале в президиум Симферопольского совета бросили бомбу, в марте в гостинице застрелили начальника симферопольского штаба Красной армии С. Хацко, были жертвы и рангом пониже.

Однако еще большую проблему представлял низкий боевой дух «красных» солдат. Многие из них вместо траншей «расположились по хуторам, и повели разгульный образ жизни, раздражая население». Местный большевик Константин Чичеров писал в ЦК Компартии:

«Лица, стоявшие на ответственных постах, или не соответствовали своему назначению, или просто пробрались темным путем, занимаясь темными делишками, интригами, грабежами и прочим».

Формальный начальник обороны Крыма Преклонский не контролировал вверенные ему части. Вот что об этом писал командир Чонгарского участка Федько:

«Я помню, будучи на должности командира Черноморского полка, выехал на Перекоп для того, чтобы там ознакомиться с фронтовой обстановкой. Заехал я к тов. Преклонскому, который тогда командовал перекопским фронтом. Здесь в штабе мне удалось выяснить следующее. Тов. Преклонский, несмотря на целый ряд попыток со своей стороны, никак не мог установить связь с частями, занимающими фронт на Перекопском валу… Вернувшись из штаба Преклонского, я отправился на Сиваш и здесь Черноморский полк установил фронт».

Армии содержать мы не в состоянии, надвигается денежный крах. Броситься в войну мы не сможем, так как армия превратилась в банду мародеров
Слуцкий

В конце концов, сам руководитель Республики Тавриды Слуцкий был вынужден признать:

«Армии содержать мы не в состоянии, надвигается денежный крах. Броситься в войну мы не сможем, так как армия превратилась в банду мародеров. Мелитополь и Акимовка взяты не германцами, а восставшими против анархистов крестьянами, так как анархисты реквизировали и порезали у них скот. Там восстание угнетенного против угнетателя. В Перекопе лошади уводятся на убой из-под плуга, насилуются девушки».

Уже 10 апреля началась эвакуация из Перекопа почты, казначейства и гражданского населения, 15 апреля – вывоз зерна из Армянска. В этот же день «красное» правительство Тавриды приняло решение о реорганизации армии, но было слишком поздно. Счет большевистскому владычеству в Крыму пошел на дни.

Продолжение следует

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG