Доступность ссылки

Нехотя подписывая 2 августа закон о санкциях против России, Дональд Трамп сопроводил его заявлением о том, что Конгресс «вторгается в компетенцию исполнительной власти, ставит в невыгодное положение американские компании и наносит ущерб интересам наших европейских союзников». Не подписать закон президент не мог: в нижней палате Конгресса за этот документ проголосовали 419 членов против 3, в Сенате – 98 против 2. Это консенсус. Президентское вето, будь оно наложено, легко преодолевалось бы.

Но оказывается, закон можно попросту саботировать. 1 октября истек отведенный Конгрессом крайний срок издания подзаконных актов и инструкций, необходимых для исполнения закона, а также на составление списка наказанных за кибервторжение в американскую избирательную кампанию. Составление списка поручили Государственному департаменту, причем сделали это только 28 сентября. Дипломаты теперь ссылаются на сложность поставленной задачи и заверяют, что стараются изо всех сил.

Видные сенаторы-республиканцы Боб Коркер и Джон Маккейн, для которых ситуация с санкциями стала новостью на этой неделе, говорят, что разберутся и найдут способ воздействовать на администрацию. «Они могут говорить все что угодно, – заявил сенатор Маккейн. – Но они обязаны подчиняться закону». Какие, собственно, меры может принять Конгресс? В сущности, вся система американской демократии с ее сдержками и противовесами держится на джентльменском соглашении, на конвенции. А Дональд Трамп – принципиальный нарушитель конвенции.

Коркер и Маккейн входят в число самых жестких критиков президента Трампа, но много ли у них единомышленников в рядах республиканцев, контролирующих обе палаты Конгресса? В последние недели мы наблюдаем явную консолидацию партии вокруг президента. Его речь перед сенатской фракцией 24 октября, проходившая при закрытых дверях, трижды прерывалась овациями. Сенаторы аплодировали стоя, как в самых торжественных случаях. Сложно сказать, как долго продлится эта идиллия, плохо это или хорошо в долгосрочной перспективе, но Великая Старая Партия – теперь партия Дональда Трампа. А Трамп считает все обвинения в сговоре своей предвыборной команды с Россией «фальшивкой».

Три комитета Конгресса ведут расследование «Рашагейта», но в последнее время у них у всех пропал драйв, партийные фракции тянут воз в разные стороны. Комитет нижней палаты по делам разведки, как говорят, может даже издать два отчета: республиканцы в своем напишут, что доказательств сговора не найдено, а демократы – что истина осталась неустановленной из-за позиции республиканцев.

Благосклонность к России оборачивается для США экономическими потерями

Главная причина потери энтузиазма заключается в том, что тема перестала быть приоритетной. Нельзя сказать, что публика больше не интересуется «Рашагейтом». Согласно августовскому опросу, каждый четвертый американец считает, что штаб Трампа нелегально сотрудничал с Россией. В сентябре 54 процента избирателей заявили, что, по их мнению, действия российских «троллей» в социальных сетях повлияли на результаты выборов. Но вместе с тем американцы считают, что у страны есть более важные проблемы, прежде всего в экономике.

Однако выясняется, что благосклонность к России оборачивается для США экономическими потерями. Когда на пятый после инаугурации день президент Трамп дал разрешение на сооружение двух трубопроводов, замороженное при Бараке Обаме в силу ряда причин, главным образом экологических, он одновременно подписал указ, о котором рассказывал на митингах своих сторонников: трубы будут изготовлены только из американской стали. Но на самом деле для компании Evraz North America, чьим главным акционером является Роман Абрамович и чьи главные предприятия расположены в Канаде, было сделано исключение.

С тех пор стальной импорт США вырос на 24 процента. Объем импорта дешевой стали из России растет опережающими темпами: с начала года он увеличился на 77 процентов. Американская сталелитейная промышленность теряет терпение. 21 сентября делегация металлургов встретилась с членами Конгресса и просила напомнить президенту о его обещании. Это правда, говорили они, что профсоюз сталеваров, United Steelworkers, поддержал на выборах Хиллари Клинтон, но многие его члены голосовали за Трампа, обеспечив ему, с небольшим преимуществом, победу в штатах Среднего Запада. В том же месяце министр торговли Уилбур Росс, чьи крепкие деловые связи с Россией в прошлом – ни для кого не секрет, объявил об отсрочке повышения таможенных тарифов на сталь. И это тоже нарушение конвенции исполнительной власти с американским народом.

Владимир Абаринов, вашингтонский журналист и политический обозреватель

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG