Доступность ссылки

МИД России требует от властей Украины немедленно предоставить консульский доступ к россиянину Виктору Агееву. Как утверждают в дипломатическом ведомстве, Агеев лишен права на консульскую защиту в нарушение Венской конвенции. Недавние задержания российских военных на территории Украины снова заставили вспомнить об украинцах, находящихся в российских тюрьмах. Правозащитники в России с грустью произносят словосочетание «обменный фонд», но надеются, что это позволит вернуть людей домой.

Новость о задержании на Донбассе российского контрактника Виктора Агеева снова вернула в информационное поле тему обмена. За прошедший год об этом почти забыли. Все, кроме родственников тех украинцев, которые до сих пор находятся в российских тюрьмах.

Когда вслед за Надеждой Савченко на родину вернулись Юрий Солошенко и Геннадий Афанасьев, казалось, что механизм начал работать, но надежды оказались слишком преждевременными.

Российский адвокат Николай Полозов говорит, что наличие задержанных россиян, в обмен на которых могут быть освобождены украинцы, условие необходимое, но недостаточное.

Николай Полозов
Николай Полозов
В отличие от Украины, для России люди не являются какой-то существенной ценностью
Николай Полозов

«Здесь важно понимать, что, в отличие от Украины, для России люди не являются какой-то существенной ценностью. И даже обмен Савченко проводился не потому, что России нужны были Александров и Ерофеев, а потому что это была операция прикрытия основной сделки ‒ Кремль менял Савченко на политические преференции от Запада. Именно в том случае вопрос стоял о продлении санкций на менее длительный период, чем планировалось, то есть не на год, а на полгода», ‒ говорит Полозов.

«Обменный фонд»

Российская правозащитница и журналистка Зоя Светова долгое время была членом общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания граждан в Москве. Именно благодаря Световой стало известно о задержании нескольких украинцев, в том числе Юрия Солошенко и Валентина Выговского.

Правозащитница не только регулярно посещала украинских граждан в тюрьме, но и следила за их судьбой.

В новый состав наблюдательной комиссии в Москве не вошла ни Зоя Светова, ни известный правозащитник Валерий Борщев. Однако, по словам Световой, в московских СИЗО сейчас находится только один украинец ‒ это журналист «Укринформа» Роман Сущенко.

Что же касается возможного обмена, по словам Зои Световой, она очень надеется, что последние задержания российских военных на территории Украины открывают возможности для обмена их на украинских политзаключенных.

Зоя Светова
Зоя Светова
Недавнее выдвижение обвинения Агееву в терроризме лично в меня вселило надежду, что в будущем его можно будет обменять на того же Олега Сенцова и Александра Кольченко
Зоя Светова

«Недавнее выдвижение обвинения Агееву в терроризме лично в меня вселило надежду, что в будущем его можно будет обменять на того же Олега Сенцова и Александра Кольченко. Но ничего больше не происходит, мы только вынуждены надеяться и ждать, что, в конце концов, людей с российской стороны, содержащихся в Украине, которых там удерживают в тюрьмах, что они, как это ни печально звучит, пополняют так называемый «обменный фонд», ‒ отмечает Зоя Светова.

Сенцов и Кольченко, Карпюк и Клых, Захтей и Панов, Умеров и Выговский ‒ это далеко не полный список людей, которые стали заложниками войны между Украиной и Россией, говорят правозащитники. По их словам, важно помнить о каждом из них и использовать все возможные варианты для их возвращения домой.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG