Доступность ссылки

Иван Ампилогов: Трудности понимания


Митинг в Симферополе. Иллюстрационное фото

Среди разных волн эмиграции есть одна – крымская, но особенная. Сюда относятся те, кто уезжал с полуострова в конце 90-х и в начале нулевых, еще до Оранжевой революции. Именно они, эмигранты той волны, уезжали «из Крыма» не из Украины, а из того еще Крыма, который в общем-то к Украине имел мало отношения. И сейчас их голоса почему-то стали слышны –​ и голоса эти, как ни странно, очень радостны.

Они радуются за Крым, «вернувшийся в Россию», но больше за саму Россию. Они радуются из Германии, Америки, Израиля, даже из Чили и Австралии. Среди моих знакомых такие есть, разлетевшиеся по миру прямо из студенческих аудиторий. Память юности сильна, мы шлем приветы друг другу до сих пор, и с первых месяцев оккупации они очень были за меня рады – я дождался Россию, и Крым ее дождался. Но потом выяснилось, что в этом вопросе мы друг друга что-то совсем не понимаем.

Мои приятели в своих эмиграциях стали прежде всего «русскими», их сетевые компании – «русские», представления о Крыме и Украине не обновлялись 15 лет

Что поделать! Те пятнадцать или больше лет, что провели они вдали от родины, сформировали и их, и меня – но, как оказалось, очень по-разному. Я отлично помню Крым времен Кучмы, когда, действительно, украинская власть в Крыму казалась недоразумением, да и сама Украина, скажем прямо, тоже. Когда интернета почти не было, российское телевидение выглядело образцом профессионализма и свободомыслия, а интересные для умного студента книги печатались исключительно на русском языке. Когда Путин был еще малоизвестным чиновником. Уехав из такого Крыма, посчитать «присоединение» его к России благом, наверное, простительно.

Но есть еще кое что. В наши дни изобилие средств связи позволяет легко изолироваться от окружающего культурного контекста. Найти свой уютный уголок и уютную компанию в безразмерном сетевом муравейнике и умственно поселиться там – тогда как тело может пребывать, скажем, в той же Австралии. Эмигранты демонстрируют такую возможность особенно ярко. Так и эти мои приятели – в своих эмиграциях они стали прежде всего «русскими», их сетевые компании – «русские», представления о Крыме и Украине не обновлялись 15 лет. И за это время произошло с нами – ими и мной – что-то такое, что делает мои поступки им категорически непонятными.

Иван Ампилогов, русский писатель, крымчанин, участник АТО

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG