Доступность ссылки

26 июня российский правозащитный центр «Мемориал» признал политически мотивированным уголовное дело по обвинению в сепаратизме, вменяемое крымскому журналисту Николаю Семене. Семена сотрудничал с украинскими изданиями «Зеркало недели», «День» и Радио Свобода. ФСБ России возбудила против него уголовное дело весной 2016 года и запретила журналисту выезжать за пределы Крыма. Причина – одна из публикаций, в которой Семена назвал аннексированный Крым украинским.

Как продвигается рассмотрение дела Николая Семены? Поддерживает ли его журналистское сообщество в Крыму? Как остановить преследования по политическим мотивам в Крыму? Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорили с журналистом Николаем Семеной и российским диссидентом, сопредседателем общества российских политзаключенных Германом Обуховым.

В декабре 2016 года следствие предъявило Николаю Семене обвинение по статье о публичных призывах к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России. Уголовное дело состоит из 6 томов. Журналисту грозит до 5 лет заключения. Сам Семена неоднократно заявлял, что в своих материалах реализовывал право на свободное выражение мнения. Ранее «Мемориал» признал политическими заключенными крымчан Олега Сенцова и Александра Кольченко, фигурантов так называемого дела «26 февраля», граждан Украины Николая Карпюка и Станислава Клыха, а также замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова.

– С нами на связи журналист Николай Семена. Николай, на какой стадии находится рассмотрение вашего дела? Есть ли у вас новости о его прохождении в суде?

Зачем государству в ХХІ веке нужно такое унижение – заниматься преследованием вполне законопослушных людей по политическим мотивам
Николай Семена

Семена: Процесс рассмотрения дела никак не дойдет до стадии предоставления доказательств защиты. Все еще продолжается рассмотрение доказательств обвинения. Суд не слишком спешит, назначает заседания примерно раз в две недели. Я недавно узнал о поддержке правозащитного центра «Мемориал» и очень удивился. Не предполагал, что столь авторитетная организация интересуется моим делом и знает его подробности. Ранее меня уже поддержали 27 международных правозащитных организаций, что было большой поддержкой, и сейчас я хочу выразить благодарность членам «Мемориала». Я и моя защита считаем это очень солидной поддержкой. Думаю, очень важный момент в заявлении организации – то, что сам «Мемориал» считает политически мотивированной саму статью 280.1 Уголовного кодекса России, введенную уже после аннексии Крыма. В России после длительного перерыва вновь появились политзаключенные, и я не понимаю, зачем государству в ХХІ веке нужно такое унижение – заниматься преследованием вполне законопослушных людей по политическим мотивам.

– За пределами Крыма ваше дело приобрело известность, вас поддерживает международное сообщество. А как ведут себя ваши крымские коллеги? Насколько я знаю, в деле есть и показания тамошних журналистов.

Семена: 19 апреля 2016 года одновременно были проведены обыски у восьми журналистов в Крыму. Конечно, материалы по этим журналистам тоже есть в уголовном деле. Там есть допросы. Однако никто из этих людей, а также тех, кого допрашивали дополнительно, не сказал ничего предосудительного в мой адрес – за исключением человека, который сейчас пошел служить «сепаратистам» и выступал в суде. Конечно, сегодня журналистское сообщество Крыма совсем не то, что раньше. Профессионалы, соблюдавшие нормы журналистской этики, выдавлены с полуострова, им пришлось уехать – за исключением тех, кто на подписке о невыезде. Остались те, кто пошел служить новому режиму. Я не знаю, каким нужно быть журналистом, чтобы писать и говорить то, что пишется и говорится сейчас. Я удивляюсь, насколько отказался вникнуть в суть моего дела Союз журналистов России – хотя Союз журналистов Украины пытался донести до них правду. Так что тут поддержки никакой нет. Есть журналисты, которые при встрече со мной опускают глаза и сворачивают, лишь бы не встретиться. А есть те, кто понимает ситуацию и активно поддерживает, приходит на суд, пытается попасть в зал, выражает надежду, что правда восторжествует.

Николай Семена
Николай Семена

– Последние три года в Крыму развернут конвейер по фабрикации политических дел. Что может остановить это?

Семена: У политической системы России сейчас нет другого выхода. Обвинительная система пошла по легкому пути: вместо поимки настоящих преступников она работает против журналистов, необоснованно привлекает их к ответственности. Думаю, этим пытаются продемонстрировать бурную деятельность Центру. Остановить это может только полная гласность процессов, поддержка российских правозащитных организаций, поддержка СМИ и гражданская активность. Я удивляюсь пассивности российского Союза журналистов. Впрочем, они привлекают для выступления на международных площадках крымских коллег, рассказывающих, как тут все хорошо. Коллег из незаконно сформированной из украинского Союза журналистов организации, куда коллективно записали тех, кто согласился с аннексией. Этой организацией руководят совершенно неавторитетные люди. Настоящей работы по защите свободы слова от них ждать не приходится.

– С нами на связи диссидент, сопредседатель общества российских политзаключенных Герман Обухов. Герман, что должно произойти, чтобы в Крыму прекратилась фабрикация новых политически мотивированных дел?

Никакие правозащитники, журналисты, писатели ничего не изменят. В России пришел к власти неофашизм
Герман Обухов

Обухов: Я не вполне согласен с Николаем Семеной, потому что вообще не вижу возможности изнутри повлиять на Кремль. Это возможно извне. Никакие правозащитники, журналисты, писатели ничего не изменят. В России пришел к власти неофашизм – чего вы от него хотите? Это 1935-1936 годы в Третьем Рейхе. Тогда от нацистов бежали в Лондон. Сейчас едут в Хельсинки, Прагу, Киев, тот же Лондон, США. Ждать от Москвы перемен наивно. Ничего не изменится, пока Запад не удушит ее как минимум экономически.

Герман Обухов
Герман Обухов

– Возможно, будут попытки общества повлиять на происходящее?

Обухов: Попытки всегда есть и будут. Мои друзья выходят на пикеты в Петербурге с требованиями об освобождении политзаключенных – нас столько, что пора бы уже это как-то систематизировать. Зарегистрировать общество нам, впрочем, не дали, оно неформальное. Но я не вижу возможности действительно влиять на систему. Что-то, конечно, нужно делать. Но в Германии до 1939 года тоже пытались что-то делать – пока не началась Вторая мировая.

– И что же делать крымчанам?

Обухов: На этот вопрос нет ответа. Если там разгоняют вполне аполитичные митинги, что можно вообще изменить? Я вижу единственный путь – возврат Крыма в состав Украины. И очень важны постоянные протестные акции в главных столицах. Это повлияет. Правительство Украины, мне кажется, не хочет или не может этого понять. А для этого нужны не такие большие деньги. Войну во Вьетнаме остановили массовые протесты в США.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG