Доступность ссылки

Тамила Ташева: Если оставаться в Крыму, то нужно не отрываться от всего, что переживает и делает твой народ


Тамила Ташева

В гостях «Дневного шоу» на Радио Крым.Реалии – координатор общественной инициативы «КрымSOS» Тамила Ташева. С ней говорим о ее детстве в Крыму, правозащитной деятельности и возвращении полуострова под контроль Украины.

– О чем ты мечтала в детстве?

– Лет с девяти я мечтала стать филологом арабского. И стала – но лет в 20 об этом пожалела. Я начала активно заниматься общественной деятельностью, мелким политическим консультированием. Мне стало не интересно быть просто филологом.

– Как родители отнеслись к тому, что ты выбрала арабский?

– Учебник арабского мне купила мама – ей тоже очень нравилась эта культура. Также важно вспомнить, что в начале 90-х и турки, и арабы ехали в Крым, чтобы учить нормам ислама. И тогда я тоже, будучи маленькой девочкой, начала ходить в мечеть, изучать коранический язык. Имам подарил мне Коран, который приехал из Мекки, меня поили священной водой Замзам (колодец в Мекке – КР) ... Все это накладывалось на более взрослые, осознанные мечты.

– Остается ли в твоей сегодняшней жизни место той профессии, которую ты когда-то выбрала?

– Мне кажется, нет. Хотя кое-что мне понадобилось, когда мы начали заниматься «КрымSOS» и продвижением вопросов, связанных с нарушением прав человека. Я чуть лучше понимаю людей из арабского мира, чем те, кто совершенно не знает этой культуры.

Тамила Ташева
Тамила Ташева

– Была ли ты белой вороной, когда приехала в Киев?

– В определенном смысле – да. И остаюсь такой в рамках большой семьи, своих родственников, потому что в идеальном понимании крымскотатарская девушка должна достаточно рано выйти замуж. Мама иногда шутит, что нужно было меня выдать замуж в 18 лет – и тогда все было бы нормально.

Шаги в Киеве никогда не были простыми. Это большой город, где всего нужно добиваться самому. Моя семья – очень простая. Отец работал на стеклотарном заводе в Симферополе, мама – чем только ни занималась после возвращения из мест депортации. Как и все крымскотатарские родители, они старались все вкладывать в детей. Нас в семье трое, и у всех есть высшее образование, все нашли себя в профессиях.

– По твоим наблюдениям, что знали на материковой части Украины о Крыме до событий 2014 года?

– Знали минимально. Как раз поэтому я, Алим (Алиев – КР), Сева Мусаева (Севгиль Мусаева-Боровик – КР) пытались рассказывать материковой части страны о том, кто такие крымские татары. Начинали делать фестивали, различные презентации – все было связано с крымскотатарской культурой. Я помню, как мы с Олегом Скрипкой делали фестиваль «Країна мрій» с отдельной площадкой по Крыму. В первый раз у нас собралось человек 100, на следующий год – уже 200-300 людей.

Сейчас на мероприятиях, связанных с крымскими татарами, всегда аншлаг. Да, с одной стороны, это эмпатия после событий 2014 года. Но с другой – люди открыли для себя новую культуру.

– Каким был набор ассоциаций у киевлян о крымских татарах до аннексии?

– Его или не было совсем, или он был с достаточно негативной коннотацией. Чаще всего говорили: а, это те, что весной выходят с палками, или те, кто воровал женщин в Украине… Это картинки из СМИ, школьных учебников. Я тоже училась по учебникам украинским, но, на самом деле, наполнение в них было антиукраинское.

– С чем у тебя ассоциируется Крым?

– Мое место силы в Крыму – это Бахчисарай. Место на обрыве, где скалы и вид на Бахчисарайский дворец. Это место, где у меня все родное. Там живут мои родители, моя сестра, там похоронена моя прабабушка, которая мне очень многое дала в восприятии крымских татар. Это ощущение, которого я не буду иметь ни в каком другом месте.

– В начале 90-х, когда крымские татары возвращались на материк, их не всегда хорошо принимали. Помнишь ли ты это?

– Мало кому из крымских татар было легко. Когда мы переехали – это было очень счастливое время. С одной стороны, мы понимали, что будет очень тяжело. Мы переехали из двухэтажного дома в Самарканде в двухкомнатную времянку без ничего. Но с другой стороны, был ряд семей, которые жили на той же улице в селе Фонтаны.

Но когда я пошла в первый класс, некоторые дети говорили: «Зачем вы сюда приехали? Уезжайте домой». Я отвечала на это, иногда дралась. Но позже в школе появилось больше крымскотатарских детей и стало проще.

– Кем ты была в январе 2014 года?

– Активистом Майдана, пиар-директором украинской группы «ТіК».

– Ты планировала что-то на ближайшие три-пять лет?

– Я хотела совершенствоваться в сфере музыкального продюсирования и пиара. Я мечтала, что после Майдана я куда-то поеду и отдохну, очень хотела в Грузию. Но потом все произошло с Крымом, и необходимо было реагировать на события.

Тамила Ташева
Тамила Ташева

– Вы отреагировали, создали «КрымSOS». Чем эта инициатива занимается спустя три с половиной года?

– Мы уже давно не занимаемся только проблемами переселенцев. Наша миссия – это деоккупация Крыма, работа с последствиями войны. Последствия войны – это переселенцы, вещи, связанные с миростроительством. Мы занимаемся мониторингом нарушений прав человека в Крыму и реальной помощью. Мы поддерживаем жертв политических репрессий, работаем на международном уровне, продвигаем резолюции, которые принимаются.

Кроме этого, мы продолжаем заниматься культурной деятельностью, снимаем фильмы.

Съемки документального фильма «Мустафа»
Съемки документального фильма «Мустафа»

– Кем ты называешь себя сейчас?

– Правозащитником.

– Что ты могла бы посоветовать молодежи, особенно крымским татарам, которые сейчас живут в Крыму? На что им стоит тратить свое время?

– Однозначно, на образование. Но я не уверена, что молодым людям в Крыму необходимо там оставаться. Если ты молодой ум, за время учебы в Крыму тебя, скорее всего, лишат возможности критического мышления. Поэтому, если есть возможность – лучше уезжать, получать хорошее образование в Киеве, любом другом городе, за рубежом. А если оставаться в Крыму, то нужно стараться не быть оторванным от всего, что переживает и делает твой народ.

Для меня была показательной эта суббота – когда люди вышли на одиночные пикеты. Да, против них завели административные дела, но это не означает, что этого не нужно делать.

– Но если вывезти всех молодых и амбициозных и дать им образование, то в Крыму останутся старики наедине с российской силовой системой. Как соблюсти баланс?

– Соблюсти баланс очень сложно. Но если ты понимаешь, что, находясь в Крыму, ты не можешь защитить себя и своих близких, то лучше поедь, обучись и вернись назад. Потому что находясь в том информационном поле, изучая историю России и все связанное с российской политикой, ты вряд ли вырастешь тем человеком, который сможет вернуть Крым.

– Понимаешь ли ты сейчас, куда двигаться дальше?

– Моя жизнь сейчас связана с борьбой за возвращение Крыма. С тем, чтобы в Крыму не было ужасных вещей, нарушений прав человека.

(Над текстовой версией материала работала Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG