Доступность ссылки

Европа отменила украинцам визы, и в Крыму это вызвало невероятное возбуждение. Эти недавние российские подданные отнеслись к выходке европейцев куда болезненнее, нежели россияне, так сказать, традиционные. Крымчане еще не совсем привыкли, как это – быть исключенными из числа цивилизованных народов, какими себя давно и привычно считают россияне. Они вдруг почувствовали, как может приятно быть украинцем.

Этим крымчанам втолковывают, что и с визами вполне неплохо и что украинцы настолько обнищали, что никакой Европы им не нужно, и что в самой Европе их никем, кроме как дворниками, не желают видеть – и крымчане кивают, соглашаясь. А потом вспоминают, что, слава богу, не порвали свои украинские паспорта, а спрятали. И воображают, какое, наверное, это приятное чувство – безо всяких очередей под посольствами, без объяснений зачем, взять и въехать, скажем, в Польшу или влететь в Вену. По-соседски, по-дружески, избежав проверок и подозрений. По-человечески, без унижений. В конце-концов, это просто удобно.

Промежуточное состояние Крыма порождает в крымчанах некоторые черты представителей малых наций – уживчивость, незлобивость, приспособляемость, приземленность

И потому сейчас в соответствующих украинских госучреждениях наплыв крымчан. Они массово делают себе биометрические паспорта. Здесь они выступают полноценными гражданами, страдающими в оккупации. Они в своем праве. И при том каждый второй из них на родном полуострове или завуч в школе, или сотрудник российской налоговой, или добровольный сетевой стукач. Или даже депутат «госсовета».

Промежуточное состояние Крыма, когда на него претендуют сразу две столицы, порождает в крымчанах некоторые черты – уживчивость, незлобивость, приспособляемость, приземленность. Часто, так сказать, моральную амбивалентность. Соседним, имперским и гордым народам, они кажутся беспринципными. Кажется, они всегда готовы предать, взять корм из руки врага. Иллюстрацией может служить Швейк, солдат империи, не понимающий высоких целей, то ли тупица, то ли мудрец. Но который всегда выживет, при любом начальстве.

И вот крымчане становятся такими же. Они и боятся Киева и Москвы, и немного любят их, готовы проявить и преданность, и ненависть к ним. Они хотят и российских пенсий, и свободно ездить в Европу. В Крыму никогда не признаются в любви к украинскому шоколаду, а в Киеве – в членстве в «Единой России». Будут скрывать и то, и другое. Никогда не будут довольны, но в каждом положении найдут хорошие стороны.

Иван Ампилогов, русский писатель, крымчанин, участник АТО

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG