Доступность ссылки

Суд по делу о попытке государственного переворота в Черногории, который, по данным следствия, планировался при участии российских структур в октябре 2016 года, отложен, едва начавшись. Адвокаты обвиняемых потребовали отвода прокурора Миливоя Катнича, который ведет расследование этого дела. Скандал разразился из-за того, что прокуратура обнародовала стенограммы бесед адвокатов с их клиентами, из которых явствует, что процесс будут максимально затягивать. Это на руку и лидерам пророссийских партий, оказавшимся на скамье подсудимых, и Москве, выступившей в их поддержку.

"Эдуард Шишмаков и Владимир Попов любезно благодарят за гостеприимство, но не могут присутствовать на суде, потому что заняты подготовкой нового переворота". Подобными шутками на интернет-форумах сопровождалось открытие процесса по делу о попытке захвата власти в Черногории, запланированной на день парламентских выборов в стране.

Шишмаков и Попов – единственные россияне из 25 подозреваемых, проходящих по этому делу. Их – как и двоих граждан Сербии, которых сербские власти отказались выдать в Черногорию, – предполагается судить заочно. Многие фигуранты дела ранее заключили сделку со следствием, получив небольшие сроки в обмен на признание вины в создании преступной организации, остальные ожидают свой участи. Среди них – лидеры пророссийского "Демократического фронта" Милан Кнежевич и Андрия Мандич, которых обвиняют в терроризме.

Эдуард Шишмаков и Владимир Попов не могут присутствовать на суде, потому что заняты подготовкой нового переворота

По версии следствия, целью заговорщиков была смена власти и убийство экс-премьера Мило Джукановича, что предотвратило бы вступление Черногории в НАТО (оно официально произошло в июне). Большинство предполагаемых исполнителей этого сценария были задержаны на территории Черногории в ночь на 16 октября, непосредственно перед выборами. Они планировали, как полагает следствие, открыть стрельбу по участникам митинга, который вечером 16 октября собирался провести оппозиционный "Демфронт" (ДФ) и спровоцировать таким образом беспорядки и штурм парламента и других госучреждений.

Эта история, которую оппоненты черногорских властей пытаются представить как фейк, привлекла серьезное международное внимание после того, как в прессе появились сообщения о том, что британские и американские спецслужбы собрали доказательства причастности к заговору российских властей. Спецпрокурор Катнич напрямую заявил о связи российских госструктур с организаторами операции.

Лидеры ДФ Андрия Мандич и Милан Кнежевич перед началом судебного заседания
Лидеры ДФ Андрия Мандич и Милан Кнежевич перед началом судебного заседания

Следствие передало в прессу копии паспортов бывшего сотрудника российского посольства в Польше Эдуарда Шишмакова, считая его заказчиком несостоявшегося убийства экс-премьера Мило Джукановича. Ранее Шишмаков, еще под фамилией Широков, и Попов были объявлены в международный розыск. Сейчас нет данных об их местонахождении, однако, по утверждению черногорской прокуратуры, одно время они находились на территории Сербии, где велась основная подготовка к черногорскому путчу, и были там задержаны сербскими властями.

В Сербии в последнее время не делали официальных заявлений по поводу этого расследования, но в прошлом году премьер, а ныне президент этой страны Александр Вучич рассказывал журналистам о содействии черногорским властям в расследовании этого заговора. Тогда он сообщил о задержании на сербской территории лиц, которые готовили "нелегальные действия" против Черногории, включая слежку за Джукановичем. При этом Вучич сделал акцент на "иностранном элементе" в этом деле, отвергнув причастность к нему самой Сербии.

Российские власти не раз отвергали обвинения в причастности к попытке дестабилизации Черногории, заявляя, что обвинения в их адрес не подкреплены достоверной информацией. Все это время в Москве продолжали оказывать информационную и политическую поддержу "Демфронту" – через контакты с российским МИДом, "Единой Россией" и окружением Рамзана Кадырова – и воздерживались от общения с новым черногорским правительством, включив в итоге правящую черногорскую элиту в санкционные списки.

После черногорских выборов российский МИД заявлял о необходимости "тщательного и транспарентного расследования попытки госпереворота", а затем в Москве опровергли появившиеся в некоторых изданиях сообщения о высылке нескольких российских граждан, которые могли быть связаны с "черногорским делом".

Вся эта история придумана черногорскими властями

Вряд ли кто-то ожидал, что судебный процесс по делу о перевороте будет скорым и гладким. Скорее наоборот, нас ждет немало скандалов и жесткая полемика оппонентов с целью взаимной дискредитации.

19 июля на открытии судебного процесса сторона защиты потребовала отвода спецпрокурора Катнича, обвинив его в пристрастности при проведении расследования. Однако верховный прокурор Ивица Станкович отклонил это требование. Спор возник из-за того, что за день до начала суда прокуратура обнародовала стенограммы частных бесед адвокатов со своими клиентами, их которых становится понятно, что защита настроена на максимальное затягивание процесса и продолжение дискредитации расследования в СМИ.

Из разговоров лидеров "Демфронта" Кнежевича и Мандича с адвокатами становится понятно, что шел активный сбор компромата на Катнича. Они интересовались его частной жизнью и биографией в период военных конфликтов в бывшей Югославии, а коме того, пытались его выставить крупным взяточником. Что касается непосредственно расследования, то обвиняемые и их защита пытались предотвратить появление на суде оного из ключевых персонажей – Александра (Саши) Синджелича, который изначально фигурировал как один из предполагаемых организаторов "путча", но позднее получил статус свидетеля, сотрудничающего со следствием.

Именно Синджелич, по версии следствия, контактировал с заказчиками в России, получив от них 200 тысяч евро на организацию операции в Черногории и покупку оружия. Из транскриптов, опубликованных прокуратурой, явствует, что защита обвиняемых всячески пыталась "сплавить" Синджелича в соседнюю Хорватию, где тот много лет назад был объявлен в розыск по обвинению в убийстве. Для этого представители "Демфронта" активизировали контакты в хорватском парламенте, чтобы побудить власти Хорватии срочно потребовать выдачи Синджелича.

Специальный прокурор Миливое Катнич
Специальный прокурор Миливое Катнич

Оппоненты черногорской прокуратуры и многие фигуранты дела продвигают версию, что весь процесс срежиссировали сами черногорские власти по политическим причинам. Они обращают внимание на то, что следствие поначалу выступало с противоречивыми заявлениями, и публике так и не было предъявлено оружие, которое якобы предполагалось использовать вечером 16 октября.

Вот что рассказывает Радио Свобода один из обвиняемых по этому делу, гражданин Сербии Предраг Богичевич, который одно время находился под арестом на основании запроса черногорских властей, но все же не был выдан в Черногорию:

– Вся эта история придумана черногорскими властями, которые хотели получить как можно больше голосов на выборах и отпугнуть оппозиционно настроенных избирателей. Для этой игры Джукановичу и были нужны так называемые "террористы". Я был тогда в Черногории по приглашению сербских братьев, которые находятся под угрозой из-за политики черногорских властей, сделавших их гражданами второго сорта. И я собирался участвовать в митинге оппозиции, которая хотела привлечь внимание к фальсификации выборов. Но после заявления о якобы готовящейся террористической атаке на улицах появилась полиция и все собрания были запрещены. Поняв, что никакого митинга не будет, я уже в 17 часов 16 октября покинул Черногорию.

Чтобы прикрыть всю эту ложь, они выдумали имена "террористов". А я как руководитель Равногорского движения хорошо вписывался в их сценарий, поскольку за мной стоит организация. Равногорское движение было запрещено в Черногории как профашистская организация, хотя это не соответствует действительности, наши идеи – антифашистские. Для этой истории черногорские власти нашли подходящего игрока – Сашу Синджелича, который позвал в Черногорию бывшего командира сербской жандармерии Братислава Дикича и других, которые в итоге там были арестованы. Теперь получается, что Синджелич, который взял деньги на эту операцию, стал свидетелем и обвиняет всех нас. При этом никаких серьезных доказательств так и не представили.

Я знаком с Мирко Велимировичем, который сам сдался полиции. На суде он говорил, что купил оружие, но разобрал его и выбросил в озеро. Если бы расследование велось серьезным образом, то это оружие следовало найти, или по крайней мере должны быть фотографии, свидетельствующие о том, что оно существовало. Суд не может верить на слово. Думаю, что Велимирович по наивности включился в эту историю, а когда понял, к чему его склоняет Синджелич, сам рассказал обо всем полиции. О Синджеличе я слышал, что он воевал в Украине на стороне русских братьев. Но когда все это произошло в Черногории, стало ясно, что Синджелич – это случай для психиатрии. У него были проблемы еще во время службы в армии, он напал на других военнослужащих и должен был сидеть в тюрьме, но его освободили из-за проблем с психикой, – говорит фигурант дела о попытке захвата власти в Черногории Предраг Богичевич.

"Демфронт" перестанет быть интересным России

"Психическая неполноценность" Синджелича – один из основных доводов оппонентов черногорской прокуратуры. А в соцсетях можно видеть, как на него нападают его вероятные подельники, объявляя его то наркоманом, то больным, то умершим.

Суд в Черногории возобновится в сентябре, а до тех пор стороны, скорее всего, продолжат вбрасывать в информационное пространство компромат на оппонентов. Милан Кнежевич пообещал вести беспощадную борьбу политическими и иными методами, чтобы предотвратить уничтожение своей партии. При этом он критикует представителей других оппозиционных сил, которые не спешат ему на помощь.

За месяцы, прошедшие после выборов 16 октября, "Демфронт" растерял почти половину избирателей, и некоторые наблюдатели предрекают ему дальнейшую маргинализацию. Среди них Златко Вуйович, возглавляющий Центр мониторинга и исследований (CeMI):

Сторонники обвиняемых у здания суда в Подгорице
Сторонники обвиняемых у здания суда в Подгорице

– Речь идет об очень сложном деле, в котором много игроков, включая политических деятелей и представителей спецслужб. И пока сложно судить о том, как оно будет развиваться. Пока это расследование более всего повлияло на сам "Демократический фронт". Опросы показывают, что его рейтинг упал с 20–23% до 11%. Но этот драматический результат связан не только с расследованием, но и в целом с деятельностью этой политической силы, которая действует достаточно агрессивно. Часть избирателей предпочли дистанцироваться от такой политики. В то же время другие оппозиционные партии смогли укрепить свои позиции. Я имею в виду прежде всего "Демократов", которые фактически заняли место ДФ, став самой влиятельной оппозиционной силой.

Стратегия "Демфронта" основывается на сближении с Россией, но если нынешняя тенденция сохранится, он перестанет быть интересным и самой России. Пока его рейтинг был значительным, "Демфронт" воспринимался как сила, имеющая потенциал для дестабилизации черногорской власти. Но если он превратится в маргинальную группу, Москве не будет никакого смысла его поддерживать. России могут быть интересны и другие партии на политической сцене Черногории. Но даже те силы, которые идеологически вроде бы близки Москве, сейчас все же предпочитают дистанцироваться, поскольку западные страны, особенно после вступления Черногории в НАТО, обладают значительным влиянием на здешнюю политическую сцену, – говорит Златко Вуйович.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG