Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Парламент автономной Каталонии принял закон о проведении 1 октября референдума о независимости. Это событие прошло бы незамеченным, если бы не массовая истерия в российских СМИ – газеты и радиостанции наперебой сравнивали нынешнюю каталонскую ситуацию с крымской трехлетней давности и пророчили раскол ЕС и признание российского статуса полуострова. И поэтому, несмотря на то, что до референдума еще две недели, нелишним будет показать на пальцах, что Крым – не Каталония.

Во-первых, и это самое главное, каталонцы – это не только население одноименного испанского региона, но и самостоятельный народ, ведущий свою историю со Средневековья. Каталанский (català) язык с его 11,6 млн носителей, вопреки поверхностному взгляду, ближе не к испанскому (точнее, кастильскому), а к окситанскому, распространенному на юге Франции. Каталанской литературе посвящены отдельные статьи в мировых энциклопедиях. И именно на праве этнических каталонцев (а не всех жителей Каталонии) на самоопределение и базируется нынешнее движение за независимость региона.

Все попытки говорить о «народе Крыма», якобы реализовавшем свое «право на самоопределение», являются пропагандой, маскирующей российскую агрессию

В противоположность этому никакого «народа Крыма» в этническом, и уж тем более «крымской нации» в политическом смысле не существует. Крымчане как сугубо географическая общность состоят из крымских татар, крымских караимов и крымчаков как коренных народов, представителей русской и украинской наций, а также других разнообразных, но немногочисленных групп населения. Крымчан в современном смысле не объединяет ни родной язык, ни религия, ни (с 2014 года) общие политические права. Таким образом, все попытки говорить о «народе Крыма», якобы реализовавшем свое «право на самоопределение», являются пропагандой, маскирующей российскую агрессию. Право на самоопределение и исключительно в правовом поле Украины имеют лишь коренные народы, но никак не все население полуострова.

Борьба каталонского национального движения в 19 – начале 20 века завершилась в 1932 году обретением регионом автономии

Во-вторых, графства Каталонии обрели независимость еще в 988 году, а постепенно из них сложилось и государство со столицей в Барселоне. В 1137 году Каталония объединилась с королевством Арагона, а в 1469 году Арагон объединился с Кастилией личной унией (с 1516 года формально – единое Испанское королевство). При этом Каталония каждый раз сохраняла свои права и привилегии, включая собственный парламент. Давление со стороны центральной власти в 17 веке привело к восстанию и провозглашению независимой Каталонской республики в 1640 году (захвачена испанцами в 1652 году). После Войны за испанское наследство и еще одного взятия Барселоны испанцами 11 сентября 1714 года была отменена каталонская конституция, закрыты каталонские университеты и запрещено использование каталанского языка в делопроизводстве и школьном обучении. Репрессии приводили к восстаниям (в 1871 году Каталония едва не вышла из состава Испании). Борьба каталонского национального движения в 19 – начале 20 века завершилась в 1932 году обретением регионом автономии, потерянной в 1939 году, восстановленной в 1978 году и расширенной в 2006 году.

В противоположность этому Крым как административная единица в статусе области был передан из состава советской России в состав советской Украины по решению высших органов власти СССР (1954 г.), закрепленному позднее в республиканских конституциях РСФСР и УССР (1978 г.) и в специальном двустороннем договоре между ними (1990 г.). В этот период Крым не имел никакой формы государственности, и передача осуществлялась не от имени крымского населения. Таким образом, Симферополь с Киевом не связывали никакие договорные двусторонние обязательства, а нынешний автономный статус Крымом был получен именно в составе УССР (1991 г.) и признан независимой Украиной. Никакой многовековой борьбы крымчан с Киевом за свои права не могло быть в принципе.

В-третьих, каталонцы борются, давно и последовательно, именно за независимость своего региона. Декларация о суверенитете Каталонии в составе Испании была провозглашена в 2013 году, а в 2015 году принята резолюция об отделении от остальной страны. Это делает каталоно-испанский конфликт исключительно внутренним делом Испании, поскольку Барселона не предъявляет территориальных претензий на французские земли исторической Каталонии, а Париж не поддерживает каталонское движение.

Идея полной независимости Крыма, как абсолютно неосуществимая с экономической точки зрения, была на полуострове маргинальной среди маргинальных

В противоположность этому идея полной независимости Крыма, как абсолютно неосуществимая с экономической точки зрения, была на полуострове маргинальной среди маргинальных, а ее место занимало требование объединения с Россией. Уже одно это обстоятельство делает невозможным проведение параллелей между Крымом и Каталонией. Крымская ситуация с самого начала была подобна «танго втроем» между Киевом, Симферополем и Москвой.

В-четвертых, движение за независимость Каталонии (в силу упомянутых выше причин) имеет действительно массовую и действительно внутреннюю поддержку каталонцев. Неофициальные консультативные референдумы о независимости Автономной области Каталония прошли в 2009 и 2010 гг. с результатом «за» 96% и 95% соответственно. На опросе о политическом будущем Каталонии в 2014 году 80% голосовавших выбрали пункт о полной независимости, еще 10% – о расширении прав региона в составе Испании. С 2012 года большинство в каталонском парламенте составляют депутаты-сторонники независимости.

В противоположность этому сторонники именно присоединения Крыма к России (а не просто «братских» отношений) демонстрировали весьма скромные успехи. Согласно исследованию Центра Разумкова 2008 года, за выход Крыма из состава Украины и присоединение к России высказалось 63,8% жителей Автономной Республики Крым и 72,4% жителей Севастополя. Поквартальные отчеты Программы развития ООН в Крыму свидетельствуют о снижении доли сторонников присоединения Крыма к России с 70% до 65% с 2009 по 2011 год. Но как только респондентам задавали сформулированный иначе вопрос об оптимальном статусе Крыма, кардинально менялась и картина ответов: лишь 43–45% высказывались за превращение в субъект Российской Федерации, а 26–32% – за сохранение автономии в составе Украины. По данным Research&Branding Group число крымчан, выступающих за украинский статус Крыма, впервые превысило число сторонников российского статуса в соотношении 40% против 38% в 2012 году. Опросы Института Гэллапа зафиксировали снижение среди крымчан удельного веса сторонников передачи Крыма от Украины к России с 33% в октябре 2011 года до 23% в мае 2013 года. По данным Киевского международного института социологии в 2013 году 36% крымчан выступали за объединение Украины с Россией. Похоже обстояли в Верховной Раде АРК. В 1994 году в крымском парламенте однозначно пророссийскими были 58 депутатов из 100. В 1998 году – шестеро. В 2002 году – пятеро. В 2006 году – 23 депутата. В 2010 году – 8 депутатов (при этом «Русское единство» во главе с Сергеем Аксеновым, впоследствии ставшим проводником российской аннексии, набрало лишь 4% голосов). Так что верить российской пропаганде о якобы 95% поддержке крымчанами «возвращения в родную гавань» нет ни малейшего основания.

Ну и наконец в-пятых, last but not least (последний по порядку, но не по важности), борьба Каталонии за независимость опирается исключительно на внутренние силы – на высокое самосознание отдельного народа с собственной культурой и мощной экономикой, причем борьба эта ведется исключительно в правовом поле (хотя эти права и по-разному толкуют в Мадриде и Барселоне).

В конце марта 2014 года правительство Каталонии разослало по посольствам стран ЕС документ под названием «Каталония – это не Крым»

В противоположность этому крымский «сепаратизм» на самом деле был инспирирован из Москвы и использовался ею для легализации аннексии полуострова – что уже признано большинством стран мира. Что характерно, обе стороны каталоно-испанского конфликта солидарны по этому вопросу. В конце марта 2014 года правительство Каталонии разослало по посольствам стран ЕС документ под названием «Каталония – это не Крым», в котором объяснило разницу между крымским референдумом и грядущим голосованием о будущем испанской автономии. По мнению каталонских властей, крымский референдум был «попыткой легитимировать аннексию части территории независимого государства при помощи военной агрессии», власти Крыма действовали под давлением «оккупационных войск», не было соблюдено право на свободное выражение мнений, а жителям полуострова искусственно ограничили выбор, не дав возможности проголосовать за сохранение статус-кво. Те же слова повторило испанское издание El Pais на прошлой неделе: «властям Крыма повезло, что их демагогию заглушил грохот российских танков. Вторгнувшись на полуостров, они нарушили десять международно-обязательных правовых постановлений. Каталонцам еще повезло, что их соседом является Андорра, а не путинская Россия». Российские «зеленые человечки», захватившие крымский парламент, сделали бесполезными ссылки на каталонский прецедент.

Так что вне зависимости от того, чем завершится (если состоится) референдум о независимости Каталонии 1 октября этого года, Кремлю бессмысленно рассчитывать на оправдание российской аннексии Крыма этим событием.

Потому что Крым – не Каталония.

Андрей Введенский, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG