Доступность ссылки

Принуждение к признанию: почему «крымские диверсанты» пошли на сделку со следствием


Дмитрий Штыбликов, архивное фото

Так называемый «украинский диверсант» Андрей Захтей признал свою вину и заключил досудебное соглашение с российским следствием в Крыму. Об этом стало известно 10 июля. Вместе с ним на сотрудничество с ФСБ пошел еще один задержанный по этому делу – Дмитрий Штыбликов. Теперь их дела направят в суд для рассмотрения в особом порядке, что должно гарантировать им минимальные сроки.

Еще в прошлом году ФСБ выложила видео, где Андрей Захтей признается в сотрудничестве с украинской разведкой. Но позже он сказал, что перед записью его два дня пытали током, выбивая признание. Дмитрий Штыбликов о пытках не заявлял.

Корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк, который освещает суды над крымскими политзаключенными, напоминает, как развивалось дело «украинских диверсантов»:​

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

– Было две волны задержаний так называемых «украинских диверсантов». Первая – в связи с инцидентом в районе Армянска, где в перестрелке погибли российские силовики и где арестовали Андрея Захтея. Вторая – когда в Севастополе через несколько месяцев задержали других якобы «украинских агентов», среди которых был Дмитрий Штыбликов. Я был почти уверен, что вторым предъявят обвинения в шпионаже, но и тут задержанным инкриминируют подготовку диверсий. Правда, эти обвинения в итоге разваливаются: украинский дальнобойщик Владимир Присич, по версии ФСБ, из диверсанта превратился в наркокурьера. Сам он заявил о пытках и о том, что наркотики ему подбросили. Это вполне вероятно – ФСБ уже не может просто так отпустить этих людей, даже если обвинение развалится.

Андрей Захтей
Андрей Захтей

​По мнению Антона Наумлюка, тот факт, что «украинские диверсанты» согласились дать признательные показания, вовсе не говорит о том, что они ложно обвинят других фигурантов дела, а ФСБ добьется осуждения всех остальных.

ФСБ уже не может просто так отпустить этих людей, даже если обвинение развалится

– Например, одного из задержанных, Редвана Сулейманова из «первой волны», тоже не смогли обвинить в диверсии. Судили его в итоге за телефонные звонки о якобы заложенных бомбах на различных крымских объектах, в том числе в аэропорту «Симферополь» и на Керченской паромной переправе. Обвинение настаивает, что Редван Сулейманов нанес российскому государству ущерб в 1 миллион рублей, но об использовании оружия или взрывчатки речи не идет. Примечательно, что незадолго до этого у государства возникли вопросы по поводу растрат на переправе, то есть таким образом россияне, вероятно, «затыкают» собственные коррупционные бреши.

Редван Сулейманов, архивное фото
Редван Сулейманов, архивное фото

Алексей Штыбликов говорит, что его брат Дмитрий Штыбликов в частных беседах не подтвердил, но и не опроверг применение к нему пыток.

На физическое воздействие Дмитрий не жаловался, но и не давал прямых ответов на вопрос, были пытки или нет

– Мы узнали о его соглашении со следствием из определения суда о продлении срока до 8 сентября. Несмотря на то, что Дмитрий признал вину, никто никуда не торопится. Сам он не пояснил мне, почему пошел на соглашение. Нам с ним разрешают часовые свидания, последнее было в июне. На физическое воздействие Дмитрий не жаловался, но и не давал прямых ответов на вопрос, были пытки или нет.

Оксана Захтей – супруга задержанного Андрея Захтея – надеется, что суд над ее мужем заставит себя долго ждать.

– Насколько я знаю, одним из условий соглашения ФСБ назвало полный отказ от адвокатов. Информации очень мало, я не видела мужа уже больше года, телефонной связи нет. Мне обещали, что я смогу увидеть его на суде. По всей видимости, случится это только в сентябре, пока не провернется все волокита. Хочется, чтобы это все уже поскорее закончилось.

Адвокат Александр Попков сообщил изданию «Коммерсантъ», что Андрей Захтей действительно направил ему письменное уведомление об отказе от услуг всех защитников в рамках досудебного соглашения со следствием. По мнению адвоката, его бывший подзащитный понял, что дело политическое, и решил пойти на самооговор, чтобы существенно сократить себе срок заключения.

Юрист российского правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова поясняет, что может предусматривать сотрудничество «украинских диверсантов» со следствием:​

Татьяна Глушкова
Татьяна Глушкова

​​– Такие соглашения могут сократить подсудимому срок в два раза и более. Учитывая, что по статьям обвинения так называемые «украинские диверсанты» в Крыму могут получить до 20 лет тюрьмы, то сделка в определенным смысле выглядит разумной. Правда, конкретный срок в договоре с прокуратурой не указывается, так что подсудимый может получить и больше, и меньше предусмотренной половины наказания. Что до отказа от адвокатов, в случае с Андреем Захтеем это не полное снятие защиты, а устранение из дела конкретных защитников. Ему все равно должны предоставить государственного адвоката. Теоретически он может отказаться от условий договора уже в суде, но в таком случае все послабления также перестанут действовать.

(Над текстовой версией материала работал Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG