Доступность ссылки

Президент Сербии Александр Вучич объявил о начале "общенационального диалога по проблеме Косова". К дискуссиям приглашены политики, ученые, представители гражданского общества и церковь. Сценарий Вучича, судя по его акцентам, предполагает отказ от блокирования интеграции Косова в международные организации и дистанцирование от России. Однако выход Сербии из косовского тупика не вписывается в планы Москвы, которая использует проблему Косова в своем противостоянии с Западом.

"Еще вчера он отправлял поезд с надписью "Косово – это Сербия", а сегодня говорит о "новой реальности". Те, кто превратил жителей целого государства в беженцев и поссорил нас с Европой, сегодня призывают к диалогу и признанию свершившихся фактов. Какая миролюбивая и мудрая политика! Жаль, что эта черта не проявилась у Вучича в ранней молодости, когда он вместе с радикалами удерживал Милошевича у власти". Внутрисербский диалог, инициированный Вучичем, формально еще не начался, но, судя по этим эмоциям, основной сигнал избиратели уловили: пришло время разделить с обществом ответственность за провальную политику последних десятилетий и будущие непопулярные решения.

Если оставим этот вопрос нерешенным, наши дети опять будут сражаться, и неизвестно, найдется ли решение через 10, 20 или 100 лет…

Ирония судьбы в том, что поставить последнюю точку в косовском вопросе берется деятель, активно участвовавший в 1990-е годы в продвижении националиcтической антизападной политики, которая подпитывала конфликты в бывшей Югославии. Молодой радикал Вучич в середине 90-х призывал убивать по 100 боснийских мусульман за каждого серба. А во время бомбардировок Сербии в 1999 году, когда Вучич был министром информации в правительстве национального единства, он гордился тем, что государственные объекты стали "мишенью для агрессора". Дескать, удары НАТО подтверждают, что сербские власти "правильно делали свою работу".

После крушения режима Милошевича в 2000 году и нескольких неудач радикалов на выборах пришло время менять политическую платформу. Сербская прогрессивная партия, которую Вучич создал вместе с Томиславом Николичем, лидировала на выборах 2012 года с проевропейской программой. "Только ослы не меняются", – объяснял Вучич эволюцию своих взглядов. Логика такова: то, что произошло в 90-е, нельзя изменить, но это не должно препятствовать денежным потокам и интеграции Сербии в Европу. При Вучиче-премьере Сербия начала переговоры о присоединении к Евросоюзу и продолжила налаживать тесные связи с НАТО, к сотрудничеству с которой Белград обязывают мирные договоренности по Косову.

"Некоторые скажут: посмотрите на него, он хочет признать независимость Косова. Если оставим этот вопрос нерешенным, наши дети опять будут сражаться, и неизвестно, найдется ли решение через 10, 20 или 100 лет… Мы должны поместить этот вопрос в реальные рамки и не мешать будущему наших детей", – рассуждает нынешний президент. И хотя сербское общество, по его словам, еще не готово по-новому взглянуть на ситуацию, он обещает не отступать. При этом Вучич отвергает возможность формального признания косовской независимости. Такое признание в Сербии по-прежнему воспринимается как политическое самоубийство.

Президенты Косова и Сербии Хашим Тачи (слева) и Александр Вучич и глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини на переговорах в Брюсселе, 3 июня 2017
Президенты Косова и Сербии Хашим Тачи (слева) и Александр Вучич и глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини на переговорах в Брюсселе, 3 июня 2017

Европейский союз официально не требует от сербских властей признать Косово (в самом ЕС этого до сих пор не сделали пять стран). Однако Брюссель настаивает на "видимом и устойчивом" улучшении отношений между Белградом и Приштиной. Иными словами, вступление Сербии в ЕС напрямую зависит от признания странами Евросоюза ее успехов на пути примирения с отколовшейся провинцией. Тридцать пятая глава на евроинтеграционных переговорах, по сути, является блокирующей для Сербии. В ней говорится о необходимости всеобъемлющей нормализации отношений с Косовом, а также о том, что в случае застоя на этом пути по вине Белграда Еврокомиссия не станет рекомендовать открытие или закрытие интеграционных переговоров по другим главам.

В ближайшие годы Сербия могла бы закончить необходимые реформы, однако их динамика находится под влиянием многих политических факторов, включая косовский, поясняет Радио Свобода директор по исследованиям белградского Центра международной политики и безопасности Игор Новакович.

– Если и говорить о повороте на косовском направлении, то он произошел в 2011 году, когда начались переговоры о нормализации отношений с Косово при посредничестве ЕС, или в 2013-м, когда было подписано Брюссельское соглашение, предусматривающее создание Сообщества сербских муниципалитетов для сербского меньшинства в Косове. Сейчас же мы наблюдаем подключение общественности к этому процессу. Цель политических заявлений – ознакомить общество с ситуацией, которая складывается в диалоге с Косовом, и обеспечить консенсус по поводу будущих решений.

Белград в обозримом будущем планирует подписать с Приштиной юридически обязывающее соглашение, которое позволило бы сербским властям закончить переговоры по 35-й главе. Сейчас трудно сказать, ускорится ли после этого процесс евроинтеграции, но ясно, что урегулирование отношений уменьшит количество политических препятствий на пути в ЕС и сделает этот процесс более предсказуемым, – говорит Игор Новакович.

Урегулирование отношений уменьшит количество политических препятствий на пути в ЕС

Судя по недавнему опросу, две трети граждан Сербии поддерживают инициативу Вучича о внутреннем диалоге по косовскому вопросу. Кроме того, исследования показывают, что три четверти выступают против восстановления контроля над отколовшимся краем силовым путем. Подавляющее большинство поддерживают нормализацию отношений с Приштиной, но отказались бы от вступления в Евросоюз, если бы условием стало формальное признание косовской независимости.

На этих чувствах играют политические оппоненты Вучича из пророссийского консервативного лагеря и Сербская православная церковь, которые называют планы президента подготовкой к "сдаче" Косова и отказу от "колыбели сербской нации".

На фоне распада Югославии в начале 90-х сербские власти не могли воспрепятствовать выстраиванию в Косове, где 90 процентов населения составляют албанцы, параллельного государства. Косовские албанцы, лишенные в конце 80-х автономии, провели в 1991 году референдум о независимости, но оформить ее они смогли только после войны 1998–99 годов, унесшей 12 тысяч жизней, ввода сил НАТО и длительного дипломатического процесса.

Провозглашение независимости Косова в 2008 году не вывело Балканы из равновесия. Но отсутствие соглашения с Сербией осложнило старт нового государства, а заодно и европейскую перспективу всего региона. Евросоюз, занятый внутренними проблемами, в последние годы терял влияние на Балканах, что привело к росту евроскептицизма, прежде всего в самой Сербии. Между тем многие эксперты убеждены, что до окончания европейской интеграции Западных Балкан этот проект будет оставаться незавершенным с точки зрения безопасности. Такого мнения придерживается директор Центра внешней политики в Белграде Александра Йоксимович.

Акция протеста косовских сербов в городе Митровица, январь 2017
Акция протеста косовских сербов в городе Митровица, январь 2017

– Президент Вучич подчеркивает, что нам нужно учитывать реальность, что невозможно вернуть то, что утрачено, но с другой стороны, необходимо смотреть в будущее. Сейчас сербские власти пытаются найти платформу, которая получила бы широкую поддержку в обществе в условиях, когда диалог о нормализации отношений с Приштиной входит в новую фазу. При этом многие достигнутые договоренности еще не реализованы – как, например, Соглашение о создании сообщества сербских муниципалитетов, которое для Сербии имеет особое значение.

Сербия – ключевая страна, от которой зависит общая стабильность и скорость интеграции всего региона. В то же время следует понимать, что неопределенность европейской перспективы отбрасывает балканские страны назад и создает дефицит демократии. В последнее время это четко проявилось в Македонии, где внутриполитический кризис едва не перерос в столкновения. Недостаточное присутствие Евросоюза в регионе ведет, кроме того, к усилению влияния таких стран, как Турция и Россия, – говорит в беседе с Радио Свобода Александра Йоксимович.

Желание Белграда как можно скорее устранить косовское препятствие на пути в Евросоюз – неприятный сигнал для Москвы, поскольку это повлечет и корректировку сербского внешнеполитического курса. Вучичу, который часто прибегает к показному русофильству и отвергает возможность присоединения к санкциям против Москвы, в условиях затянувшегося кризиса в отношениях России и Запада балансировать все сложнее. А от Белграда все настойчивее требуют привести внешнеполитический курс в соответствие с политикой ЕС.

Недостаточное присутствие Евросоюза в регионе ведет к усилению влияния таких стран, как Турция и Россия

Российские власти активно используют косовский сюжет в пропагандистских целях, пытаясь оправдать аннексию Крыма и в целом свою политику, направленную на подрыв суверенитета ближайших соседей. Вне зависимости от урегулирования отношений между Белградом и Приштиной, Москва, как считают некоторые эксперты, продолжит политику маргинализации Косова на международной арене, пытаясь поставить под вопрос успех самого амбициозного миротворческого проекта США и Евросоюза. Неясно, ограничится ли при этом Россия дипломатическими методами и пропагандой или же попытается спровоцировать нестабильность в населенных сербами районах Косова в опоре на радикально-националистические группы, с которыми Москва развивает сотрудничество.

Все годы косовской независимости российская дипломатия занимается дискредитацией местной политической элиты и активно критикует ее "западных покровителей". Российский МИД называет Косово "криминальным анклавом и пристанищем для бандитов и террористов", хотя и приветствовал в свое время переговоры Белграда и Приштины о нормализации отношений.

Российские СМИ то и дело пугают "великоалбанским сценарием" и попытками США и НАТО "разжечь новые конфликты в регионе". В последние недели антиалбанская кампания через российские ресурсы на Балканах заметно усилилась. В ход пущен и такой тезис: почему сербы должны смириться с существующим положением дел в Косове, если когда-то не смирились с Гитлером?

И хотя внутрисербский диалог о косовской проблеме не предполагает иностранного участия, российский фактор стал в нем одним из наиболее значимых. Особенно после того, как министр иностранных дел Ивица Дачич, настаивающий на разделе Косова на сербскую и албанскую части, заявил, что Россия поддержит эту идею, если она будет представлена как официальная позиция Сербии. Интересно, что в Москве не опровергают высказывания Дачича, несмотря на нереалистичность его предложений.

Переговоры Владимира Путина и тогдашнего президента Сербии Томислава Николича. Москва, 2016 год
Переговоры Владимира Путина и тогдашнего президента Сербии Томислава Николича. Москва, 2016 год

Политическая элита Сербии на самом деле отдает себе отчет в том, что США и ЕC не станут рассматривать предложения, выходящие за пределы косовской конституции, которая, в свою очередь, основана на "плане Ахтисаари", в котором подробно описаны вопросы децентрализации и местного самоуправления, защиты прав различных сообществ и культурного наследия. Кроме того, международные решения, принятые с участием России, исключают территориальные изменения в Косове. Однако пророссийские политики периодически возвращаются к этой теме, пытаясь создать видимость пространства для маневра с участием Кремля.

Директор Форума по этническим отношениям Душан Янич полагает, что для России не имеют особого значения будущие шаги Сербии на косовском направлении, но Москва продолжит играть на противоречиях в регионе, чтобы остановить евроатлантическую интеграцию и помешать Вашингтону завершить урегулирование в Боснии и Косове.

То, что Россию действительно беспокоит, – это возможность присоединения Сербии к НАТО

– В заявлениях политиков-русофилов я вижу конфликтную философию, которая сводится к тому, что было бы неплохо устроить столкновения и разойтись с большим треском. Дачич выступает с идеей, которая, по его мнению, должна заинтересовать Москву. Но для России по большому счету не имеет значения, как будет поступать Сербия на косовском направлении, поскольку в Москве понимают, что эта битва проиграна. Москва, конечно, поддержит любые требования Сербии, даже если та попытается установить контроль над севером Косова, – ответственность за это в любом случае ляжет на Белград. То, что Россию действительно беспокоит, – это интеграционные процессы на Балканах и возможность присоединения Сербии к НАТО.

Российская позиция в последние годы изменилась. Если еще недавно в Москве говорили, что не возражают против интеграции Сербии в ЕС, то теперь подход такой: вы можете вступать в Евросоюз, но тогда не будете нашим стратегическим партнером. А если войдете в НАТО, мы станем врагами. Москва воспользуется всеми своими ресурсами, в том числе будет оказывать влияние на ситуацию через Милорада Додика в Республике Сербской (в Боснии) или через таких русофилов в Сербии, как тот же Дачич, Томислав Николич или Александр Вулин. Остается лишь надеяться, что Россия не станет злоупотреблять своими возможностями, – говорит Душан Янич.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG