Доступность ссылки

Как Крым освещали в международных медиа: что вынесли в заголовки, а чему не уделили внимания – в обзоре Крым.Реалии.

«Как Россия «разыгрывает» Каталонию, чтобы получить передышку в Крыму», – пишет колумнист американского журнала Forbes.

«Россия утверждает, что крымский референдум в марте 2014 года ничем не отличался от других движений за самоопределение, включая Каталонию. Согласно российскому нарративу, крымское голосование инициировали патриотичные крымские законодатели, встревоженные тем, что Киев захватили националисты-экстремисты и неонацистами. Крымский референдум проходил без происшествий и без явного влияния российских спецслужб. «Официальные» результаты выборов в Крыму, широко тиражируемые в западной прессе, показали 97% голосов в пользу аннексии с невероятной явкой 83%. Российское послание: процедура голосования могла быть не идеальной, но результаты выборов являются впечатляющими – так почему все суетятся?

Российский нарратив вдалбливали почти четыре года аудитории в России и за рубежом. Пространство внимания ограничено, и немногие пытаются рассказать об истинной истории аннексии крымских народов, которая была задокументирована следующим образом. Российские спецслужбы захватили здание крымского парламента поздно вечером 27 февраля 2014 года. После укрепления здания пулеметом российские войска пропустили пророссийских депутатов, которые проголосовали за референдум о вступлении в Российскую Федерацию. Если есть сомнения по этому поводу, российские спецслужбы превратили захват крымского парламента в учебный фильм, который легко доступен на YouTube. В довершение всего, Владимир Путин публично рассказал в марте 2015 года, что он «приказал работать над «возвращением Крыма» на ночной встрече 22 февраля». Таким образом, Путин начал процесс аннексии Крыма, а не крымчане, как утверждает Россия. Фактически, новый лидер Крыма, выбранный российскими спецслужбами, является мелким мошенником, чья партия набрала менее 4% голосов на предыдущих выборах».

«Крым. Новые проблемы с турбинами Siemens», – пишет немецкая газета Süddeutsche Zeitung.

«В споре о поставках газовых турбин в Крым российская государственная компания «Технопромэкспорт» потребовала аннулировать некоторые пункты в договоре с Siemens. Эти положения нарушают, в частности, суверенитет российского государства и элементарные потребности его граждан, говорится в заявлении, о котором сообщает в среду экономическая газета «РБК» со ссылкой на заинтересованных лиц. То, что российская компания обязана учитывать санкции Европейского Союза, нарушает суверенитет Российской Федерации, заявляет «Технопромэкспорт». Запрет на установку этих турбин в Крыму также нарушает принцип единого экономического пространства, закрепленный в Конституции страны. В конечном счете, недействительными являются соглашения, если они противоречат общественному интересу, так звучит третий аргумент. Этот интерес заключается в претензии жителей Крыма на надежное энергоснабжение».

«Почему Россия считает себя исключительной?» – задается вопросом австралийское издание The Conversation.

«Больше, чем что-либо другое, военный опыт России глубоко повлиял на ее мировоззрение и самооценку. Это наследие также подпитывает национальный нарратив, охватывающий многие века, для которого характерны не только эпические масштабы, но и эпическая убедительность, способная служить разным целям. Например, оборонительный экспансионизм можно использовать для объяснения аннексии Крыма – в обоих случаях. В первый раз это произошло в конце XVIII столетия, и тогда это было сделано для ликвидации угрозы со стороны крымских татар, которую в течение нескольких веков осуществляли набеги на Россию для захвата наиболее ценного ресурса: самих русских, которых отправляли на невольничьи рынки Ближнего Востока. Во второй раз это произошло, разумеется, в 2014 году, когда Россия заявила, что она защищает русских на этом полуострове от якобы враждебного украинского правительства».

«Крымские виноделы стремятся сбросить ярлык пойла», – пишет американская газета The New York Times.

«Захват Крыма вызвал патриотический угар по всей России, вызвав спрос на крымское вино. Некоторые недобросовестные бизнесмены, ощутившие возможность получения внезапных прибылей, шлепали этикетки «Разлито в Крыму» на любое старое пойло, в некоторых случаях даже импортированное из-за границы. Как только новизна (и ужасное похмелье) исчезли, продажи крымского вина резко упали. Это едва ли было единственным следствием аннексии.

43-летний Олег Репин производит всего 15 тысяч бутылок вина в год со своего виноградника в 5 акров. Он только что купил еще 15 акров, и рассчитывает построить небольшой отель, который будет способствовать развитию туризма. Чтобы добиться этого, он хотел бы взять в кредит эквивалент около 675 000 долларов, но главные российские банки игнорируют Крым из опасения санкций, а местные банки требуют запредельную 20% ставку.

Поскольку из-за санкций некоторые европейские поставщики оборудования прекращают продажи, винодельни пытаются скрыть фактическое место назначения товара, прибегая к разным уловкам вроде фиктивных транспортных документов. Например, на винном заводе «Усадьба Перовских» процесс брожения происходит в четырех новых больших и блестящих бродильных чанах, привезенных из Болгарии, которые стоят за забором из проволочной сетки. Знак, висящий на заборе, гласит: «Зона таможенного контроля». «Формально в Крым они еще не доставлены, – говорит главный технолог Александр Соколов, пожимая плечами. – Но работать-то надо».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG