Доступность ссылки

Сенаторское слово: что говорили Цеков и Ковитиди на суде по «делу Чийгоза»


Сергей Цеков и Ольга Ковитиди на заседании Совета Федерации России, 18 января 2017 года

В подконтрольный Кремлю Верховный суд Крыма явились российские сенаторы Ольга Ковитиди, Сергей Цеков и ранее –​ российский глава Крыма Сергей Аксенов. Всех их допросили по «делу Чийгоза». Одного из лидеров крымскотатарского национального движения Ахтема Чийгоза судят по обвинению в организации массовых беспорядков у стен крымского парламента 26 февраля 2014 года.

О чем говорили на суде российские сенаторы? Как их свидетельства повлияют на приговор Ахтема Чийгоза?

Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорим с главой Меджлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым и главой ЦИК Курултая крымскотатарского народа Заиром Смедляевым.

– Заир, по вашему мнению, почему Ахтем Чийгоз – единственный фигурант дела, который находится под стражей в то время, как остальных отпустили под домашний арест?

Смедляев: Ахтем Чийгоз является заместителем председателя Меджлиса крымскотатарского народа, председателем регионального меджлиса одного из крупнейших регионов в Крыму – Бахчисарайского. Поэтому задача была в первую очередь по нейтрализации самой структуры Меджлиса, решили убрать нескольких лидеров таким образом. Но эти попытки не увенчались успехом, потому что национальный орган не строится на авторитете одного человека.

Заир Смедляев
Заир Смедляев

– Ахтему Чийгозу предоставили возможность после многократных просьб увидеться с тяжелобольной матерью. Почему российская власть сначала отказывала, а потом все-таки смилостивилась?

Смедляев: Это давление международного сообщества, потому что это пытки против человечности. Были обращения к омбудсменам и украинским, и российским, в том числе, и в Совет по правам человека при президенте Российской Федерации. Если бы после таких обращений Чийгоза не привезли к умирающей матери – это было бы вообще сверхжестоко.

Мать Ахтема Чийгоза Алие
Мать Ахтема Чийгоза Алие

– С нами на связи Рефат Чубаров. Рефат, будете ли вы продолжать предлагать свои свидетельские показания российской власти? Или после первого отказа вы не видите в этом необходимости?

Чубаров: Я уже предоставил свои показания адвокату Николаю Полозову другим способом – письменно: и аудио, и видео. Это для того, чтобы они могли быть использованы во время судебного процесса. В то же время я намерен откликнуться на приглашение защиты Ильми Умерова – еще одного заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа, над которым продолжается так называемое судебное заседание. Я ответил уже устно, что, согласно российскому законодательству, я могу дать такое согласие.

– Как вы думаете, российская власть согласится выслушать вас по делу Ильми Умерова? Или снова будет отказ?

Чубаров: Это очень непредсказуемо, потому что оккупационная власть будет поступать, исходя из собственных интересов. А они заключаются в том, чтобы не правду выяснить, а осудить людей, которые не подчинились оккупации Крыма. Осудить в лице Ильми Умерова, Ахтема Чийгоза, почти всех крымских татар.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

– На так называемом суде по делу Ахтема Чийгоза выступали так называемые российские сенаторы от республики Крым Ольга Ковитиди и Сергей Цеков. По вашему мнению, для чего нужно было их участие? Это такая форма пиара или что-то другое?

Чубаров: Их пригласили как очевидцев событий 26 февраля 2014 года. Я знаю, что ни Цеков, ни Ковитиди не смогли дать показаний против Ахтема Чийгоза. Но они называли, с их точки зрения, главными виновниками тех событий меня и господина Сенченко (экс-депутата Верховной Рады Крыма Андрея Сенченко – КР).

Адвокат Николай Полозов: «Она (Ольга Ковитиди – КР) в довольно экспрессивной манере, фактически воспринимая судебную трибуну как парламентскую, живописала события того дня. Она рассказала интересную деталь о том, что, по ее словам, активные действия митингующих по отношению друг к другу начались после того, как внутренний двор покинули сотрудники милиции. Она немного запуталась, потом сказала, что события были следующим образом: сначала ушли сотрудники милиции, потом начались активные действия, после этого прибыло подкрепление из Севастополя. В целом до конца допрос свидетеля Ковитиди нам провести не удалось из-за регламента работы суда и времени, но, но словам судьи, который будет уточнять у Ковитиди возможность участия в дальнейших судебных заседаниях, вскоре допрос ее будет продолжен».

– Заир, выступление в суде Ольги Ковитиди сыграет против Ахтема Чийгоза или может быть использовано в его защиту?

Смедляев: Это понятные вещи – дама хочет пиариться. Она забыла, что находится в суде, решила сделать какие-то громкие заявления. То, что ей там мерещилось – может, у нее со зрением проблемы.

– 26 февраля 2014 года Ольга Ковитиди у стен парламента Крыма недвусмысленно заявляла, что она выступает за «единство автономии в составе Украины». Как вы думаете, почему ее мнение так изменилось за три года? Это системный тренд или так случилось только с Ковитиди?

Смедляев: Есть люди, которые меняют не одну партию, не одну точку зрения, и она не является здесь исключением. Такие же заявления делал и Сергей Аксенов – в тот день его заявления почти ничем не отличались от слов Ковитиди.

Рефат Чубаров и Сергей Аксенов на митинге под стенами крымского парламента, 26 февраля 2014 года
Рефат Чубаров и Сергей Аксенов на митинге под стенами крымского парламента, 26 февраля 2014 года

– По словам адвоката Николая Полозова, во время дачи показаний Ольга Ковитиди описала Ахтема Чийгоза как человека с мегафоном, который что-то говорил на крымскотатарском языке, которого она не понимает, после чего митингующие начали более агрессивно и активно действовать. По ее словам, на голове у Чийгоза был национальный головной убор, и якобы Чийгоз находился недалеко от Чубарова. Полозов также отметил, что на видео и фото, которые изучал суд, такого не было, а у судей то и дело на лицах возникала улыбка.

Смедляев: Я еще раз говорю, что этой даме постоянно что-то мерещится. В национальном головном уборе и с бородой – это был я, а не Ахтем Чийгоз. И мегафон был у меня. Пусть она хотя бы перед тем, как давать показания, ознакомилась бы, кто такой Ахтем Чийгоз, кто такой Заир Смедляев, как они выглядят, как были одеты. Она дает заведомо ложные показания под присягой, под клятвой. Но человек, изменивший присяге один раз, может это делать сколько угодно.

– Приговор Ахтему Чийгозу ожидается уже в июле. Как вы думаете, действительно ли российский суд управится к середине лета и на какой приговор можно рассчитывать?

Смедляев: По срокам – это может быть июль, может быть август. Приговор однозначно будет, и будет обвинительным – пять лет или больше, но не меньше точно. Несмотря на то, что никто не смог доказать вину Чийгоза – потому что он ни в чем не виноват. Но в России не принято признавать свои ошибки.

(Над текстовой версией материала работала Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG