Доступность ссылки

(Предыдущий блог – здесь)

В период моего тюремного заключения я встречал достаточно много интересных людей, которые имели весьма весомое значение в этом мире. Многие из них обладали влиянием на то население, которое называется «преступным», а часть реальной властью в обществе. Но мне практически не встречались те, кого называют политическими заключенными. Хайсер Джемилев был единственным. Но тогда к данной категории арестантов я себя не относил, Хайсер, вероятно, тоже. Позже абсолютным шоком стало то, что нас, оказывается, очень много. И претерпели мы много очень похожих, гнусных и злых вещей со стороны Российской Федерации. Поэтому было так больно. В те дни я не верил, что мое государство может как-либо бороться за своих граждан. Таких случаев не было на моей памяти. Но Революция Достоинства абсолютно все изменила. Раз и навсегда.

Мой сокамерник Максим рассказал, что Хайсер Джемилев сейчас находится в камере с одним весьма интересным человеком, имеющим «погоняло» Николаевич. Как раз с Максимом он ранее и сидел вместе. По его словам, Николаевич один из самых последних наркоманов во всем следственном изоляторе. Несколько историй из жизни этого персонажа помогли мне понять, что это за индивидуум. Вот одна из них.

Николаевич – один из самых последних наркоманов во всем СИЗО. Жизнь рядом с ним была несносной. Вот такой человек и попал в камеру к Хайсеру Джемилеву. Совпадение?

​Как-то раз он и его подельник следили за жильцами некоей квартиры, в которой, предположительно, хранились несусветные богатства. Ждали, пока те на длительное время оставят ее без присмотра, а когда время настало, они проникли внутрь, но не смогли найти ничего ценного. Жажда денег и последующей дозы заставила их разворотить паркет и сорвать обои, но вдруг в замочной скважине стал проворачиваться ключ. Началась паника, судорожное размышление о том, куда бежать и что делать. Квартира находилась на высоком этаже, поэтому выпрыгнуть через окно не представлялось возможным. Тогда Николаевич весьма и весьма тучный мужчина весом сто двадцать килограммов предложил: подельник откроет дверь, а он всей массой ринется вперед, собьет с ног хозяина квартиры и даст возможность им сбежать. Так и поступили. Николаевич бежал по лестнице и кричал: «Воры! Вызовите милицию!». Кто-то открыл дверь и спросил, что происходит. Николаевич забежал в квартиру и попросил срочно вызвать правоохранителей, ведь его квартиру под номером «N» грабят. Пока хозяйка звонила, авантюрист схватил ее сумочку и побежал дальше… Но фатальным для него стал совсем другой инцидент, довольно смешной. Испытывая невероятную наркотическую ломку, он в обеденное время забежал в магазин сотовой связи, схватил с витрины попавшиеся под руку мобильные телефоны и начал убегать. Но Николаевич немного не рассчитал движения своего тела, потерял координацию и влетел в стеклянную дверь, не заметив ее второпях. Так его и арестовали…

Тут, в симферопольском следственном изоляторе, заключенные могут заходить в различные помещения, передвигаться из камеры в камеру. При этом администрация делает на этом бизнес. Например, по продаже наркотиков. Как мне рассказывали, до моего этапирования в данную тюрьму был арестован сотрудник следственного изолятора, который разносил пятилитровую бутыль с наркотиками по камерам. Многие заключенные имели ключи от камеры при себе или распорки в середине камеры, что препятствовало проникновению в нее кого-то извне. Все эти факторы создавали благоприятные условия для того, чтобы наркоман мог получать дозы. Николаевич делал себе две инъекции в день – утром и вечером. Он практически все время лежал на своей «шконке», курил, стряхивая пепел на пол. Когда наркотик заканчивался, в нем просыпалась невероятная находчивость и предприимчивость. Он обманом («разводом»), используя новоприбывших, и не только заключенных, добывал себе все, что можно обменять, продать или использовать для получения «зелья». Естественно, жизнь рядом с таким человеком была несносной. Он разлагался заживо. В скором времени Николаевича заказали на перевод в другую камеру… Вот такой человек и попал в камеру к Хайсеру Джемилеву, сыну Мустафы Джемилева. Совпадение?

Каждое утро «продольные» вели сына Мустафы Джемилева в помещение для постовых, где его допрашивали часами в отсутствии адвокатов

​Как рассказывал мне Максим, Николаевич использовал материальное положение Хайсера и свои знания о тюремной жизни, чтобы наживаться и находить новые дозы. Время от времени, утром или вечером, Николаевич кричал из-за двери в коридор, зовя охранника и прося, чтобы тот сходил в камеру по определенному номеру, где ему передадут пачку сигарет. Хитрый наркозависимый арестант слезно просил сотрудника ему помочь, говорил что не может без сигарет, а те, что должны ему передать, он якобы забыл забрать, переезжая из камеры. Конечно, охранник и сам Николаевич понимали, что в пачке содержатся отнюдь не сигареты. Постовые пытались разговаривать с ним, говорить, что так же жить нельзя, что он уже гниет, что умирает, но, в очередной раз осознавая тщетность своих попыток, уходили за новой дозой.

Мне трудно представить, каково было Хайсеру. Я знаю лишь одно: во время моего пребывания в СИЗО каждое утро «продольные» вели сына Мустафы Джемилева в помещение для постовых, где его допрашивали часами в отсутствии адвокатов. Иногда Хайсер кричал «да» или «нет». Не трудно понять, какое, как минимум психологическое, давление на него оказывалось…

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG