Доступность ссылки

В российских тюрьмах находятся десятки, если не сотни, граждан Украины и самой России, осужденные за проукраинскую позицию, за сопротивление российской аннексии Крыма и вторжению на Донбасс. Украина их называет политзаключенными и требует освобождения. Пока почти безрезультатно. Международное сообщество имеет много успешных примеров кампаний по освобождению политических заключенных из-за решетки авторитарных режимов. Один из самых недавних ‒ освобождение политзаключенных в Беларуси.

В 2011 году бывший президент США Джордж Буш в специальном проекте Белорусской редакции Радио Свобода зачитывал имена политзаключенных, кандидатов на пост президента, арестованных после подавления акции протеста 19 декабря 2010 года: «Михалевич Алесь, Некляев Владимир, Рымашевский Виталий, Санников Андрей, Статкевич Николай».

Десятки иностранных политиков, деятелей культуры, искусства, правозащитников зачитывали в новогоднюю ночь 2011 года фамилии 700 белорусских политзаключенных в эфире Радио Свобода.

На Рождество в 2011 году, незадолго до своей смерти, личные поздравления некоторым белорусским политзаключенным прислал бывший президент Чехии Вацлав Гавел. Гавел выражал солидарность с ними и говорил о своем намерении в дальнейшем использовать все возможности, чтобы привлекать внимание международного сообщества к нарушениям прав человека в Беларуси.

«Желаю вам всего наилучшего и свободы вашей стране», ‒ писал в письмах к белорусским политзаключенным Вацлав Гавел.

Одним из тех, кто получил в тюрьме письмо Гавела, был белорусский правозащитник Алесь Беляцкий, который отбывал заключение фактически за то, что брал на Западе деньги для поддержки политзаключенных и пострадавших от репрессий.

Алесь Беляцкий
Алесь Беляцкий

40 тысяч писем поддержки одному политзаключенному

Масштаб международных усилий для прекращения в Беларуси репрессий и освобождения политзаключенных Алесь Беляцкий почувствовал на себе:

«В принципе, кампания и обращения к белорусским властям начались сразу после моего ареста в 2011 году. Обращение делали и представители международных структур, высокие чиновники ЕС, отдельных стран ‒ в частности, Литвы, Польши, Германии. Они заявляли, что мое дело политически мотивировано, требовали освобождения. Об этом же говорили международные организации, такие как Amnesty International. Давление сразу было достаточно слаженное и мощное».

Несмотря на это, Алесь Беляцкий оставался в колонии почти три года. Все это время продолжалась белорусская и международная кампания по его освобождению. Пикеты у посольств Беларуси стояли по всему миру, принимались резолюции в ООН и ОБСЕ, вводились санкции против белорусских судей, чиновников и фирм.

В 2012 году в администрацию президента Беларуси в рамках кампании Amnesty International со всего мира пришло 100 тысяч писем с требованием освобождения Алеся Беляцкого.

«Такие же письма поддержки приходили ко мне в колонию. За три года заключения я получил более 40 тысяч таких писем. Поэтому такую поддержку я ощущал практически каждый день. Результат она дала не сразу, а через три года», ‒ рассказывает он.

Акция в поддержку Алеся Беляцкого возле белорусского посольства в Париже, октябрь 2011 года
Акция в поддержку Алеся Беляцкого возле белорусского посольства в Париже, октябрь 2011 года

В течение 2014-2015 годов власти Беларуси освободили всех международно признанных политзаключенных. По мнению лидера правозащитного центра «Весна» Алеся Беляцкого, наибольшую роль здесь сыграли давление международного сообщества и персональные визовые и имущественные санкции против Александра Лукашенко и его окружения, введенные ЕС и США. В санкционные списки ЕС в свое время входили более 250 белорусских чиновников и десятки компаний. После освобождения политзаключенных санкции были отменены.

Алеся Беляцкого встречают на свободе, Минск, июнь 2014 года
Алеся Беляцкого встречают на свободе, Минск, июнь 2014 года

Похожая ситуация была также в 2008 году, когда освободили из тюрьмы экс-кандидата в президенты Александа Козулина и других политзаключенных. Первая волна освобождений совпала с агрессией России против Грузии, вторая ‒ с аннексией Россией Крыма и ее военными действиями на Донбассе.

Лукашенко хочет дистанцироваться от России

В этих геополитических условиях Александр Лукашенко, обычно очень неуступчивый, подвергся давлению Запада, освободил политзаключенных и начал нормализовать отношения Беларуси с ЕС и США, говорит минский политолог Александр Класковский:

«Подействовал на Лукашенко целый комплекс факторов. Он принимал во внимание и то, что надо как-то аккуратно дистанцироваться от России после Крыма, а для этого надо улучшать взаимоотношения с Западом. Учитывал он также и то, что в самой Беларуси есть гражданское общество, есть люди, которые поднимают голос в защиту демократии и прав человека. Если бы здесь все молчали, то и Запад легче шел бы на геополитические сделки с режимом, не ставя ему никаких требований».

Александр Класковский
Александр Класковский

Александр Класковский считает, что относительно Владимира Путина опыт давления на Александра Лукашенко международному сообществу будет трудно повторить:

«Беларусь ‒ это маленькая диктатура, которая должна маневрировать, которая очень зависит от Запада, особенно в ситуации после Крыма. Белорусский опыт уникален, его трудно скопировать и механически перенести на эти же российские реалии. Но все же капля камень точит, и российские власти не могут без конца эксплуатировать эту имперскую идею. Социология показывает, что российский народ устал от этих псевдопобед на международной арене. И Путин чувствует кризис имперской истерии, то, что проседает экономика, и эти факторы будут влиять на то, что не напрасны будут и усилия российского гражданского общества в подобных кампаниях, в обороне определенного круга лиц от политического преследования».

Разгон послевыборной демонстрации в Минске, 19 декабря 2010 года
Разгон послевыборной демонстрации в Минске, 19 декабря 2010 года

Поддержка с Востока

События 2010-2011 годов в Беларуси запомнились как фактический разгром оппозиционных структур, независимых СМИ, правозащитных организаций. Месяцами шли административные и уголовные судебные конвейеры, власти Беларуси игнорировали все призывы Запада и имели политическую поддержку только из России и стран СНГ. Но неожиданно и белорусское гражданское сообщество получило поддержку с Востока ‒ почти стихийно возникала Международная наблюдательная миссия при Комитете международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси.

Эту миссию возглавлял российский правозащитник Андрей Юров, которого белорусские власти выслали из страны, как и многих других российских и украинских правозащитников. Но миссия действовала, иногда даже подпольно, и распространяла информацию о репрессиях в Беларуси. В то же время правозащитники из стран Запада просто не получали белорусских виз.

Позже Андрей Юров попал в Консультативный совет по делам развития гражданского общества и правам человека при президенте Российской Федерации.

Андрей Юров
Андрей Юров

Андрей Юров не уверен, что белорусский опыт можно было бы сейчас повторить в России:

«Во-первых, белорусское общество организовано совершенно иначе. То, что Россия и Беларусь тесно соединены на правительственном уровне, не означает, что и общества похожи. Они совсем не похожи, и ситуация совершенно иная. Беларусь пытается быть между Россией и Европой. У нее такая игра. У России совсем другая игра. Поэтому все, что было эффективно для Беларуси, для России скорее вредно. Такие меры не работают ‒ они их (власть ‒ КР) только злят».

Ответа на вопрос, какие меры могли бы сработать в России и помочь освобождению политзаключенных, Юров не имеет:

«Если бы мы знали эти методы, мы бы их давно применили. Мы же много лет в этой стране живем, и у нас ничего не получается. То, что мы сейчас попробуем, ничего не работает... Люди получают огромные сроки заключения. Не важно ‒ украинские граждане, российские... Никакие акции ни к чему не приводят. Представители оппозиции отбывают свой срок полностью и только тогда выходят».

Напоминать миру об украинских политзаключенных Путина

Гражданское сообщество имеет мало рычагов давления на власть авторитарных государств, считает и председатель правозащитного центра «Весна», бывший политзаключенный Алесь Беляцкий:

«Мы, я убежден, должны занимать твердую и ясную позицию и любыми средствами добиваться освобождения политзаключенных. Другое дело, что в больших странах, государствах-гигантах, этого добиться сложнее. Здесь Беларусь лучше сравнить с Азербайджаном, где также под давлением международного сообщества президент Алиев был вынужден выпустить правозащитников, журналистку Хадиджу Исмаилову и других политзаключенных».

«С крупными странами хуже, ‒ добавляет Беляцкий. ‒ Мы имеем даже редкий случай, когда лауреат Нобелевской премии мира в Китае умер в заключении. С большими странами действуют двойные стандарты и геополитические аргументы, экономические факторы. Поэтому, конечно, с Россией труднее, но этого надо добиваться и ставить этот вопрос на повестку дня».

По мнению белорусского правозащитника, крайне важно, чтобы мир не забывал о политзаключенных, в частности ‒ украинцах в российских тюрьмах.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG