Доступность ссылки

Забытая победа: поход Болбочана на Крым. Украинско-немецкий союз


Войска УНР. Архивное фото

22 апреля – особая дата в украинской военной истории. В этот день в 1918 году войска Петра Болбочана прорвали большевистские укрепления на Чонгаре и двинулись на освобождение Крыма. К 99-летию одной из самых выдающихся кампаний Украинской революции предлагаю вашему вниманию цикл «Забытая победа». В этот раз речь пойдет о силах и планах украинских и немецких войск.

С первым материалом цикла «Забытая победа» можно ознакомиться здесь.

Итак, 10 апреля 1918 года войска Украинской Народной Республики получили приказ освободить Крым от большевиков. Какие же силы смогло выставить молодое государство, чтобы достичь этой амбициозной цели?

Командиром наивысшего ранга в той операции был Александр Натиев, возглавлявший Отдельную Запорожскую дивизию. Именно из нее были выделены подразделения для похода на полуостров. 10 апреля в Харькове в состав группы, получившей название «Крымская», вошли:

– Второй Запорожский пеший полк, в составе которого был отдельный взвод велосипедистов;

– Запорожский броневой дивизион, насчитывавший 12 бронемашин: 8 тяжелых (с пушками) и 4 легких (с пулеметами);

– Запорожский тяжелый артиллерийский дивизион с двумя пушками.

Также к ним присоединился пеший партизанский отряд из Харькова во главе с Иваном Лубяницким. Это была хорошо законспирированная антибольшевистская организация, которая проводила успешную разведывательную и диверсионную деятельность против советских захватчиков города.

Крымская операция начиналась на подъеме. Как вспоминал Борис Монкевич:

«Приказ о походе на Крым встретили старшины и казаки с энтузиазмом. Все части корпуса завидовали Второму запорожскому полку и тем частям, которые были назначены в Крымский поход. Если принять во внимание, что целый запорожский корпус состоял исключительно из добровольцев, потому что тогда принудительной воинской повинности не было, и 80% этих добровольцев состояли из старшин и интеллигенции, то неудивительно, что поход этот в их воображении носил определенную романтическую окраску. Разве не на крымских походах гетмана Сагайдачного и кошевого Ивана Сирко наша сознательная молодежь воспитывала в себе упорство и любовь к военным рядам? Крым прошел красной нитью через нашу историю последних веков, и его имя было связано и с возрождением бывшего государства, и с его упадком».

Два дня понадобилось выбранным подразделениям, чтобы из Харькова железной дорогой добраться до станции Лозовая, где их ждало пополнение. 12 апреля к Крымской группе присоединились:

– Первый Запорожский конно-гайдамацкий полк им. Костя Гордиенко;

– Запорожский конно-горный артиллерийский дивизион с четырьмя пушками;

– Запорожский инженерный курень, состоящий из трех сотен: инженерной, телеграфной и железнодорожной.

По оценке Никифора Авраменко, коменданта штаба Запорожской дивизии, всего Крымская группа войск Украинской Народной Республики насчитывала более 9000 штыков и сабель (из которых пехота составляла 5000), а по вооружению она равнялась отдельной бригаде.

Главной ударной силой был самый многочисленный Второй Запорожский полк, командование которым Болбочан совмещал с командованием группой. Такое сочетание, в общем, было запрещено, но Натиев закрывал на это глаза. В состав полка, кроме четырех пехотных куреней и уже упомянутого взвода велосипедистов, входили одна конная и две пулеметные сотни, а также вспомогательные команды: разведчиков, саперов, связных, метателей бомб и военной подготовки.

Не меньшее значение имел конно-гайдамацкий полк, незаменимый в рейдах по вражеским тылам. Учитывая обстоятельства времени, под командованием Всеволода Петрива находились не только конные казаки, но и пулеметчики, минеры, несколько автомобилей, в том числе один броневик, 12 мотоциклов и собственная система логистики. Но, как заметил Монкевич, «полк всегда нуждался в присмотре высшего начальства».

Было у группы и два собственных бронепоезда, причем один из них был создан на месте руками бойцов. Вот как об этом вспоминал сотник Павел Шандрук, командир бронемашины:

«По приказу командующего Болбочана на станции Лозовой построил импровизированный бронепоезд из стальных вагонов, перевозивших уголь. Изнутри мы укрепили их прессованной соломой. За стальными пластинами, также укрепленными позади соломой, установили четыре пулемета с трехдюймовыми пушками и две резервные пушки. Наш пулемет располагался в передней части поезда, в одном пустом вагоне разместилась моя бронемашина «Полуботько» для использования ее в случае необходимости на полях сражений. Команда бронепоезда состояла из четырех офицеров и определенного количества людей».

Крымская группа настолько разрослась, что уже не могла перемещаться с места на место за один день

Всего же на бронепоезде разместились батальон пехоты, одна артиллерийская батарея и пулеметная сотня под командованием Александра Шандрука. Крымская группа настолько разрослась, что уже не могла перемещаться с места на место за один день. Если Запорожский пехотный полк нуждался для размещения личного состава в двух эшелонах, то конно-гайдамацкий – уже в четырех. Поэтому, когда авангардные части втягивались в бой на одной станции, арьергард мог еще даже не отправиться с предыдущей.

Петр Болбочан
Петр Болбочан

Командующим всей группы был назначен Петр Болбочан, Петрив стал его заместителем. Как позже писал Сергей Шемет:

Натиев не побоялся дать Болбочану и его дивизии выполнить отдельное задание – освобождение Крыма от большевиков
Сергей Шемет

«Генерал Натиев не имел того болезненного честолюбия, которое проявляли все наши атаманы. Натиев умел оценить заслуги своих помощников и не боялся конкуренции тех, кто своими заслугами поднимался выше общего уровня, поэтому он не побоялся выдвинуть вперед Болбочана и назначить его командующим первой дивизией Запорожского корпуса, не побоялся дать Болбочану и его дивизии выполнить отдельное задание – освобождение Крыма от большевиков, хотя это поручение очевидно давало тому возможность подняться в глазах правительства и общества еще выше».

Сам же Натиев продолжал заниматься обороной украинских границ на Донбассе и присоединился к Крымской группе уже на полуострове.

13 апреля Болбочан оставил Лозовую, железной дорогой добрался до Павлограда, откуда отправился на станцию Синельниково, которую и захватил 14 апреля. В том бою к группе временно присоединился Павлоградский гусарский полк, потом вернувшись для гарнизонной службы в свой город. В Синельниково же едва не произошло столкновение Крымской группы с австрийскими войсками. Их командование не желало пропустить украинцев на юг, поэтому Болбочан приказал своим эшелонам не останавливаться, что привело к столкновению двух поездов и ранению бойцов с обеих сторон.

16 апреля Крымская группа после небольшого боя заняла город Александровск (ныне – Запорожье), где на следующий день состоялась торжественная встреча с полком Украинских Сечевых Стрельцов. Здесь Болбочану пришлось изменить свой план похода на Крым. Как писал Монкевич:

«Сначала был у него следующий план наступления: выгрузить всю Крымскую группу, в Александровске посадить на берлины, спуститься вниз по Днепру в Берислав, занять его и оттуда походом через Черную Долину-Чаплинку наступать на Перекоп, который по сведениям, был слабее укреплен, чем Сиваш. Взяв Перекоп, продвигаться на Симферополь и позиции на Перекопе и Сиваше… Но уже в Александровске Болбочану пришлось отказаться от этого плана, поскольку большевики еще раньше забрали весь речной флот и его можно было дождаться лишь через 3-4 дня… И Болбочан решил идти по линии наибольшего сопротивления, то есть на Сиваш».

В Екатеринославе в первой декаде апреля состоялась встреча немецкого командования и украинских представителей с делегацией крымских татар

Ситуативными союзниками украинцев в походе на Крым были немцы. В конце марта-начале апреля австрийские и немецкие подразделения разгромили большевиков на всем южном правобережье Днепра, захватив Николаев, Херсон и Екатеринослав (ныне – Днепр). Именно в Екатеринославе в первой декаде апреля состоялась встреча немецкого командования и украинских представителей с делегацией крымских татар. Они заявили «о готовности приобщиться к украинскому государству, если им обеспечат национально-культурные права». Очевидно, именно этой встречей Людендорф позже оправдывал приказ о вторжении в Крым. Можно осторожно предположить, что тогда же была достигнута договоренность о начале крымскотатарского восстания, как только немецкие части возьмут Перекоп.

Для захвата полуострова главнокомандующий немецкими войсками в Украине генерал-фельдмаршал Эйхгорн выделил 52-й армейский корпус в составе двух дивизий: 217-й пехотной и 15-й ландвера, во главе которого стал генерал Роберт Кош. К «корпусу Коша» присоединились Баварская кавалерийская дивизия, освобождавшая от большевиков юг Украины, переброшенная из Румынии 212-я пехотная дивизия, а также ряд более мелких подразделений. Имели немцы также тяжелую артиллерию и авиацию. Учитывая, что не все части были вовремя передислоцированы в Таврию, перед началом операции под командованием Коша сосредоточилось примерно 30 тысяч солдат.

Часть немецких сил форсировала Днепр в районе Олешек и двинулась через Чаплинку на Перекоп, другая переместилась из Екатеринослава в Александровск и собиралась наступать на Мелитополь. Немецкие колонисты в степях помогали военным свежей информацией, солдаты в свою очередь обучали отряды самообороны колоний и делились с ними оружием.

Так между украинскими и немецкими войсками началось своеобразное соревнование – кто же первым вступит в Крым.

Продолжение следует

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG