Доступность ссылки

«В этом процессе ложь – главная ценность» – жена Ахтема Чийгоза


Эльмира Аблялимова

Супруга одного из лидеров крымскотатарского народа, политзаключенного Ахтема Чийгоза –​ Эльмира Аблялимова –​ перед интервью ведет меня в персиковый сад возле дома. «Эти персики посадил Ахтем, мы ничем их не обрабатывали, угощайтесь!» – говорит она. Женщина бережно собирает плоды, даже те, которые упали на землю, и несет их в дом. Эльмира признается: здесь все напоминает ей о том, что скоро мужа ждет приговор.

Это процесс, когда ложь возводится в ранг главной ценности

– Этот процесс – это процесс, когда ложь возводится в ранг главной ценности, – говорит Эльмира Аблялимова. –​ И это очень страшно, когда создается такая система. От начала и до конца, безусловно, все построено на абсолютной лжи. Показания свидетелей обвинения, показания потерпевших обвинения, построенное по национальному признаку обвинение, практически обвинение всего крымскотатарского народа. Когда людей, которые вышли выполнить свой гражданский долг, защитить территориальную целостность своей страны, обвиняют люди, которые предали страну, в которой они до этого жили и работали, получали какие-то блага.

– Что самое тяжелое для вас в процессе над Ахтемом Чийгозом?

– Несправедливость. Несправедливость по отношению к Ахтему, несправедливость по отношению к крымским татарам, несправедливость по отношению к украинцам, которые проживают в Крыму и любят свою родину, любят свое государство. Я надеюсь, что такие слова, как «свобода», такие слова, как «достоинство», «честь», они еще не утратили своего значения. Я надеюсь, что так же, как важны они для нас, они важны для других людей. Но иногда, конечно, бывает очень сложно, потому что ты теряешь надежду. Надежда – очень важное слово…

– На какой стадии сейчас находится процесс?

– У нас прошли прения. Суд взял практически месячный перерыв, ушел в совещательную комнату, и 11 сентября в 10 утра у нас будет приговор.

– Какого приговора вы ожидаете?

– Безусловно, оптимизма нет. Прокуратура запросила 8 лет. Я не люблю какие-то прогнозы делать по количеству лет, сколько нам дадут, но уже ясно, что приговор будет обвинительный.

Эльмира Аблялимова
Эльмира Аблялимова

– Вы в момент первого обыска и вы сейчас – это два разных человека? Насколько изменили вас эти события?

Я понимаю, что уже скоро приговор, и то время, которое я могу проводить с Ахтемом, оно катастрофически сокращается

– Ну, конечно, два разных человека. Наверное, сейчас во мне больше терпения. Раньше терпения было меньше. Я научилась радоваться маленьким радостям. А самое сложное, наверное, –​ это ожидание. Для меня вот эти дни, которые проходят без судов, гораздо сложнее, чем те, которые были с судами. Потому что я понимаю, что уже скоро приговор, и то время, которое я могу проводить с Ахтемом, оно катастрофически сокращается. Мой статус общественного защитника дает мне право посещать его только до приговора второй инстанции, до апелляционной. И если в сентябре у нас выйдет приговор, плюс апелляция, два-три месяца – это считайте, что до конца года будет последний срок, когда я могу его видеть каждый день. Дальше меня уже пускать туда не будут и, безусловно, для меня это будет очень сложно.

– И как вы тогда планируете действовать? Это будет апелляция?

– Да, Ахтем принял решение подавать дальше в апелляционную инстанцию. После приговора апелляционной инстанции его, видимо, будут отправлять в место отбывания наказания. Где это будет, нам неизвестно. Будет известно только уже по мере его поступления в колонию. Наша дальнейшая деятельность будет связана с подачей жалобы в Европейский суд по правам человека.

– Что говорит сам Ахтем Чийгоз, как он держится, как он оценивает этот процесс и всю ситуацию, которая развернулась в Крыму?

– Ахтем, я бы сказала, в этом вопросе прагматичный стратег и тактик. И он очень хорошо понимал, чем это все закончится. И он прекрасно осознавал, на что он идет. Держится он очень мужественно, очень стойко. Он понимает, что приговор будет обвинительный, и что он будет осужден и отправлен в колонию. Но вместе с тем у него есть очень твердое убеждение в правоте и твердое убеждение, что так будет не всегда.

Ахтем Чийгоз
Ахтем Чийгоз

– Я знаю, что вы, когда приходите к мужу, рассказываете ему о новостях, которые происходят на материке. Что он говорит об общей остановке на материковой Украине и в Крыму?

Ахтема Чийгоза сильно беспокоит бесправное положение украинцев и крымских татар в Крыму. И еще больше его беспокоит то, что он ничего не может сделать

– Вообще он очень тщательно все отслеживает, он следит за событиями, которые происходят и в Украине, и в Крыму. Его, конечно, очень сильно беспокоит такое бесправное положение украинцев и крымских татар в Крыму, очень беспокоит. Он переживает, и еще больше его беспокоит то, что он ничего не может сделать в том состоянии, в котором он сейчас находится. Он очень чутко переживает за неудачи и радуется за успехи Украины. И считает, что президент, который на сегодняшний день есть в Украине, Петр Порошенко – это тот президент, который закладывает настоящие основы независимости Украины: декоммунизация, отрыв от Советского Союза. Он с большим энтузиазмом относится к этим процессам, считает их очень важными. Отрыв от империи, «безвиз» – мы все восприняли это с большой радостью. Какие-то сдвиги в сфере закостенелых олигархических групп, которые были при Украине, сейчас немножко эта тема меняется. Безусловно, очень сильная армия, которая создается сейчас в Украине – это все вещи, на которые нельзя не обращать внимания и считать, что ничего не делается. Также очень живо, с болью такой (Ахтем Чийгоз – КР) воспринимает тему лжепатриотов. Считает, что нужно очень четко для себя определять, что является патриотизмом, а что является лжепатриотизмом, что является геройским поступком, а что является не совсем таким. Особенно больно он воспринимает темы, связанные с политическими заключенными, которые пошли на сделку со следствием, и в результате их таких действий были посажены другие люди на огромные сроки.

– Такие, как Олег Сенцов? Мы об этом сейчас говорим и о тех, кто его оговорил?

– Такие, как Олег Сенцов, в частности, да. Ну и в нашем деле, безусловно, есть такие персонажи, которые пошли на сделку со следствием.

– Ахтем потерял мать, будучи в заключении. Как он это воспринял и как он это пережил?

– Конечно, Алие-ханум, она была удивительной женщиной, очень сильной, очень патриотичной, глубокой, нежной, доброй. Я даже не могу назвать ее свекровью по большому счету, потому что она была мне второй мамой. Она воспитала такого патриотичного, сильного, мужественного мужчину, и у Ахтема с мамой очень нежные были отношения. Конечно, ему очень тяжело, очень тяжело было. Потому что он не смог, как он сказал в последнем слове своем, в такие тяжелые для мамы дни оказаться вместе с ней и помогать ей. Но он очень рад, и я думаю, что Алие-ханум тоже была довольна, что все-таки они смогли увидеться хотя бы на десять минут. Это была очень трогательная встреча, и это очень важно было для них обоих.

– Правда ли, что вам оказывают поддержку не только жители материковой Украины, но и соседней России?

– Да. Я очень часто вижу в соцсетях людей, которые в Москве и Санкт-Петербурге проводят акции в поддержку крымских татар, в поддержку украинцев в Крыму. Каждый месяц, 18 числа, эта группа (инициативная группа «Стратегия-18»​ – ​КР) выходит в Санкт-Петербурге и в Москве с плакатами. И последний плакат был как раз таки с фразой из последнего слова Ахтема. Он говорит, что «мне суждено принять этот приговор как приговор для всего крымскотатарского народа от Российской Федерации, которая оккупировала мою родину». С таким плакатом люди выходят. И вот в последнее время Ахтем получил пять таких открыток из России, тем более это очень приятно от таких трогательных слов. Если можно, я зачитаю.

«Уважаемый Ахтем! Моя страна, Российская Федерация, сильно виновата перед вами, вашими друзьями – крымскими татарами. Не первый раз. И теперь – из-за аннексии Крыма в 2014-м году, преследования вашего народа. Вы пострадали в борьбе за свой народ, и остается только надеяться, что не напрасно. И наступит день – обязательно так будет – увы, может, не скоро, когда права крымских татар будут восстановлены, и будет вам свобода».

Или вот еще: «Здравствуйте, Ахтем, горячо желаем вам благополучного возвращения домой, увидеть свой народ свободным и процветающим, и да поможет вам Всевышний. Здоровья вам и семье. Мы думаем об Украине, Крыме, желаем победы и свободы. С уважением, Елена Захарова».

Вот это тоже не могу не прочитать. «Держитесь! Мы знаем, что вы невиновны, что вы стали жертвой русских оккупантов вашей родной земли. Берегите здоровье, тираны не вечны, свобода придет, а ваши мучители получат по заслугам. Крым – это Украина. Александр». Все эти письма из Москвы. На этих открытках есть такой штамп – «проверено». Такой штамп так же есть на конверте. Это значит, что эта открытка прочитана и допущена, разрешена к передаче Ахтему.

– Думаю, вы мечтаете о возвращении Ахтема Чийгоза домой. Как вы это себе представляете, что сделаете в первую очередь?

– Ох… Наверное, просто обниму, просто обниму, и наступит такое ощущение абсолютного спокойствия. Я молюсь об этом каждый день!

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG