Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Конфликт между российскими властями Крыма и Севастополя вступил в новую, горячую фазу, которая совпала с визитом на полуостров Владимира Путина. Есть основания предполагать, что в будущем ситуация будет только накаляться.

Попробуем проанализировать причины конфликта и общий ход «боевых действий».

Причины

Причина первая – социальная неприязнь. ​Самый влиятельный игрок в севастопольском политикуме – Алексей Чалый – не скрывает своего презрения к старым элитам – он их называет «пятой колонной». Еще в 2014 году «народный мэр» объявил против них настоящий крестовый поход, сделав ставку при формировании российских органов власти на свой ближний круг: родственников, друзей и клиентелу.

Алексей Чалый
Алексей Чалый

Впоследствии властная конфигурация в городе приобрела черты двуглавого орла, одна голова которого «команда Чалого», а другая – «варяги». Первая контролирует российское Законодательное собрание. Вторая – правительство. Назначенный в прошлом году из Москвы главой города Дмитрий Овсянников привез с собой многочисленную команду чиновников из Поволжья, Дальнего Востока и других российских регионов, расставив их на ключевые посты в органах исполнительной власти.

Дмитрий Овсянников
Дмитрий Овсянников

В Крыму все наоборот. Там старые проверенные кадры – в первую очередь, из «Партии регионов» – сохранили контроль над основными рычагами управления.

Неудивительно, что бывшие севастопольские «регионалы», да и вообще «бывшие» с надеждой и некоторой завистью поглядывают на Симферополь, а некоторые, как допустим, Александр Челомбитко, в прошлом глава одной из районных администраций в Севастополе, и вовсе эмигрируют в Крым, получая там соответствующие их заслугам должности. Все это, конечно, не способствует дружбе между двумя соседними регионами.

Причина вторая – деньги. Чем больше выпьет комсомолец, тем меньше выпьет хулиган. Федеральная целевая программа, предполагающая финансирование крупных инфраструктурных проектов на полуострове за счет средств российского бюджета, распространяется на два региона – Крым и Севастополь. Но как делить эти деньги между ними?

Классический пример противостояния севастопольских и крымских властей за контроль над бюджетными потоками – история гражданского сектора аэропорта «Бельбек». В прошлом году только-только назначенный из Кремля на должность врио губернатора Дмитрий Овсянников с подачи Алексея Чалого поклялся, что строительство в городе собственных «воздушных ворот» будет одним из его приоритетов. Страстно желая получить деньги, севастопольские власти не постеснялись пойти на подлог, заявив, о том, что нашли инвестора, готового в рамках частно-государственного партнерства вкладываться в развитие аэропорта. Однако вскоре выяснилось, что широко разрекламированный Дмитрием Овсянниковым «инвестор» – это фирма-пустышка с офисом в подвале жилого дома, уставным фондом в полторы сотни долларов и сферой деятельности: поставка щебня и песка для небольших местных предприятий. Когда об этом узнали в Москве, то настолько рассердились, что решили передать его еще не построенную гражданскую площадку в структуру аэропорта «Симферополь», оставив за «Бельбеком» лишь нишу для VIP-рейсов.

Гражданский аэропорт «Бельбек»
Гражданский аэропорт «Бельбек»

Причина третья – собственность. В советское время административные границы между Крымом и Севастополем были плавающими. Последнее масштабное изменение произошло в октябре 1991 года, когда Верховная Рада Украины передала в подчинение севастопольским властям территорию Терновского сельсовета, ранее входившую в состав Бахчисарайского района Крыма.

В результате за последнюю четверть века скопилось множество вопросов, связанных с размежеванием территорий и правами собственности на те или иные объекты, находящиеся в самых «сладких» местах: горной, лесной и прибрежной зонах.

В качестве примера можно привести историю с детским оздоровительным лагерем имени В. Комарова в южнобережном поселке Форос, одно время входившим в административные границы Севастополя. В 2014 году за этот участок земли площадью 34 гектара со своими пляжами, бассейнами и берегоукрепительными сооружениями разразилась настоящая феодальная междоусобица между севастопольскими и крымскими властями. Ее финал напоминает концовку сказки о двух жадных медвежатах. В Кремле приняли Соломоново решение передать территорию лагеря ФКУ «Загородный дом приемов «Русичи» МВД России, изъяв его таким образом из подчинения как Крыма, так и Севастополя.

Перед боем

Пока существовал так называемый Крымский федеральный округ, в котором функции полпреда Кремля осуществлял Олег Белавенцев, прямых столкновений удавалось избежать. Но год назад КФО был ликвидирован. Белавенцева отправили наместником на Кавказ, а губернатором Севастополя стал Дмитрий Овсянников, оказавшийся в полной зависимости от Алексея Чалого и его окружения.

С этого момента и начинается история противостояния российских властей Крыма и Севастополя. Покидая полуостров, бывший полпред попросил Сергея Аксенова позаботиться о судьбе соратников Сергея Меняйло в городе-герое. По слухам, именно благодаря поддержке из Симферополя удалось не допустить перезагрузки севастопольской «Единой России», где сторонники адмирал-губернатора на тот момент составляли большинство.

Правда, не все оценили этот добрый жест со стороны крымчан. Лидер местных единороссов Борис Колесников, сохранивший свой пост, как говорят, только благодаря Сергею Аксенову, вскоре перешел на сторону Дмитрия Овсянникова.

Но на этом успехи молодого врио закончились. Конфликты вокруг перспектив развития «Бельбека», судьбы детского лагеря имени Комарова, переброса для водоснабжения Севастополя вод реки Коккозка и других спорных вопросов завершались либо в пользу Крыма, либо вничью.

Ободренные первыми победами крымчане решили перейти в наступление. В конце прошлого года вовсю заговорили о крымском кандидате в губернаторы Севастополя. Тогда называли фамилию Евгения Кабанова, депутата российского Госсовета Крыма, крупного застройщика, имеющего интересы в Севастополе. Впрочем, молодой миллионер вскоре отказался от своей затеи, быстро поняв, что ему ничего не светит в борьбе с админресурсом.

Горяча фаза

Собственно, попытки крымчан вмешаться в ход губернаторских выборов и вызвали новый виток борьбы между двумя региональными кланами. Дмитрий Овсянников и стоящий за ним Алексей Чалый сделали все возможное, чтобы выборы были неконкурентными, а вероятность неправильного голосования полностью исключена. Под нынешнего врио написали и приняли соответствующий закон, делающий практически невозможным выдвижение альтернативных кандидатов, кроме технических. Потенциальных конкурентов, даже заведомо непроходных, заранее вывели из игры. С кем-то договорились – как с Евгением Кабановым, в отношении кого-то использовали админресурс – как против Евгения Дубовика, кому-то дали пряник в виде должности – как Олегу Николаеву.

Головную боль севастопольскому дуумвирату доставляет лишь Сергей Аксенов. Его руку видят и в прошедших недавно акциях протеста против Генплана города, и за спиной экс-регионала Вадима Колесниченко, который еще не оставил мысль испытать судьбу в губернаторской рулетке, и за любыми попытками критики Овсянникова в СМИ.

Поэтому неслучайно, что за день до визита на полуостров Владимира Путина, когда каждый чих приобретает особый резонанс, севастопольцы обнаружили в почтовых ящиках чернушную спам-газету «Крымский проект», разоблачающую заговор крымчан, стремящихся подчинить свободолюбивый Севастополь. Название газеты заимствовано у одноименной экспертной группы, которую возглавляет близкий к Аксенову политолог Игорь Рябов. Именно его считают основным идеологом севастопольской политики главы крымского Совмина. Досталось в ней Колесниченко и другим местным деятелям, которых подозревают в связях с «крымскими».

Дальше – больше. На следующий день подконтрольный Дмитрию Овсянникову городской телеканал «Икс-ТВ» сообщил об одиночных пикетах жителей Крыма, которые, выстроившись вдоль Ялтинской трассы, пытались привлечь внимание российского президента к «земельному беспределу» в Ялте, Симферополе, Коктебеле и других городах, входящих в вотчину Сергея Аксенова.

В это же самое время в центре Севастополя также стояли пикетчики, которые также держали плакаты, прося защиты своих земельных прав у Путина, но уже не от крымских….а от севастопольских властей.

Конфликт между Крымом и Севастополем впервые вылился на улицы. И, судя по всему, это только первый шаг к дальнейшему обострению

В кругах, близких к Аксенову, считают, что крымские пикеты организовало окружение Дмитрия Овсянникова, мобилизовав студентов «молодежного парламента филиала МГУ» и подконтрольной российскому правительству города организации «Волонтеры победы». В Севастополе же уверены, что общественник Ленур Усманов, которого подозревают в том, что именно он был вдохновителем стоявших в городе пикетчиков, работает на крымского премьера.

Так или иначе, конфликт между Крымом и Севастополем впервые – пока в виде небольшого ручейка – вылился на улицы. И, судя по всему, это только первый шаг к дальнейшему обострению.

В России сегодня отсутствует открытая конкурентная политика. Все системные партии и персоналии похожи друг на друга как братья-близнецы в своей поддержке существующей власти. Но это не значит, что между разными группами влияния нет конфликтов интересов. Просто они больше напоминают распри феодальных клик за собственность и деньги с использованием самых грязных технологий, которые и заменяют публичную политическую дискуссию.

Захар Самсонов, севастопольский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG